Последний подвиг Риты

Среди множества памятников мемориала «Мамаев курган» есть памятник всем работникам медицинской службы, которые внесли свой вклад в великую победу. Но немногие знают, что это отнюдь не безымянный собирательный образ всех военных медсестер. У памятника есть имя – Рита. Именно с фотографии Риты Сергеевой из Златоуста, именем которой в родном городе названа улица, скульптор изваял фигуру, которая до сих пор напоминает потомкам о подвиге этой героической девушки, награжденной орденом Ленина и Красной Звезды.

Когда началась война, ей было всего 20 лет. Записавшись добровольцем, Рита отправилась на фронт. И очень скоро хрупкой девушке выпал шанс совершить настоящий подвиг…

Как же не правы те, кто считает, будто медсестрам на войне приходилась легко. Вокруг разрывались снаряды, стонали раненые, кругом был враг. А они ползли навстречу стонам по развороченной взрывами земле, чтобы вытащить на себе умирающих бойцов. Рискуя напороться на мину, получить шальную пулю или осколок гранаты.

Шли бои под Калинином. Спасая командира батальона, Рита убила в перестрелке двух фашистов и оттащила раненого подальше от поля боя. В сумке комбата, забытой на поле боя, остались важные документы. Что делать – Рите пришлось ползти обратно. Вместе с сумкой комбата она взяла с собой и сумку убитого фашиста, в которой оказались стратегические планы противника.

К награде Риту представили в Кремле. Орден Ленина вручил всесоюзный староста Михаил Калинин. Как радовалась Рита тому, что смогла внести свой вклад в общее дело победы! В своем дневнике она писала:

«Я самая счастливая в мире! Чувствует ли эту радость мамочка моя… Я, я была в Кремле… Михаил Иванович Калинин мне собственноручно приколол на грудь орден Ленина… Я не знала, что делать, но громко поблагодарила и поклялась еще больше быть патриотом Родины... Мне казалось, что я недостойна этого. Сильно билось сердце, не могла уснуть, хотелось кричать, петь и плакать».

Получив заслуженную награду, Рита вернулась в окопы – на этот раз в Сталинград. Десятки людей она вынесла с полей сражений на своих не по-девичьи сильных плечах. Десятки солдат обязаны ей своей жизнью. Но поблагодарить ее они так и не успели... Рита как раз тащила раненого, когда рядом разорвалась мина. Осколок попал в грудь. Медсестра погибла на операционном столе. Ей был всего 21 год… Орден Красной Звезды Сергеева получила посмертно.

Мемориал на Мамаевом кургане знаменит во всем мире. Подвиг девушек-медсестер увековечен в памятнике «Рита». Лицо девчонки из Златоуста стало символом несгибаемого женского героизма. Мама Риты – Анна Павловна – каждый год приезжала к этому памятнику. Повидаться с дочкой…

Альбина Михайловна Ляхова, двоюродная сестра и крестница Риты, г. Златоуст (Челябинская область):

«Хотя мне уже 82 года, Риту я буду помнить всегда, хоть сто лет пройдет. Она была для меня вторым после мамы самым близким человеком, роднее самой родной сестры. В детстве я ее называла „кока“, потому что не могла выговорить слово „крестная“. Так и привыкла — всю жизнь она для меня была Кокой. Мы постоянно ходили друг к другу в гости, она делилась со мной своими мыслями. Однажды — это было уже во время войны, — в Златоуст приехали солдаты-эстонцы, и Рита ходила с ними на танцы. Приходила и говорила: „Вот вырастешь — тоже будешь на танцы ходить“. Тех эстонцев через несколько дней отправили на фронт…

Рита очень хотела, чтобы война поскорее закончилась, поэтому очень рвалась на фронт. Ей казалось, что она сможет приблизить конец войны. Но ее долго не брали — у нее была ранена пятка, однажды она во время купания наступила на что-то острое под водой. Но Рита не сдавалась, закончила курсы медсестер и вскоре стала говорить, что, наверное, ее скоро заберут на фронт. Так оно и случилось. Определили Риту на Дальний Восток, и она обрадовалась, что не сразу на линию фронта. Но на Дальнем Востоке она прослужила недолго — отправили в Сталинград. Поезд должен был ехать через Златоуст, и Рита написала нам об этом — может, удастся свидеться. Мы собрались всей семьей и пошли на станцию — встречать поезд с Ритой. А он проскочил мимо станции, не останавливаясь. Риту мы больше не видели…

Когда Рита еще училась на курсах медсестер, она тренировала на мне способы перевязки. Говорила: „У тебя прострелена нога“, „У тебя голова пробита“ — и бинтовала меня всю — руки, ноги, голову. Потом Рита стала ходить в госпиталь и перевязывать уже настоящих раненых. Денег было мало, бинтов не хватало, поэтому наша Рита носила окровавленные бинты из госпиталя домой. Чтобы стирать, кипятить, сушить и нести обратно. В этом я Рите помогала. Она меня научила скатывать бинты. Это не так-то просто, как кажется. Мне было тогда 10 лет.

Когда пришла похоронка, мама Риты Анна Павловна очень плакала. До конца жизни она каждый год устраивала поминки. А когда поехала в Сталинград посмотреть на знаменитый памятник, посадила на могиле Риты березку. Надеюсь, она растет там и по сей день.

Рита была очень доброй и научила меня, что нужно помогать людям, пока жива. Я и помогаю, хотя мне уже 82 года. Веду клуб анонимных алкоголиков, провожу занятия по гимнастике, много чем занимаюсь. Иногда рассказываю людям о Рите — какой она была, чтобы не забывали».