Римма Маркова: «Я очень люблю мужиков!»

15 января актриса ушла из жизни.

Римма Васильевна прожила 89 лет. За это время она сыграла почти в сотне фильмов, большинство ее героинь – женщины «из народа». А последней ролью актрисы стала хозяйка борделя пани Бася из сериала «Жизнь и приключения Мишки Япончика». Вспоминает режиссер фильма Сергей Гинзбург:

– С Риммой Васильевной мы познакомились на кинофестивале. И сразу подружились. Она с первых минут была словно родной человек. Потом я понял, что это у нее было такое качество: если ей кто-то нравится, то сразу. А если не нравится – тушите свет. Римма Васильевна за словом в карман не лезла и выражений не выбирала.

Помню, как на том фестивале мы с ней отплясывали на вечеринке. А потом она мне сказала: «Знаешь, я очень люблю мужиков. Ты похож на одного моего, которого я любила». На югослава какого-то. Мы смеялись. Она была в ударе, обсуждала мужчин, шутила над собой: «Я старуха, чего там… Ладно уж, тебе скажу все как есть». Было такое удовольствие с ней болтать…

И когда мне понадобилась актриса на роль в «Японце», я подумал о Римме Васильевне. Очень боялся ей звонить, знал, что она могла сказать: «Я буду еще где-то там сниматься?!» – и послать далеко и надолго. Но когда я позвонил и предложил почитать сценарий, она ответила: «Слушай, чего читать? У тебя хоть табуретку сыграю!» И в этом было ее расположение.

Во время съемок ей было 86 лет. Я очень боялся за ее здоровье и старался беречь. Это ведь были многочасовые смены, на ногах, на холоде. К тому же она уже тогда плоховато слышала и носила слуховой аппарат. Но меня поражала ее стойкость. Никаких поблажек! Она была «мужик» в хорошем смысле этого слова, боец. Старческого нытья мы от нее никогда не слышали. Когда мы за ней бегали: «Римма Васильевна, сядьте на стул!», она отвечала: «Да все нормально. Сяду – юбку помну».

Но был момент, из-за которого она переживала. Когда я предлагал: «Давайте сейчас эту сцену не будем снимать, а снимем другую», она говорила: «Нет, я тебя прошу, я не готова к ней, текст не знаю». «Да что там, три слова!» «Нет, мне надо, чтоб я выучила, поняла задачу». Она всегда приходила с выученным текстом, боялась: память может подвести. И дико волновалась. Я успокаивал: «Римма Васильевна, чего волноваться? Вы актриса с таким опытом!» Но она говорила: «Не могу. Меня аж трясет. Я уже не та…» Хотя делала все блестяще.

В перерывах мы с ней болтали о жизни. Она много рассказывала о брате (актер Леонид Марков, ушел из жизни в 1991 году. – Прим. Woman`s Day), она его очень любила. И все время шутила. Бывало, скажет что-нибудь, все лежат. Например, как-то к ней подошел один артист и спросил: «Римма Васильевна, вы меня помните? Пять лет назад был фильм, мы там снимались». Она на него посмотрела и с такой грустью сказала: «Милый мой, а что вчера-то было, не помню…» И вся группа в покатухе.

Но в то же время я ставил ее в пример молодым. Когда кто-нибудь из группы жаловался, что у него что-то болит, я говорил: «Посмотри на Римму Васильевну, ей 86 лет!» Люди переспрашивали: «Сколько?!» Она не выглядела на свои годы. Про нее нельзя было сказать: «Пришла бабка». Пришла барыня! В ней была стать, энергия, мощь. Это очень подходящее для нее слово.