Скандал с сестрой Водяновой: мнение ростовчан

Страсти вокруг инцидента с сестрой супермодели Натальи Водяновой до сих пор не утихают.

Громкий скандал, произошедший в Нижнем Новгороде с Оксаной, сестрой известной модели Натальи Водяновой, остается горячей темой для обсуждения. Напомним, девушку вместе с няней выгнали из кафе за то, что Оксана якобы отпугивает своим видом других посетителей. Woman’s Day выяснил у представителей ростовских заведений, как они относятся к ситуации, а также у мамы особенного ребенка, какое отношение она видит в обществе.

Владимир Лимарев, генеральный директор сети ресторанов «Доберман» и таганрогского Café Олива's:

— Гости наших ресторанов не делятся на инвалидов или прокаженных, и подобная ситуация у нас полностью исключена. Мы обслуживаем все категории граждан. К нам чуть ли не каждый день приходят маленькие дети попить воды, и им не отказывают. Естественно, бесплатно. Когда я узнал о ситуации с сестрой Натальи Водяновой, был крайне разочарован нашей ресторацией. Все мы люди, у каждого свои проблемы, и не надо делить всех на инвалидов и не инвалидов. В своих ресторанах мы контролируем качество обслуживание гостей: есть специальный сотрудник, который следит за работой персонала с помощью видеонаблюдения, микрофонов, «теплых» и «холодных» звонков, тайных гостей и т. д. Если официант или охранник поведет себя некорректно, будет уволен.

Сречко Лончар, шеф-повар и владелец ресторана Fish’ka:

— Если человек родился, он уже человек, какие бы лишения Бог ему ни послал. Нельзя так бессовестно относиться ни к кому. Моя профессия в течение 40 лет – профессия Гиппократа. Ко мне приходят голодные люди, и я делаю для них доброе дело – кормлю. Когда у человека плохое настроение, его можно хорошим блюдом успокоить, вылечить. В мой ресторан приходит одна семья, в которой есть девушка-инвалид, в том числе она не может говорить. Я сам подхожу к этой гостье и общаюсь с ней. Мой поднятый палец и ее поднятый палец означают, что ей все понравилось, ей было вкусно. Бог ведь если где-то недодал, в другом месте обязательно наградит. Такие люди могут быть в два раза чувствительнее, чем остальные. И к людям она, возможно, испытывать в два раза больше благодарности, чем другие.

Светлана, администратор сети кондитерских «Панчо»:

— Я поддерживаю сестру Натальи. Не думаю, что няня и ее мама могли вести себя неподобающе, так как Наталья – публичная личность, вряд ли бы они могли позволить себе такое. К тому же у меня есть знакомые с особенными детьми, считаю, к ним нужно относиться так же, как к обычным.

«Перевернутый дом» в Ростове: отдыхаем вне гравитации!
Подробнее

Юлия Курочкина, сотрудник отдела рекламы и маркетинга сети ресторанов «Рис» и Luka Pizza:

— Политика абсолютно всех ресторанов не позволяет принижать достоинство посетителей с ограниченными возможностями. Ситуация с Оксаной Водяновой получила столь широкую огласку только потому, что ее сестра знаменитость. А такое могло случиться с обычным человеком, и никто бы не стал его защищать. Но это ужасно, неприемлемо. С нашим персоналом работает тренинг-центр, целый учебный отдел. Все обучены правилам поведения, этикета, основам сервиса. Подготовка официантов и менеджеров длится, например, два месяца. У нас везде стоят камеры, и каждый неприятный инцидент с участием персонала будет рассматриваться руководством сети. Наш гость всегда прав!

Николай Гречко, генеральный директор ресторанно-гостиничного комплекса «Домград»:

— Я, безусловно, на стороне девочки. Не она виновата в том, что она с особенностями, а природа. В данной ситуации сотрудники кафе должны были помочь ей. И агрессивное поведение владельца заведения считаю глупым. Мы проводим занятия с персоналом, в том числе объясняем, как вести себя, столкнувшись с необычными ситуациями. Также в ресторанном зале у нас есть небольшая площадь, отделенная зеленью и декором: оттуда все видно, но в то же время создается ощущение, что у тебя отдельное пространство. Возможно, такая зона более комфортна для определенных людей.

Евгения, администратор ресторана «Кинза»:

— Зная по опыту, могу сказать, что многие заведения Ростова относятся к подобным посетителям совершенно спокойно. Это, безусловно, зависит от того человека, который в данный момент находится в главной роли заведения, от руководства. Если администратор адекватный человек, он никогда не скажет ничего, гости бы поели, отдохнули и ушли. Проблем бы не было. Никаких специальных тренингов с персоналом мы не проводим, но когда делаем набор сотрудников, выявляем при собеседовании не только рабочие качества, но и оцениваем его с точки зрения человека.

Надежда Литвиненко, мама четырехлетней Наташи с синдромом Дауна:

— До тех пор пока особенные дети не будут ходить в обычные сады и школы, общество будет чураться и не понимать их. Нам с Наташкой тоже в садике отказали. Объявили: «Это вам нужна социализация, а глядя на вас, другие дети будут деградировать». И такие ситуации сплошь и рядом… С ними встречаются все мамочки, которые имеют особенного ребенка на руках. С любым диагнозом: ДЦП, аутизмом, синдромом Дауна. Все, кто общается с моей дочкой, считают ее позитивной и очаровательной, практически не отличающейся от нормативных детей.

Наши дети – такие же, как все, просто более коряво управляют своим телом

Когда мы с Наташкой гуляем по торговому центру, слышим иногда от других мамочек: «Вот даунов понабежало!» До тех пор пока такие дети не будут интегрированы в школу и общую среду, их не будут понимать. Когда я родила Наташку, даже моя лучшая подруга сказала другой подруге: «Как ты к ней ходишь? Она же больная!» А вы придите, поиграйте с ней и поймете, что она даже лучше, чем некоторые здоровые. На Западе давно готовы к общению с такими людьми, в нашей стране нет. Есть мамочки, которые, родив особенного ребенка, прячутся на дачах, стесняются своего дитя. Всего этого можно избежать – не бояться, везде доказывать свои права. В Ростове хотят создать площадку для таких детей, без острых углов. Но нам в принципе и не надо особых площадок. В этом году мы были в Лоо с лагерем для детей с ограниченными возможностями. Наши дети прыгали на тарзанке! Ребята с ДЦП висели на них, как мешочки. Они не умеют управлять телом, но по их улыбкам, кивкам, глазам видно, что они были счастливы, в диком восторге! Даже дети-аутисты прыгнули, правда, на следующий день – хотели быть как все. Хочу сказать: наши дети – такие же, как все, просто более коряво, не так хорошо управляют своим телом.