Хит

Спорим, вы не знали: 7 удивительных фактов об эрмитажных котах

Первого марта в России отмечают День кошки – самое время вспомнить о пушистых сотрудниках Эрмитажа. Время сейчас непростое, кризисное. Мы решили выяснить, как живется котикам в знаменитом музее.

1. Все коты в Эрмитаже делятся на дворцовых и дворовых

Первые – дворцовые – являются частью экспозиции и встречают посетителей в музейных залах, на картинах и витринах. Вторые обитают во внутренних дворах и подвалах. Их задача – охранять Эрмитаж от мышей, но в парадные залы им проход воспрещен. Нарушили это правило только один раз, ради уникальной фотосессии под руководством главного эрмитажного фотографа Юрия Молодковца.

Снимки получились красивые, но…

«На фотографиях видно, что кошки не очень уютно себя чувствуют в залах с высоченными потолками и скользким полом. Им милее наш подвал с теплыми трубами и низкими сводчатыми потолками», – комментирует ветеринарный врач Государственного Эрмитажа Анна Кондратьева.

2. Первые служители музея были потомками казанского кота Алыбаса

По легенде, еще в ХVIII веке императрица Елизавета Петровна приказала выписать из Казани «самых лучших и больших котов, удобных к ловлению мышей», а при Екатерине Великой эрмитажные котики получили официальный статус хранителей картинных галерей.

3. Каждый кот в Эрмитаже имеет паспорт

Никаких «усы и хвост – вот мои документы» в музее не допускается. Все серьезно! В паспорте – отметки о проведении всех ветеринарных манипуляций, а также номер микрочипа, вживленного в холку кота.

«По большому счету, микрочип под кожей заменяет кошкам фотографию, так что котики даже более продвинутые в этом вопросе, нежели мы, люди», – улыбается ветеринар Анна.

Так что за здоровьем котеек в Эрмитаже следят со всей тщательностью. Ведь они по-прежнему являются служащими музея.

С характером: Какая ты кошка?

4. Имена пушистым охранникам дают в честь богов, художников и архитекторов

А еще – в честь видных полководцев и литературных героев, иначе кличек на всех не хватает. Жили здесь и Офелия, и Медея, и Тамерлан.

В музее охотно рассказывают о появлении ходячей легенды по кличке Вандейка. Как-то ночью в зале с полотнами Рембрандта раздался жуткий вопль «из ниоткуда». Спустя некоторое время источник «нечеловеческого крика» переместился в зал Ван Дейка. И только через неделю, и то не сразу, животное – полосатая красавица-кошечка – позволило себя поймать, отмыть и накормить. Вплоть до выхода на пенсию Вандейка служила верой и правдой, и близко не подпуская грызунов к предметам искусства.