Интервью

Тимофей Копылов: быть клоуном – почетная профессия!

Солист нашумевшей владимирской группы «Рекорд Оркестр» Тимофей Копылов рассказал за чашкой кофе с эклером всю правду о труде, войне и шоу-бизнесе.

Про юношеские пристрастия

– В 8 лет я мечтал петь в группе Modern Talking, думал, когда Томас Андерс умрет, меня возьмут туда, но он до сих пор жив – шутит Тимофей. – В 13 лет я поехал в лагерь и понял, что ребята, которые играют на гитаре, имеют большой успех у девушек. А в 16 услышал песню Smells Like A Teen Spirit группы Nirvana. Вот это торкнуло меня по-настоящему. Сразу захотелось отрастить длинные волосы, дрягаться на сцене с гитарой в руках и что-то истошно орать в микрофон, причем не важно что, лишь бы толпа народу перед тобой прыгала.

Мне нравится работать на публику и удивлять людей. В школе я тащился от внимания одноклассников, вот ты вякнешь что-то, и все ржут. Эдакая истероидно-демонстриуемая манера – весьма паршивая черта для мужчины. Но если ее не удается искоренить, то надо учиться как-то с этим жить, а еще лучше этим зарабатывать. А так мужчина должен меньше болтать и привлекать к себе внимание, больше созидать и создавать. Например, работать на заводе, точить деталь, заниматься земледелием, выращивать батат и топинамбур, или, в конце концов – воспитывать других новых мужчин. Вся беда в том, что я знаю, как надо, могу дать кучу советов, но сам этому не следую – гореть мне за это в аду.

Про труд и творчество

– Описывая некий факт, как художник картину, мне хочется верить, что своим творчеством я поворачиваю головы слушателей в сторону той или иной проблемы. Но я не революционер и не противостою системе. Купить в глуши дом, поставить ветряную электростанцию и жить только за счет пасеки и грядок – у меня кишка тонка, я так не могу. Мне нравится сидеть на диване, смотреть телевизор, ездить на машине. Но и в созидательном труде для меня есть большой кайф. Когда у тебя ничего нет, и на пустом месте что-то вырастает – это отчасти творчество, меня это привлекает. С песней также. Бац! И какой-то припев появился, мы порепетировали, поспорили два месяца и вот она, готова. Парни играют, я пою, зрители подпевают – кайф.

Творчество – это коллективный труд и взаимодействие с другими людьми. Нужно уметь себя правильно поставить в этой системе координат, найти к каждому подход, чтобы коллектив работал. В итоге получается песня, как вырастает дом, иногда удобный, а иногда, хоть и красивый, вычурный, но жить в нем некомфортно. И ты сейчас либо загонишь эту вещь в угол, либо она все-таки увидит свет, но немного не так, как ты ее себе представлял.

Про «Главную сцену»

– Если берешься за чужую песню, самое сложное – выбрать ту, которую не испортишь своим исполнением и примешь как свою. Когда «Рекорд Оркестр» завязался с «Главной сценой», мы изначально думали, что будем исполнять только свои песни, но нам сказали: «Ребята, мы и так сделали для вас исключение. А сейчас будьте добры, либо вы поете золотые хиты российской эстрады, либо адью». Мы начали выбирать песню, отсмотрели гигабайты роликов с конкурсов «Песня года» с 60-х по 2000-е и поняли, что если в эти годы самое попсовое, что ты слушал, – это Slayer и Metallica, то из российской эстрады ничего выбрать не можешь, караул! На тот момент уже в глазах рябило от «гнатюков» и «малежиков»... Тут в моей памяти всплыла малоизвестная песня «Русский снег» (композитор Бабаев, слова Матусовского). Сделали. Сыграли на кастинге: все, начиная с наших продюсеров и заканчивая худсоветом проекта «Главная сцена», были против этой песни, но все-таки нас оценили как, цитирую: «крепкий самобытный коллектив» и дали зеленый свет, но с условием сделать кавер на суперхит. Остается месяц до начала съемок, мы делаем «Тутанхамон» группы «Наутилус Помпилиус», нашли подход, песня зазвучала и... тут мы узнаем, что тот продюсер, за которым нас закрепили на проекте, от нас отказывается и передает другому – продюсеру Григория Лепса Александру Коновалову. Саша послушал «Правда всегда одна...» и сказал: «А все-таки давайте, парни, что-то поярче!» Поярче в нашем понимании оказались куплеты Мефистофеля из оперы Гуно «Фауст». На генеральной репетиции был просто ад, все сотрясалось – Сатана там правил бал и все, включая звукотехников и уборщиц, снимали наш грохочущий номер на телефоны, но! Сидит музыкальный директор второго канала и говорит: «У нас будут проблемы, если мы это покажем в эфире, нас бабушки смотрят, давайте, ребята, другую». Так мы обратно пришли к «Русскому снегу», который изначально и хотели исполнять. Наше видео, где мы в связке поем «Ладу Седан» и «Русский снег», набрало больше всех просмотров. Многие режиссеры видеоклипов предложили свое перо и объектив для визуальной реализации «Русского снега». Потом – песня «Поезд в огне» Гребенщикова. Мы решили преподнести ее как протестное воинственное рок-регги. И здесь нам тоже пришлось пойти на некую рокировку: у нас прекрасный барабанщик Дмитрий Горшков – отлично качает роковые ритмы, все как мы любим, но более тонкие моменты, как джаз и регги, более органично играл Костян Жданов – наш бывший драммер, дух которого до сих пор незримо витает в нашем эгрегоре. Пришлось вытащить Костю из криогенного сна и процесс, что называется, пошел. Спасибо Диме, что наступил на горло собственному самолюбию и пошел на уступки, ради блага группы, ради стремления к перфекционизму. Когда выбирали песни композитора Александра Зацепина, меня чем-то привлекала песня про Душанбе еще до того, как я узнал, кто ее автор. Во-первых, она очень теплая и светлая, а, во-вторых, ее было интересно сыграть на контрасте, после трех зажигательных песен исполнить какую-то лирическую. Здесь мы тоже заняли выигрышную позицию: когда как все участники с искрами из глаз исполняли ударные хиты маэстро, мы со своими минималистичным звучанием дали уважаемой публике возможность немного отдохнуть от творческого напора, фонтанирующего со сцены. Мы испытали колоссальное наслаждение от исполнения действительно искренней песни с легкой ностальгической ноткой по тому времени, когда мы все жили одной семьей и делали одно, не важно какое, но общее дело. Я никогда не был в Средней Азии, но я верю, что «Душанбе» есть в сердце каждого рожденного в СССР. Плюс невозможно описать кайф от ощущения себя таким «советским певцом в пиджаке», которого на концерт привезли на «Волге», а после выступления поведут столоваться в буфет!