Верим в сказки: рождественская история

Специально для портала Woman's Day писатель Александр Аннин написал святочный рассказ "Чаевые под Рождество".

«Виктор машинально протирал и без того сверкающие чистотой бокалы и поглядывал на забавную парочку, пристроившуюся за самым неудобным столиком. «Он» с потешной изысканностью ухаживал за своей спутницей, подавал ей то салфетку, то прибор со специями; «она» с какой-то трогательной жеманностью принимала эти знаки внимания. Примечательным в этой парочке, переступившей порог ресторанчика с детским смущением на лицах, был возраст: никак не меньше полутора веков на двоих. Дед, осанистый, седобородый, был одет в старомодную тройку, на носу у него посверкивало пенсне – наверное, последнее в столице, применявшееся по прямому назначению. Пожилая леди чопорно куталась в полинялую меховую горжетку.

В общем-то, сесть старик со старухой вполне могли бы и за столик поприличней – скажем, у окна или под раскидистой пальмой: других посетителей, кроме них, в ресторанчике не было. Но, видно, природная застенчивость и отсутствие опыта в посещении подобного рода заведений заставили их забиться в угол возле самого входа. Да еще, скорее всего, скудость финансовых средств: то, что «молодожены» не при деньгах, явствовало из их более чем скромного заказа.

Виктор вздохнул: все эти его наблюдения вели к одному-единственному логическому выводу - чаевых ждать не приходится. Хороших чаевых, имеется в виду.

А когда он, собственно говоря, в последний раз получал приличные чаевые? Давненько… Помнится, какой-то толстосум по-барски наградил его за расторопность, проворчав напоследок замысловатую тираду, что, мол, ни один ресторан еще не навевал на него такую смертную тоску, как этот, куда он забрел совершенно случайно и больше появляться здесь не собирается.

Похоже, скоро здесь вообще перестанут бывать посетители: хозяин вот-вот закроет заведение, приносящее одни лишь убытки. Все тому идет. Из всей обслуги остались только Виктор да официантка Люся, и они работают по очереди. Пора искать новое место…

У Люси с этим проблем не предвиделось: недавно ее дядя купил небольшой, но весьма престижный ресторанчик и звал туда племянницу старшей официанткой. «А ты, Витек, мог бы занять пост метрдотеля», - загадочно подмигнула напарнику Люся.

Виктор прекрасно понимал, что метрдотелем он может стать лишь в том случае, если заделается родственником хозяина, Люсиного дядюшки… Что ж, жизнь есть жизнь, к тому же Люся – весьма аппетитная и не стервозная девчонка. И все-таки… Сначала он попытается решить свои проблемы самостоятельно. А там видно будет.

…Странная парочка в нерешительности поглядывала на Виктора, и он понял, что пора выписывать счет. Негусто… Но у Виктора не поднялась рука накинуть к сумме хоть бы полтинник: ну что с них взять, с этих пришельцев из прошлого… Почтительно положил перед стариком кожаную папочку с квитанцией и с достоинством удалился, чтоб не смущать супругов.

- Спасибо вам, Виктор, - послышался из-за спины голос дамы. – Счастливого Рождества!

Откуда она знает, как его зовут? Ну конечно же: к его рубашке приколота бирочка с именем. А вот насчет пожелания счастья – тут бабка явно глумится. Все его счастье осталось в прошлом, впереди ждут одни проблемы. Поиск работы – это так, пустяки. Искать придется к тому же хоть какое-то пристанище: завтра, аккурат на Рождество, он уезжает из обустроенной, ставшей такой родной квартиры. Оставляет все жене – такой вот широкий жест. Дескать, мы бедные, но гордые. Судья по ошибке проставила в повестке об их явке для оформления развода завтрашнее число, а ведь завтра Рождество, в суде выходной… Ладно, посетим святилище Фемиды на другой день, а завтра – переезд. Вещички он уже сложил, нищему собраться – только подпоясаться».