Эксклюзив

Династии: семейные тайны Виторгана и Собчак

«Антенна» и Woman's Day начинают серию материалов про большие творческие семьи из мира кино и шоу-бизнеса. Cегодня мы представляем родословную семей Максима Виторгана и Ксении Собчак.

РАЗВЕРНУТЬ ИЗОБРАЖЕНИЕ ВО ВЕСЬ ЭКРАН

Ксения Румянцева, дочь Эммануила Виторгана от первого брака с актрисой Тамарой Румянцевой (ее родители расстались, когда актер встретил Аллу Балтер):

«Нельзя сказать, что мы с папой, когда я росла, совсем не виделись. Просто общались постольку-поскольку. Он приезжал на гастроли в Петрозаводск, где мы с мамой жили, когда я еще училась в школе. Я иногда ездила в Москву, ходила в его театр на спектакли. Делала это по собственной инициативе, специально он меня туда не приглашал. Приходила к нему и за кулисы. Пыталась наладить диалог, но тогда у нас он с трудом складывался.

Папа был у меня на моей первой свадьбе 26 лет назад – я его сама пригласила. А потом мы как-то опять потерялись, долго не общались. Возобновили связь в году 2002-м, когда в жизни папы появилась Ира (третья жена актера. – Прим. «Антенны»).

Сейчас они звонят нам не только по праздникам, просто справиться, как у нас дела. Нам стало легче общаться. И во многом это заслуга Ирины. Исходя из своего жизненного опыта, сама пережив развод с мужем и последующие проблемы в общении его с дочкой, понимаю: все в поведении мужчины зависит от женщины, которая рядом с ним. Муж и жена – абсолютная голова и шея. И Ира оказалась той шеей, которая повернула голову к нам. Уверена, если бы она не появилась в жизни папы, всего бы этого не случилось.

Ира стала и для отца спасением. Папа – совершеннейший трудоголик, при этом творческая личность, абсолютно не приспособленная к жизни. Если бы не Ира, не знаю, как бы он сейчас существовал».

«Я уже много лет живу с дочерью Сашей, сыном Никитой и внуками Алисой и Марком на острове Валаам. Добираться к нам сюда очень сложно, да и нам в Москву нашей большой семьей, да еще и с собаками, ехать проблематично. Поэтому с отцом и Ирой мы видимся нечасто, приезжать друг к другу на праздники не получается. Папа с Ириной здесь у нас не были. А встречались мы последний раз, когда всей семьей приезжали в Москву на программу «Пусть говорят» в декабре прошлого года. Папа тогда впервые увидел своих правнуков. Да и Никиту он помнил совсем маленьким, а тут перед ними сидел уже дядька. Но сын у меня коммуникабельный, они с дедом быстро нашли темы для разговоров. Мы были в гостях у папы с Ириной, но места у них там немного, поэтому они снимали для нас хорошую гостиницу. Тогда мы наобщались, наговорились со всеми вдосталь.

Многие говорят, что внешне я похожа на папу. Со стороны, конечно, виднее, но характером я точно больше в маму. А вот Никита в виторгановскую породу, они и с Максимом очень похожи, и с папой. Я еще на программе обратила внимание, что руки моего сына и его деда словно руки одного человека. Никита недавно вернулся из армии, он пока думает, чем ему дальше заниматься. Дочь по профессии хореограф, но несколько лет работала в детском саду. Я, как и родители, пошла по творческому пути. Руковожу домом культуры на Валааме. У нас свой театр, есть и кукольная студия, всего занимается человек 30. Дом культуры у нас необычный. Я (всех остальных уже сократили) придумываю проект и под него набираю людей. На днях в шестой раз проводили валаамскую «Минуту славы». В этот день мы предоставляем сцену любому человеку, который оказался на острове и решил участвовать в нашем проекте. Каждый показывает то, на что он способен: люди поют, танцуют, стихи читают, рисуют. А я этот процесс организовываю. В этот раз был поставлен своеобразный рекорд: участников пришлось делить на две группы – в каждой было больше 30 человек».