Жаклин Кеннеди: американская мечта

Повороты ее судьбы можно смело назвать головокружительными. Она прошла путь от колумнистки до помощника редактора, в промежутке побывав женой президента США и главного миллионера Европы, оказав существенное влияние на мировую политику, став иконой стиля для целого поколения и при этом оставаясь самой собой. История жизни Жаклин Кеннеди, ставшей лицом эпохи.

Джеки росла в семье, положение которой доставляло ей все радости жизни, какие только мог получить благополучный американский ребенок. Ее окружали элегантные люди и элегантные вещи. Она проводила дни, гуляя по Центральному парку и катаясь на лошадях в Ист-Хэмптоне. Впрочем, статус не только давал определенную свободу, но и ко многому обязывал, заставлял следовать принятым в обществе и довольно строгим правилам, против которых Джеки начала бунтовать еще ребенком. Однажды в четырехлетнем возрасте она сбежала от няни и сестренки, с которыми отправилась на прогулку в Центральный парк. Ее семья была на грани истерики, когда позвонили из полиции и сказали, что была найдена маленькая девочка, наотрез отказавшаяся назвать свое имя и давшая этот телефонный номер. Мать нашла Джеки в полицейском управлении, где ей рассказали, как малышка подошла к полицейскому в парке и объявила: «Похоже, моя няня и сестра потерялись».

Отец Джеки Джон Вернон Бувье был невероятно красивым мужчиной, ветреным сердцеедом и крупным знатоком женской натуры. С юных лет он наставлял ее: «Стиль – это то, что ты есть. Это суть твоего существа – то, что делает тебя Бувье». Блэк-Джек (так его прозвали за иссиня черные волосы и веселый нрав) преподал Джеки первые уроки моды. Отец устраивал для нее и ее сестры Ли настоящие мастер-классы стиля в лучших магазинах Нью-Йорка. Вкус к изысканной одежде, умение ее носить и сочетать были преподаны девочкам одновременно с азами математики. Развод родителей отчетливо разделил влияние матери и отца. Дженет, полная противоположность Блэк-Джеку, внушала Джеки строгое чувство формального протокола и скучноватой элегантности. Однако сочетание того и другого создало уникальную противоречивость знаменитого стиля Жаклин – яркого и строгого одновременно.

Окончив университет, Жаклин начнет работать колумнисткой в «Вашингтон Таймс-Херальд», и эту, некогда незначительную колонку, превратит в главную изюминку газеты. Набирая журналистский опыт, Жаклин испытывала все больший и больший интерес к политике и постепенно приобрела довольно серьезный авторитет в качестве политического аналитика. Несомненно, это увлечение лишь подогрело ее интерес к молодому конгрессмену из Массачусетса, встреча с которым так невероятно изменила ее жизнь.

Одна из самых знаменитых историй любви начиналась весьма прозаически. Джон Ф. Кеннеди и Жаклин Ли Бувье познакомились у друзей. Кеннеди был впечатлен блестящей молодой леди, однако Жаклин хранила видимое равнодушие. Общие знакомые проявили незаурядные таланты в том, что она впоследствии назвала «бесстыдным сводничеством».

Бракосочетание Бувье-Кеннеди стало событием национального масштаба. Трехтысячная толпа прорвала полицейские ограждения, чтобы поприветствовать Джеки, прибывшую на бракосочетание. Она была просто ослепительна в платье из шелковой тафты цвета слоновой кости, и новобрачную, вошедшую в церковь, встретил дружный вздох восхищения. Эпоха, которую впоследствии будут сравнивать с правлением легендарного короля Артура, началась с восшествия на престол королевы.

Ощутимая помощь и дружеская поддержка Жаклин сыграли определяющую роль в становлении карьеры ее мужа. Поговаривали даже, что американцы не столько избрали Кеннеди своим президентом, сколько Джеки – своей Первой Леди. Ей тогда был всего 31 год. Незаменимая соратница своего мужа, в новом статусе она не только оказывала значительное влияние на течение общественно-политической жизни Америки, но и стала непререкаемой законодательницей стиля.

Едва вступив в Белый дом, Жаклин превратила политическую резиденцию в храм изысканного вкуса. Впрочем, если грандиозные перестановки в доме президента были очевидны лишь для избранных, непревзойденный стиль самой Жаклин был у всех на устах. Она отнеслась к образу первой леди со всей серьезностью и тщательно обдумывала каждую деталь костюма. «Моя одежда должна отличаться безупречным вкусом – быть абсолютно простой и абсолютно прекрасной», - говорила она. Первый университетский год, проведенный во Франции, сильно повлиял на вкусы Жаклин. В бытность Первой Леди, следуя гражданскому долгу, она отдавала предпочтение американским дизайнерам – Норманну Нореллу, Стелле Слоут и Олегу Кассини. Однако ее знаменитые двойки – прямые платья и пиджаки с укороченными рукавами и круглым вырезом – были явно вдохновлены Шанель. Французские корни (со стороны отца), отличное владение французским языком и необычное для американки понимание тонкостей парижской моды сделали Жаклин героиней дня, когда она вместе с президентом прибыла с официальным визитом во Францию. «Я просто сопровождаю свою жену в Париже, и мне это чертовски приятно», - шутил Кеннеди.

Гибель Джона Кеннеди 22 ноября 1963 года повергла в шок всю Америку. И, похоже, единственным оплотом стойкости и мужества на ее бескрайних просторах осталась вдова убитого президента. Страна была парализована ужасом и горем. Видные политики, лидеры иностранных держав не могли сдержать рыданий, но Джеки хранила великолепное спокойствие – она умела скрывать не только свои недостатки, но и чувства. Едва начав оправляться от этого горя, Жаклин получила еще один удар. Убийство ее деверя Роберта Кеннеди, бывшего ее единственной поддержкой после смерти мужа, окончательно подкосило ее и повергло в глубочайшую депрессию, усугублявшуюся паническим страхом за жизнь детей.

Брак с Аристотелем Онассисом стал спасением. Он был щедрым, понимающим, надежным и любящим. И он мог дать детям Жаклин защиту и убежище от мира, ставшего физически опасным для тех, кто носил фамилию Кеннеди. Впрочем, если этот союз и был хорошей идеей, то никак не хорошим ее воплощением. Как вскоре выяснилось, между двумя супругами было мало общего, и каждый жил своей жизнью. Джеки скучала и сорила деньгами – бережливость никогда не была в числе ее достоинств. Освободившись от статуса Первой Леди, Жаклин показала миру новую грань своего стиля – вызывающую и экстравагантную. Она носила облегающие джинсы, футболки без лифчика, смелые юбки и легкомысленные шляпки. И даже ее повседневная одежда каким-то загадочным образом становилась писком мировой моды, как произошло с брюками капри и сине-белым полосатым джемпером, в который вслед за Джеки обрядились американские и европейские модницы.

После смерти второго мужа, Жаклин Бувье Кеннеди Онассис, одна из самых богатых и знаменитых женщин мира, в очередной раз шокировала общественность. Она устроилась на работу в издательство «Вайкинг Пресс» простым помощником редактора за 200 долларов в неделю. Испытав на себе все «прелести» привилегированного положения, она хотела наконец-то начать вести нормальную жизнь.

В этот период Жаклин действительно стала по-настоящему счастливым человеком. У нее была любимая работа, была семья и возможность уделять ей максимум времени. Дети Кеннеди, благодаря стараниям матери, выросли в удивительно здоровой для их положения атмосфере и дали ей немало поводов для гордости.

В 1993 году у Жаклин обнаружили лимфому. Однако свой последний год, как и всю свою жизнь, она прожила полно и радостно, не сдаваясь и не впадая в уныние. Терпя сильнейшую боль, она беспокоилась больше о чувствах других, чем о себе. 19 мая ее сын объявил миру: «Этой ночью, около четверти одиннадцатого, моя мать скончалась в окружении друзей и семьи, ее книг, людей и вещей, которые она любила. Она сделала это по-своему, так, как ей хотелось бы, и мы счастливы, что это так, и теперь она в руках Божьих».