«Нюхач» Кирилл Кяро: «Я созрел, чтобы стать мужем и отцом»

«Важно, когда ты не один. Когда, победив дракона, есть кому об этом рассказать. И кому посвятить победу. Просто и банально, но это работает», – говорит актер.

Фото:
Persona Stars

О ролях

Фото:
Первый канал

— Герои, которых я играю последнее время (в «Нюхаче», «Джуне», «Изменах»), внутренне закрытые люди, интроверты, скептики с кучей скелетов в шкафу, – рассказывает Кирилл. — Я и сам немного таким становлюсь. Когда долго общаешься с кем-то, начинаешь перенимать. А персонажи – они как реальные люди, друзья или знакомые, даже ближе. Кажется, мне срочно нужна роль обаятельного весельчака!

Лично с Джуной я знаком не был, только видео смотрел. Но, если честно, не уверен, что хотел бы. Не люблю себе признаваться, но немного верю во все эти мистические истории и слегка побаиваюсь. На всякий случай. В старой двушке на «Соколе», где я жил лет 10 назад, определенно кто-то был. Ходил по ночам, включал радио и пугал кота. Но я неизменно поливал лимон в горшке, посаженный бывшим хозяином, и заводил часы с кукушкой. Меня никто не трогал, и я считал это хорошей сделкой.

Что касается фильма «Измены», главная роль там не у меня, а у девчонок, Лены Лядовой и Глаши Тархановой, а мы так, вокруг суетимся, переживаем, ревнуем, недоумеваем. Об этом и история. А насчет самих измен – все неоднозначно и зависит от ситуации. В одном я на 110% согласен со своим героем: в измене всегда участвуют двое – тот, кто изменяет, и тот, кому изменяют.

Об актерской профессии

Мечта стать актером появилась, когда я случайно попал в студию при Русском драмтеатре в Таллине. Театр, его атмосфера, люди, разговоры, закулисье, игра на сцене, аплодисменты – это наркотик. Редко кому удается выйти из этой истории сухим. Из нашей студии почти все поехали поступать, многие поступили. Я был в эйфории, у меня была цель, и советы и возражения не могли на меня повлиять.

Первый раз меня узнали на улице еще в Таллине, когда работал одновременно в Русском театре и ресторане на Ратушной площади. Женщина подошла и сказала: «А я вас знаю!» «Вы видели мои спектакли?» – «Какие спектакли? Вы же из ресторана! Спасибо вам большое, вы сделали наш вечер ярким и незабываемым!» И мне это было чертовски приятно. Потом узнавали по работам в театре, потом долгое время по «Ликвидации», потом: «О, а вы же Нюхач». Теперь я Кирилл из «Измен». Пока мне это нравится, когда узнают, говорят приятные слова, просят автограф и селфи. А вот как этим пользоваться, непонятно. Не могу же я открывать дверь ногой со словами: «Я актер, пропустите без очереди!» У Хармса есть рассказ: выходит режиссер на сцену и говорит: «Я режиссер», а из зала слышен голос: «А по-моему, ты говно». Как-то так.

Что касается роли мечты, это что-то вроде Макмерфи из «Полета над гнездом кукушки». Мечта молодости, наверное. Ну и Джек Николсон – величайший актер, я давно и навсегда подпал под его странное обаяние. Еще хотел бы сыграть гонщика, стритрейсера типа Райана Гослинга в фильме «Драйв», какую-нибудь гоночную историю про скорость, смелость, адреналин, риск.

Я становлюсь совершенно невыносимым, когда нет работы. Периодически мечтаю о том, как было бы круто уехать на год в Индию или Таиланд, обнулиться, но при этом почти уверен, что не смогу, вместо занятий йогой на рассвете буду целыми днями висеть на телефоне или в соцсети, обсуждая новые планы. Пора признаться, что я – трудоголик, умею отдыхать, только если по возвращении ждет крутой проект.

О других профессиях

Фото:
Юлия Дузь

У меня отец и брат – моряки. Брат, правда, уже несколько лет как забросил море, но, надеюсь, он к нему вернется. Я тоже хотел быть моряком, до прихода в театральную студию ни о чем другом не помышлял. Но тщеславие оказалось сильнее. Иногда кажется, море мне мстит. То медуза ужалит, то волна так закрутит, что еле живым выбираюсь с полным ртом песка. Но конечно же это совпадения (смеется).

Перепробовал много профессий. В порядке очередности: разнорабочий на рыбообрабатывающей фабрике (школьником летом), дворник, работник эстонского посольства, гид корейских туристов, продавец CD, официант, устроитель театральных гастролей, водитель. Еще хочу научиться хорошо играть на гитаре, а не просто брать пять аккордов, и стать музыкантом. Ну и опять же гонщиком. Еще хорошим мужем и отцом. И хорошим человеком. Не согласен, что хороший человек – это не профессия, очень даже профессия!

А был момент, когда я пришел на биржу труда. Там первые три месяца тебе пытаются найти работу по специальности, а если не получается, предлагают любую работу. (Не знаю как в России, но в Эстонии это так.) Вначале ничего предложить не могли, потом предлагали в основном стройку. Тогда наши отношения и закончились. Было очевидно, что никакой работы биржа мне найти не сможет, но все это ради пособия, на которое я покупал билеты на поезд «в Москву, в Москву!».

О покорении столицы

Москва не сразу меня приняла. Главная трудность состояла в том, что я перестал себе нравиться. Стал нервным, истеричным, неуверенным в себе. Это ж были 90-е годы, когда я выпустился из Щукинского училища. Тяжелое время для всех. И я вернулся в Таллин, в «санаторий», мне нужен был отдых после Москвы, хоть какая-то финансовая стабильность, ощущение твердой земли под ногами. Спустя пять лет все само так закрутилось, что я снова оказался в Москве. Мечтал работать в нескольких городах одновременно; теперь иногда, просыпаясь утром, не могу понять, где я. Скоро буду себе на утро записки оставлять (смеется).

О девушке

Фото:
Юлия Дузь

Юля уже 10 лет живет со мной- чудесный человек, интересный, талантливый, слышащий. Она фотограф и хорошо чувствует кино. Ее самый весомый комплимент? «Ты Джордж чертов Клуни!» Это на самом деле цитата из какого-то американского фильма, где парень жалуется своему другу, что жена не видит в нем мужчину, не любит и не уважает и никогда не смотрит на него как на «Джорджа чертова Клуни». Так что Клуни – часть нашей мифологии (смеется).

Благодаря Юле мой второй приезд в Москву был намного удачнее. Поддержка проявлялась и в бытовых вещах, и в правильных словах, и в ощущении, что я не один и что, победив очередного дракона, есть кому об этом рассказать. И кому посвятить победу.

Считаю, женщина должна чувствовать себя женщиной, а мужчина – мужчиной. Или, точнее, так: женщина должна чувствовать себя любимой, а мужчина – героем. Просто и банально, но работает. А главное о женщинах… Пока не понял, собираю информацию (смеется).

К перспективе отцовства отношусь хорошо, раньше немного побаивался, но теперь более-менее готов. Полностью готовыми, наверное, мужчины не бывают никогда. Для нас это высшая математика. А учить подрастающее поколение ничему не буду, все равно бесполезно, буду книжки на ночь читать и песни петь про Щорса, красного командира (смеется).

О собаке

У меня есть собака – всеми любимый, вконец избалованный, тем не менее очень умный и послушный пес, ирландский пшеничный мягкошерстный терьер. Ангел и хранитель нашей семьи. Он пастух по призванию, не дает нам расходиться в разные стороны: вышли из дома вместе – должны вместе вернуться. Компанейский и взбалмошный лохматый барбос. Соседи говорят, вылитый я (смеется).

Фото:
Юлия Дузь

О ритме жизни

Мы переехали за город, но «деревенский образ жизни» – не про нас. Постоянно мотаемся в Москву. При этом стараюсь жить по неспешному таллинскому времени. Всегда нахожу момент, чтобы побыть наедине с собой, подумать, почитать, попить кофе, да просто потупить перед компьютером. И это я ни за что не променяю на разные полезные и нужные для работы и карьеры вещи. Могу работать по 25 часов в день, после ночной съемки в Петербурге лететь на дневную в Москве, а потом на ночную в Киев, но посреди этого бешеного темпа мне необходимо делать паузы, выдыхать, восполнять энергию. Не умею быть москвичом, мне нужна перезагрузка.

О фамилии

Понятия не имею, что значит моя фамилия. Говорят, что-то то ли норвежское, то ли эстонское. Что касается родословной, самое дальнее, что я знаю: мой прадедушка еще до войны в поисках лучшей жизни переселился из Эстонии на Урал, и у него было 10 детей. Часть из них вернулась в Эстонию, часть уехала в Узбекистан. Там целый клан Кяро!