Звездные участники шоу «ТАНЦЫ» в Барнауле: как это было

Участники первого сезона шоу «ТАНЦЫ» на ТНТ дали большой концерт в Барнауле. На сцену вышли самые известные участники проекта, в том числе и любимцы публики: эксцентричный Александр Волков, сестры Михайлец, известные своими драматическими номерами, победитель первого сезона шоу «ТАНЦЫ» Ильшат Шабаев, финалист Виталий Савченко, Юлиана Бухольц, Юля Самойленко, Пена, Снежана Крюкова... Woman`s Day пообщался с Александром Волковым и Антоном Пануфником.

Фото:
Юлия Аверина

– Поклонники встречают вас с огромным ажиотажем. Такая бешеная популярность в жизни помогает или мешает?

— Для работы это хорошо, для бытового существования – не очень. Свободы меньше стало. Конечно, адаптируешься. Например, чуть-чуть больше времени закладываешь на дорогу, на тот же поход в кино. Чтобы с поклонниками пообщаться, автографы дать. Для людей это событие, это делает их счастливее, им будет что вспомнить. А вообще, есть маскировка. Одеваешься как стандартный человек, и, в принципе, народ не обращает на тебя внимания, особенно в Москве. В Петербурге сложнее затеряться в толпе, в маленьких городах тоже.

У популярности две стороны, как у монеты. С одной стороны, это хорошо – потому что ты чей-то любимец. Меня узнают, делают в ресторанах комплименты от шеф-повара. Мою маму в городе называют «мать звезды». Из плохого – то, что пишут в соцсетях гадости, правда, я их не читаю. На самом деле меня знают только мои друзья, близкие, а те, кто увидел что-то по телевизору и спешат высказаться – просто хейтеры. Но у каждого есть право на свое мнение. Бывают навязчивые люди, невоспитанные, на улице буквально за руки хватают. Я не для того шел на «ТАНЦЫ», чтобы ко мне подходили и говорили: «Эй, чувак, я тебя знаю».

Фото:
Юлия Аверина

А как относитесь к поклонницам?

Большинство девушек ведутся на внешнюю картинку. Вот сегодня я есть по телевизору – здорово, у меня куча поклонниц. Завтра меня нет в эфире, есть другой парень. Для меня главное, чтобы человек был заинтересован творчеством, остальное мне по барабану, я абсолютно ровно общаюсь со звездами любых форматов. Для меня авторитетов нет, я сужу о человеке по его творчеству. Вот, например, Ляйсан Утяшева. Мы как-то сошлись характерами во время проекта. Она меня поддерживала, за меня искренне болела. До сих пор периодически переписываемся.

— Как-то я сказал: «Поклонниц-то много, но смысл от них, если им всем по 13−15 лет». Очень большой резонанс вызвало в социальных сетях это высказывание, и мне начали писать девушки 20, 25, 30 лет. Вообще, в то, что можно с поклонницей завязать отношения, я слабо верю. У человека есть мой образ в голове из телевизора. Он не знает, какой я на самом деле – хороший или плохой, что я люблю. Я придерживаюсь такого правила: фанаты – это фанаты, а общение с людьми происходит, только когда я с ними лично знакомлюсь и мне интересно.

Фото:
Юлия Аверина

Как сейчас проходит ваш стандартный день?

Концерт – поезд – утро – разогрев – сцена – концерт – поезд.

Мы приезжаем на площадку, сразу начинаем репетировать. Много физической нагрузки, эмоционально устаешь, потому что отдаешь свою энергетику зрителям. Если по таймингу есть гостиница, то отдыхаем. Бывает, как сегодня – после концерта сразу в поезд. У нас даже не будет времени выйти к поклонникам. Хотя этот тур дается проще, чем первый, клубный.

А от чего не можете отказаться даже при таком плотном графике?

От общения в What`s App.

От душа. А вообще, главное для меня в таком ритме жизни – массаж и сауна. Не поспать лишних два часа, а сходить к массажисту, например, чтобы мышцы размять.
Фото:
Юлия Аверина

Какими видите себя через год?

Постаревшим. Шучу. На самом деле, это сложный вопрос. Если я продолжаю сотрудничать с ТНТ, то буду делать то же, что сейчас – концерты и так далее. Если нет, то я занимаюсь своим проектом и ухожу в свою субкультуру, из которой, собственно говоря, и пришел. Это будет ясно после гастрольного тура.

Танцевать вечно так, как мы танцуем, невозможно. Организм у нас живой, я вот не киборг, как Волков. Мы сильные, подготовленные, но это все равно очень тяжелый труд, сравнимый с шахтерской работой. Нужно смотреть в будущее, в конце концов думать, как зарабатывать дальше. В 50 лет ты не сможешь так прыгать на сцене. Конечно, через год танцы для меня не закончатся, но я просто хочу открыть новые направления для себя. Раскрывать карт не буду, скажу, что это тоже связано с искусством.

Фото:
Юлия Аверина

Что изменилось за последнее время в вашей жизни?

Ритм жизни изменился. Я сейчас приезжаю к своим друзьям в Белоруссию, и мне кажется, что они не белорусы, а эстонцы: все делают тааак мееееедленно, ездят медленно, говорят медленно, никуда не спешат. Они говорят: «Антон, ты что! Мы же такие, как и были». Вот именно. А я-то изменился. Скорость жизни должна быть другая, чтобы двигаться куда-то. Приоритеты меняются в жизни, желания. Раньше, допустим, хотелось просто машину, а сейчас уже какой-нибудь новый «мерседес» s-класса. И этот «мерседес» в обслуживании стоит столько, сколько машина, которую ты раньше хотел.

А еще появилось очень много знакомых, добрых людей. Но и некоторые старые знакомые вернулись в мою жизнь. Забавно, как только появилась популярность, сразу потянулись к тебе люди.

А новый сезон шоу «ТАНЦЫ» смотрите?

Конечно, смотрю! Там моя жена участвует, я за нее болею. Ничего ей не советовал, говорил просто выйти и станцевать, не волноваться. Вообще, ее участие в шоу – исключительно моя идея. Но после кастинга она сказала: «Саша, молодец, что заставил. Я бы сама не набралась смелости».

В первом сезоне был такой wow-эффект, зато в новом все сделано более профессионально, начиная от съемок и монтажа, заканчивая хореографами. Новый сезон сто процентов откроет интересных персонажей. Я танцоров называю персонажами, потому что в танце важно иметь душу, внутреннюю наполненность. Набор биомеханических роботов можно увидеть в каждом балете. «ТАНЦЫ» на ТНТ интересны тем, что это даже не танцы, это другой формат искусства, которому надо придумать другое название.

Вот смотрите, есть танцор – это краска, которой рисуют. Ему говорят: встань так, сними штаны, попрыгай, и он это делает. Есть хореограф, который из этих прыгающих людей-красок рисует какую-то картину, которую он видит. И педагог, как технический работник, который учит танцевать. А во всем этом, в танцоре самом, нет жизни. Есть много тех, кто отлично двигается, но я это называю «танцующее мясо». Прыжок ради прыжка, шпагат ради шпагата – ну и что дальше? А на шоу «ТАНЦЫ» у участников симбиоз всех достоинств, которые превращают их в личности. И зритель, и жюри привыкает оценивать танцоров именно как личностей.

У меня есть друзья, которые пошли на новый сезон. Олег Клевакин, танцовщик из Екатеринбурга, мы с ним пересекались на одном проекте 2 года назад. Лена Головань, моя подружка. У нас с ней даже дни рождения в один день, и похожи мы с ней очень. Все время смеемся, что она моя младшая сестра. Максим Нестерович – это мой хореограф, который ставил мне танец вампира. Я готов слать за них смски, поддерживать, привозить им вкусности, потому что сладкого всегда хочется безумно. Но советовать ничего не буду, они должны пройти этот путь сами и научиться именно на своих ошибках.

Что посоветуете начинающим танцорам?

Бросайте танцы! Шучу. Смотря, зачем они идут в танцы. Важно понимать это с самого начала. Я вижу огромное количество «затанцевавшихся». Они пришли танцевать в детском возрасте, продолжали в юношеском, по инерции – в студенчестве, там даже получался какой-то заработок и поэтому они не оставляли этого занятия. А потом студенческая пора закончилась. Обычно после нее люди делятся на две категории. Сильные, которые могут обеспечить себя своим искусством, и слабые, которые этого не могут. Они садятся в офис, времени на танцы становится все меньше, и они плавно растворяются в бытии. Те, кто остается, чаще продолжают существовать как «собака-танцевака»: тут мастер-класс, там подтанцовочка и так далее. Превращают это в работу.

Я вижу танец немного в ином свете. Вот у нас мастер-классы любят называть «Танец – это жизнь», «Танец – это все». Это полный бред. На самом деле искусство в нашем обществе служит не для самовыражения. Самовыражаться можно в одежде. А когда что-то идет в массы, это в любом случае система пропаганды и формирования ценностей, и это важно осознавать.

И задача искусства формировать правильный набор ценностей. Думать не только о себе, но и о следующих поколениях, о прогрессе. Мы садим зерна, которые должны вырасти в огромное деревья. И должны сделать что-то, что бы могло нашу человеческую сущность улучшить посредством тех инструментов, которые у нас есть. Мы воспитываем тела и с помощью них показываем определенные истории. Мне хочется, чтобы танец говорил о вечном, а не о крутости отдельного исполнителя. Не о какой-то банальной театральщине, не о бытовухе, не о мозговом самокопании, которое ни к чему не приводит. А о вещах, которые позволяют нам стать чуть выше, приблизиться к той планке, к которой мы идем, как говорил Ницше – к сверхчеловеку.

Смотрите «ТАНЦЫ» каждую субботу в 21:30 на ТНТ.