Татьяна и Екатерина Догилевы: «Только становимся подругами»

Дочь известной «блондинки за углом» тоже выбрала для себя актерскую стезю. И отправилась покорять Голливуд.

– Татьяна, как вы отнеслись к решению дочери пойти по вашим стопам?

— Я не пыталась ее отговорить. Единственное, мне не хотелось, чтобы она потеряла свой очень хороший английский, который выучила в спецшколе. В итоге пришли к компромиссу – обучение актерскому мастерству в Англии. Нашли курсы, где готовят к поступлению в театральный. Я думала так: «Пусть попробует, язык улучшит, а заодно поймет, хочет она стать актрисой или нет». Дело-то это непростое, по себе знаю. А у Кати о нашей работе представления были расплывчатые. Да, она ходила в школьный драмкружок, но профессиональный актерский труд – это же совсем другое. Однако за время учебы в Англии желание дочери стать артисткой только усилилось. И после окончания курсов ее отобрали для обучения в американской Академии драматического искусства. Я не возражала, чтобы Катя поехала в США. Хотя многие меня осудили, сказав, что русская театральная школа лучшая. Но это же была Катина мечта – попасть в сказку зарубежного кинематографа. Дочь совсем из другого поколения, поколения, воспитанного на «Гарри Поттере» и «Пиратах Карибского моря». Она и ее сверстники отечественных фильмов не знают…

— Почему? Знаем. Просто нас, в отличие от родителей, не было на свете, когда эти картины выходили на экран. Мы смотрели и смотрим несколько иные ленты в кинотеатрах. Но заслуг советского кино это не умаляет, мне нравятся фильмы тех лет. В том числе с участием мамы. Я была совсем маленькой, когда впервые увидела «Нежданно-негаданно». Помню, как рыдала, когда мамину героиню обокрали, так жалко было. Меня всей семьей пытались успокоить, объясняя, что это произошло не по-настоящему.

Фото:
PhotoXpress

– Почему же в итоге выбрали обучение за границей?

– После окончания курсов в Англии я просто не успевала подать документы в российские вузы. Полетела в Америку, приняв их предложение. Считаю, глупо ограничивать себя географически. Но летом попробую поработать в России, хочется проявить себя на родной земле. Заодно познакомлюсь с отечественной актерской школой.

— В Америке неплохой уровень образования, но в сравнении с нашим есть отличия. Американские актеры очень органично живут на сцене, но с тем, чтобы сыграть потрясение, смерть, у них возникают сложности. Я видела это, когда присутствовала на выпускных спектаклях в Катиной академии. У нас такие вещи преподают лучше. Думаю, дочка это освоит, поработав здесь. Сейчас у Кати начались нормальные для начинающей актрисы терзания. Она то верит в себя, то нет. Недавно сказала мне: «Я поняла, что молодые актеры находятся в низу пищевой цепочки». Тем не менее я вижу, что она старается, проявляет инициативу, твердость, ответственность. А к неудачам относится с юмором. Я в ее возрасте воспринимала все куда острее, без шуток. И по сей день остро ощущаю те эмоциональные качели – перепады от радости до полного неверия в себя, непонимания, что ждет впереди. Дочка относится ко всему проще. Ходит на прослушивания. Не каждый кастинг заканчивается для нее успехом, но процент положительных откликов велик.

– Но, согласитесь, Кате с ее столь звучной фамилией в России было бы попроще…

— Что вы? Она одно время хотела даже сменить фамилию, дистанцироваться от меня как можно дальше.

— Во мне тогда говорила подростковая неуверенность в себе. Думала, вот, никто меня всерьез не воспринимает. Это обижало. Потом поняла, что ничего менять не хочу. Маму я люблю и уважаю, она – пример для подражания. А ненужные люди, которые воспринимают меня исключительно как дочь Татьяны Догилевой, сами отсеются. Известную фамилию я оставила, и не вижу в этом ничего зазорного. Как говорит мама: «Можно подвести лошадь к водопою, но напиться она должна сама». Так и мне придется всего достигать самой. Возможно, фамилия Догилева неблагозвучна для западного уха, но надо будет, зрители ее выучат.

Разлука укрепляет любовь

– Как часто вы общаетесь?

– Каждый день по почте и скайпу. Добавляет сложности разница во времени, но стараемся подстраиваться. Поначалу было очень тяжело, но за три года привыкли к расставанию.

– Надо сказать, разлука укрепляет любовь (смеется). Конечно, я тоже скучаю. Но желания перебраться в Америку не возникает. Мне там некомфортно. Это интересная страна, но ее энергия не подходит.

– Дочь с вами советуется по поводу работы? Как реагирует на критику?

– Иногда помогаю ей с подготовкой монологов, делюсь опытом. Критику Катя раньше совершенно не переносила, воспринимала в штыки. Теперь, вижу, прислушивается. Понимает, что у нее есть слабые места, что нужно совершенствоваться.

— Мне нравится то, что мама честна со мной. Ничего не приукрашивает, не пытается сказать приятное, а говорит как есть, объективно, рационально. Бывает, что критикует. Я не обижаюсь. Напротив, во мне рождается спортивный интерес, азарт. Хочется сделать как нужно. Мама верит в меня, и я не могу ее подвести.

Фото:
Persona Stars

— В прошлом году мы вместе снимались в сериале «Свет и тень маяка», это был полноценный дебют Кати в кино. Совместных сцен у нас не было, но я видела, как дочь работает в кадре. Мне понравилось. И режиссер удивился, когда узнал, что это у Кати первая роль.

– Я играла еще в эпизоде сериала «Люба, дети и завод». Мне тогда было лет десять. В памяти отложилось лишь то, что я очень нервничала. Кроме того, мы снимали зиму в павильоне под софитами, нас тепло одели, и с меня градом лил пот. Так что опыт работы в экстремальных условиях у меня имеется (смеется). Сейчас я открыта для любых предложений. Многие ругают современные российские сериалы, но, по моему убеждению, начинающая актриса, коей я являюсь, не имеет права воротить нос от ролей. Можно научиться чему-то на любом проекте. Поэтому ни от чего отказываться я не собираюсь, в пределах разумного, конечно.

— Чему учит американская действительность, так это не привередничать. Там за любую работу хватаются. Конкуренция больше, чем в России. Любой человек даже без образования за деньги может сняться в кино.

– Татьяна, вы сказали, что разлука укрепила вашу с Катей любовь. Когда дочь жила здесь, возникали разногласия?

— Особых проблем не было. Разве что во время переходного возраста, но это как у всех. Катя тогда захотела проколоть себе нос, я разрешила. Вспомнила, как сама в детстве просила маму постричь меня покороче, не нравилось, как торчали мои волосы во все стороны. Мама была против. И став старше, я сразу сделала себе короткую стрижку, с которой хожу практически всю жизнь. Памятуя об этом случае, позволила Кате сделать пирсинг в носу. Правда, когда она решила вставить шпалу в язык, запротестовала. Через пару недель слышу – дочь шепелявит, не послушалась меня. Наказывать не стала, сказала: как надоест, сама вытащишь. Так и произошло.

– Мама у меня очень либеральная, за что я ее безумно уважаю. Она никогда не препятствовала моим авантюрам, поискам себя. И никогда не наказывала. На меня мамина обида действовала куда сильнее, нежели ремень, угол или лишение телефона. Все конфликты с мамой я воспринимала очень болезненно, переживала, когда она со мной не разговаривала. Это просто сводило с ума. Поэтому я старалась не доставлять ей неприятностей, училась и вела себя хорошо.

– Татьяна, отсутствие строгости в воспитании – это компенсация чувства вины за то, что вы постоянно проводили время на работе, а не с ребенком?

— У меня чувства вины никогда не было и нет. Я снималась не для славы и развлечения, а чтобы заработать деньги. И это был нелегкий труд. О Кате я думала постоянно: звонила, волновалась. Дочь к тому же так много болела в детстве, каждую свободную минуту я старалась быть с ней. Знаю, что Катя расстраивалась, когда я уезжала, считала, что это несправедливо: вот у ее подруги мама не работает, а я – да.

Фото:
кадр из фильма «Блондинка за углом»

– Когда мама была рядом, я буквально насиловала ее своим вниманием, видимо, так мне ее не хватало. Сейчас мне стыдно за то, что я постоянно заставляла ее заниматься и играть со мной. Мама же так уставала.

– Как вы восприняли расставание родителей?

– Мне было лет пять, когда это произошло. Могу сказать, что никакой драмы не свершилось. Просто в какой-то момент родители спросили, с кем я хочу жить. Я не задумываясь ответила: с мамой, не чувствуя ответственности за выбор. Но с папой мы виделись практически каждый день. И сейчас встречаемся, когда я бываю в России.

— У нас семья изначально ненормальная была: то мама в разъездах, то папа. Дочь нас вместе редко видела. (Смеется.) Когда мы с Мишиным разъехались, я сказала Кате, что папа будет жить в другой квартире, ему там удобно работать. Она к этому отнеслась спокойно. Потом мы оформили развод, но долго этого не афишировали. Через пару лет Катя сама спросила: «Вы уже развелись или нет?» После нашего расставания в ее жизни практически ничего не изменилось. Папа все равно постоянно был рядом. И я никогда не ограничивала их общение. Даже мыслей таких не появлялось.

Обе зациклены на карьере

– Татьяна, вы подруга для дочери?

— Только-только ею становлюсь, если честно. У Кати всегда была своя жизнь, куда она меня не очень-то пускала. Думаю, сыграла свою роль огромная разница поколений. Ведь Катя, ее друзья – это дети компьютерной эпохи. Когда я дочке что-то рассказывала о своей юности, она говорила: «Мам, для меня это то же, что биография Бонапарта». Она не понимает, как это, когда в квартире нет телефона. Сейчас все меняется. И я меняюсь. Раньше ненавидела семейные отдыхи, прогулки. Категорически их не воспринимала. Но недавно съездила к Кате на ее 21-летие в США, мы десять дней провели в Майами. Купались, загорали, ездили на экскурсии, пробовали кататься на доске по искусственным волнам. В общем, провели время как настоящие подружки.

– По магазинам ходили, наверное…

— Я не стереотипна. Ненавижу шопинг, мне становится плохо в магазинах. Когда не могу найти то, что нужно, начинаю беситься, нервничать. Мама, если она рядом, смеется надо мной. Мой любимый способ расслабиться – залечь дома и смотреть сериал. Или вкусно поесть в компании друзей.

— Раньше я очень много средств тратила на шопинг. Но как денег стало меньше, я вылечилась от этой болезни. Сейчас скупаю не одежду, а книги. Люблю детективы, современную литературу, знаю всех букеров. Смотрю в интернете зарубежные сериалы. А еще мне нравится массаж и длительные пешие прогулки со скандинавскими палками. За раз могу пройти 7−8 километров.

– О внуках мечтаете?

— Конечно. Когда дочка только отправлялась в далекие края, намекала: «Катя, если что, не переживай, вырастим». На что она ответила: «Ага, хитренькая! Сама меня в 37 родила, а уже внуков просишь».

— Я понимаю, что маме внуков хочется, но в ближайшее время это невозможно. Пока для меня работа на первом месте. И совмещать ее с личной жизнью сложно. Женихов ни в Америке, ни в России у меня нет.

– А я в плане отношений плохой советчик. Тоже всегда была зациклена на карьере. И влюблялась в талант, а не в мужчин.

Блиц

Фото:
кадр из фильма «Покровские ворота»

Татьяна Догилева

— Если время года, то…

— Весна.

— Если отдых, то…

— Море.

— Если музыка, то…

— Классическая.

— Если плакать, то…

— На сцене.

Екатерина Догилева

— Если время года, то…

— Осень.

— Если отдых, то…

— С родными.

— Если музыка, то…

— Классический рок.

— Если плакать, то…

— На камеру.