Сейчас в семье Малтон трое детей — три прелестных девочки. Все пятеро по-настоящему счастливы. Но могло быть и по-другому: Аксель, глава семьи, рисковал остаться отцом-одиночкой с двумя дочерьми на руках.

Большая семья Малтон.
Большая семья Малтон
Фото
facebook.com/haleymalton.axlsmarvelousdecoratng

Когда Хейли Малтон исполнилось 30 лет, она узнала, что беременна в пятый раз. Она очень волновалась: предыдущие две беременности закончились выкидышами. А первые две — родами путем кесарева сечения. Хейли и Аксель помчались к врачу.

«На УЗИ мы попали в тот же кабинет, где нам когда-то сказали о гибели наших двоих детей, — вспоминает Хейли. — Это было очень тревожно. А потом врач убрал датчик, дал мне коробку с салфетками, сказал, что ему очень жаль, и вышел».

Хейли была уверена, что беременность снова замерла и надо ждать очередного выкидыша. Но нет, сердечко шестинедельного плода билось. Однако врач сказал, что ей нужно прервать беременность, чтобы предотвратить очередной выкидыш, который с большой степенью вероятности убьет ее. Все дело в том, что плодное яйцо прикрепилось к шраму от одного из предыдущих кесаревых. Это очень опасно: шрам может разойтись, случится разрыв матки, и тогда исход беременности будет непредсказуем.

«Мысль, что я должна убить своего ребенка, была невыносима. Врач сказал, что заставить меня он не может, но предупредил, что может начаться сильное кровотечение, и у меня будут большие проблемы», — рассказывает многодетная мама.

Фото №1 - Чем опасна беременность после кесарева: история одной мамы
Фото
facebook.com/haleymalton.axlsmarvelousdecoratng

Хейли решила рискнуть и подождать, посмотреть, как будут идти дела.  

«Я гуглила, как сумасшедшая, искала похожие случаи. Но информации не было — женщины либо соглашались на аборт, либо теряли ребенка», — признается Хейли.

Каждый раз, когда женщина приходила на осмотр, врач отправлял ее на аборт по показаниям.

«Если бы у меня до того не случилось двух выкидышей, я бы, скорее всего, послушалась. Но я не могла заставить себя оборвать эту жизнь. Я так хотела этого ребенка», — говорит она.

Дальше ситуация только осложнялась. Ребенок рос по направлению к шейке матки, что увеличивало риск кровоизлияния. На 12-й неделе ей сказали, что шов разошелся на 2 сантиметра, плацента и ребенок просто раздвигали его.

«Мне повезло, что это был не внезапный разрыв, а медленное расхождение. Это было даже не больно, а некомфортно», — продолжает Хейли.

Врачи называли ее безумной — она действительно сильно рисковала. Но у самой Хейли было чувство, будто она не до конца осознает, что происходит. Ей хотелось уберечь малышку — на 16-й неделе супруги узнали пол ребенка.

«Я не могла наслаждаться своей беременностью. Она была слишком ненормальной. Даже рекламу с участием детей смотреть не могла», — вспоминает Хейли.

В 18 недель ей предстоял очередной осмотр. И оказалось, что дела совсем плохи: плацента начала разрастаться за пределы матки. Она уже охватила часть кишечника и мочевой пузырь, подбирается к почкам.

«Я сомневаюсь, что ты сможешь это пережить», — честно сказал врач.

Ей дали пять минут на размышления — операцию по прерыванию готовы были назначить на следующую неделю. Но Хейли все еще сомневалась: операция была такой же опасной, как и перспектива доносить беременность до конца. Поэтому она поехала домой — попытаться не доходить, а долежать беременность, насколько это возможно. Риск кровотечения был очень высок: одно неловкое движение, и лопнет какой-нибудь крупный кровеносный сосуд. Долежать удалось до 22-й недели. И тут случилось кровотечение.

К тому времени, как Аксель и Хейли добрались до больницы, кровотечение унялось. Но из палаты Хейли уже не выпустили: ей нужно было оставаться под наблюдением.

«Мой врач сказал, что хирурги боятся, что не смогут спасти меня. Но вариантов все равно уже не было — решили подождать до 27-й недели, а потом делать кесарево», — говорит Хейли.

Но и тут все пошло не так. За день до планируемой операции Хейли вдруг почувствовала ослепляющую боль и упала в обморок. Боль была такой сильной, что она не могла дышать, а врачам пришлось дать ей морфий. Описать эти ощущения Хейли до сих пор не в состоянии: будто ее разрывали на части изнутри. Нужна была экстренная операция, причем исход ее никто предугадать не мог.

Фото №2 - Чем опасна беременность после кесарева: история одной мамы
Фото
facebook.com/haleymalton.axlsmarvelousdecoratng

…Аксель просидел под дверью операционной шесть часов. Хирургам нужно было не просто извлечь ребенка, но еще и удалить разросшуюся плаценту. Большую часть органов удалось сохранить, но гистерэктомию все же пришлось сделать. Но главное — Хейли была жива. Как и их дочка Лилли Дот.

«Она была размером с батончик „Марс“. Врачи сказали, что нам повезло, что мы выжили», — говорит мать.

Резкая боль была вызвана отторжением плаценты. Матка Хейли наполнилась кровью, а маленькая Лилли Дот ее наглоталась, из-за этого у младенца случился инсульт. Медики были не уверены, что девочка сможет когда-нибудь реабилитироваться: сможет ходить, говорить.

«Я была в ужасе. Все время думала, что же я наделала, зачем обрекла своего ребенка на такую жизнь», — вспоминает Хейли.

Фото №3 - Чем опасна беременность после кесарева: история одной мамы
Фото
facebook.com/haleymalton.axlsmarvelousdecoratng

Спустя 89 дней в больнице Лилли Дот смогла поехать домой. Сейчас ей четыре года. В два года она начала говорить. На ножках она носила специальную конструкцию, чтобы укрепить их. Но с ней все в порядке. А Хейли счастлива. Единственное, о чем она жалеет: о том, что подписала согласие на первое кесарево. Его сделали, потому что женщина слишком устала в родах — у нее не было сил на потуги, хотя раскрытие было хорошим. А второе кесарево сделали, чтобы перестраховаться.

«Если бы не это, не было бы шрамов, не было бы разрывов, а мы с Лилли были бы в полном порядке».