Любава Грешнова и Михаил Пшеничный стали родителями

25 февраля в 10:15 Любава родила мальчика весом 3100 г. Буквально за несколько дней до радостного события Любава и Михаил вместе с «Антенной» прогулялись по развлекательной зоне одного из столичных торговых центров.

Фото
Сергей Джевахашвили

То, что я беременна, интуитивно почувствовала, когда срок был максимум две недели. Находилась я тогда на съемках сериала в Питере и тест сделала, только вернувшись домой в Москву. О его результате – две полоски – Мише не стала говорить, пошла к врачу, чтобы точно убедиться. А выйдя от доктора, часа два бродила по улице, хотела насладиться моментом, осознать эту прекрасную новость. Потом позвонила Мише: «Меня утвердили в шикарный проект, где-то на полгода. Это сюрприз, надо тебе все рассказать и показать. Приезжай». Мы встретились в парке, и там я призналась, что проект – это беременность. Понятно, что Миша обрадовался невероятно. А как еще он мог отреагировать? Если бы сказал: «Вот блин», мы бы вряд ли сидели сейчас, держась за руки. Правда, спустя часа четыре он все-таки выдал: «Если ты вдруг пошутила, то самое время в этом признаться». Было очень смешно. Я же ждала, что Миша все-таки расплачется, узнав, что беременна. Видела в интернете ролик, в котором все мужчины так мило плачут. Но мой оказался все же не таким сентиментальным.

Вы замечали, что для беременных написаны тысячи книг на разные темы, а для мужчин, живущих вместе с ними, ни одной. Никто не может рассказать, как ему вообще себя вести в это время. Объективно, характер меняется кардинальным образом, и ты не знаешь, как реагировать на те вещи, которые раньше в вашей семье не присутствовали. Вот думаю, не написать ли в будущем такое пособие…

Да я даже ни разу не просила тебя сбегать ночью за какой-нибудь вкусностью! (Смеется.)

Потому что в такие моменты хочется не вкусностей, а самого факта – отправить мужа в ночи в магазин. Я это не буду есть, но ты сходи. Ха-ха.

В этом муж прав. На самом деле я не настаивала только потому, что у меня быстро менялись желания. Бывало, хочется сока прямо до потери сознания. Но я знаю, что пока Миша сходит, а он не очень быстро любит ходить, то мне уже захочется какой-нибудь бутерброд.

Вот, о чем я и говорил: программа-минимум – выжить (смеется), остаться психически здоровым человеком.

А ведь я до последнего была уверена, что во мне ничего не поменялось. Я вела активный образ жизни, ни одного дня дома не сидела. Еще не будучи беременной, с ужасом думала, каково это – проводить все время в четырех стенах, представляла, как я месяц хожу по квартире в халате. Ну, думала, привыкну, буду фильмы смотреть. В итоге же почти до пятого месяца снималась в «Екатерине», причем в довольно экстремальных условиях, так как никто не знал о моем положении. В 30-градусную жару я, затянутая в узкий корсет, неслась по кочкам в коляске, да и вообще работала со всеми наравне! Мне хотелось максимально долго держать это в секрете. Не было ни одного дня, чтобы я лежала на диване, и кушала булочки. Всю беременность я постоянно ходила в спортзал. Он меня спасал. Поплаваешь часик в бассейне – и уже мозг прочищается, эндорфины вырабатываются, полегче становится. А три дня не позанимаешься – все, нервы ни к черту.

Фото
Сергей Джевахашвили

Было приятно услышать от Миши, что если у меня появится в ближайшее время работа, то он готов сидеть с ребенком.

Я не просто готов, я очень хочу!

А то уже истосковалась по работе. Я же закончила сниматься в пять месяцев.

Я говорю это из тех соображений, потому что четко для себя понимаю и знаю, чем заниматься с ребенком. Мне бы хотелось самому попробовать со всем справиться, чем отдавать на поруки бабушкам и дедушкам, чужим тетям. Это же мое, родное, я за него в ответе. Нужно показать ему как можно больше направлений, чтобы он потом смог самостоятельно выбирать.
Фото
Сергей Джевахашвили

Перед появлением малыша мы постарались максимально расчистить пространство в квартире. Чтобы не было пыли, хлама, старых вещей…

Только оказалось, что хлам – это мои вещи, ха-ха.

Вообще-то я даже твою грушу боксерскую оставила.

А блины для штанги – нет. Раньше у меня дома был мини-спортзал. Это очень удобно, включаешь занятие в YouTube и прекрасно занимаешься. Теперь пришлось от этого избавиться.

Запах шашлыков лучше духов

Фото
Сергей Джевахашвили

До беременности я была веганом, но, узнав о малыше, начала есть рыбу и яйца. А вот мяса так и не захотелось. Только единожды соблазнилась на куриный бульон, который варила мужу. А на съемках не могла оторваться от колбасы – помню, подходила к столу и нюхала ее. Запах шашлыков вообще был милее, чем любимые духи! Но попробовать их не решилась. Хотя я была не убежденным веганом, от многих продуктов отказалась только потому, что это полезно, и если бы мне остро во время беременности захотелось кефира или стейк, я бы его съела. Таких желаний у меня не возникало, хотя в первом триместре я ела все, что хочется: пиццу, вареники, блины, бутерброды, сладкое. Миша молча смотрел и недоумевал. Откуда такой аппетит?! Но в тоже время я ходила в зал, хотя в самом начале на групповых занятиях я со своим спортивным прошлым была далеко не в первых рядах. Были девочки на девятом месяце с рельефными руками и ногами, которые штанги тягали как пушинки.

Даже представить себе не могу такую картину...

А какая смешная история произошла со мной в бассейне: я плыла по дорожке, рядом девушка в очках очень быстро перемещалась брассом. Я плыву и думаю: вот только задень меня, только попробуй. Злюсь: была бы ты беременна, поняла бы меня. И тут она выходит из бассейна, и у нее такой живот, вот прямо девятый месяц. А у меня тогда был пятый. После этого пошла, купила себе очки и начала плавать брассом. Я просто думала, что так нельзя. А оказывается, все можно.

На самом деле я убедилась, что беременность окутана огромным количеством мифов, столько все додумано, напридумано. Первое время боялась, что со мной что-то не так, потому что, к примеру, у меня не было токсикоза. А в общественном сознании считается, что он есть у 9 из 10 девушек и это норма, а его отсутствие – нет. Но ни у одной из моих подруг его не было.

Нужно думать только своей головой. Ведь что русскому хорошо, то немцу смерть. Мы прошли столько врачей и курсов, так что знаем, о чем говорим.

С одних курсов я просто сбежала после слов преподавателя: «Роды – это так больно, вы даже не думайте, что у вас получится вытерпеть». Это были его первые слова! Но так же нельзя. Ты должен выйти с курсов с желанием рожать и рожать, а не с округлившимися от страха глазами. Отдельная история – родственники и подруги. Пришлось исключить из своего круга всех, кто рассказывает ужасные истории о родах и новорожденных. Это невыносимо!

Зато мы много читали, слушали аудиокниги. Наш кумир и авторитет – доктор Евгений Комаровский. Еще мне очень понравилась книга японского инженера Масару Ибуки «После трех уже поздно». Именно этот период – самый важный в развитии ребенка. И я уже точно знаю, что хочу в него вложить. Все, чему меня не научили. Это сложно объяснить на словах, но в голове довольно ясная картина.

Ой, Миша, это мы сейчас с тобой так бодро говорим. А я к подругам прихожу с детьми и боюсь на руки эту крошку взять. Так что как получится на практике, никто не знает. Вот посмеемся над собой, когда перечитаем свои слова через годик.
Фото
Сергей Джевахашвили

Юридически мы оформили свои отношения еще задолго до беременности. Но свадьбы с платьем, оркестром, гостями и Мальдивами у нас не было. После родов, когда я приду в форму, уже не будет затягивать, а займемся приготовлениями.

Комментарии

1
под именем
  • Топ
  • Все комментарии
  • Счастья вам, такие классные!)