В нашей семье случилась трагедия. Теперь я вынуждена изображать любовь к абсолютно чужому человеку, иначе потеряю мужа. Но больше в обмане жить не могу. Что делать?

Фото №1 - «Муж усыновил дочь погибшей сестры. Я ее просто ненавижу»
Фото
gpointstudio / iStock / Getty Images Plus / Getty Images

Семья моего любимого мужа Алексея очень неоднозначная. Вернее, его родители и сам Алеша — прекрасные люди: добрые, порядочные, гостеприимные. Такой замечательный муж, такие свекровь и свекор — просто подарок судьбы для меня. Но вот их младшая дочь Стелла была будто подкидышем. Она с самого детства создавала всяческие проблемы в семье.

Я познакомилась со Стеллой, когда ей было уже 27 лет. Стелла родила вне брака и одна воспитывала 5-летнюю дочку Катю. Отношения наши не сложились, да в общем-то она ни с кем из семьи особо не общалась: жила в своей квартире, поменяла несколько мужчин, девочка вечно была у бабушки с дедушкой. Жалея внучку, те баловали Катю как могли. Наверное, чувствовали себя виноватыми перед ней, что вырастили такую непутевую дочь — ее маму.

Муж, изредка наезжавший проведать сестру, рассказывал, что дома девочка была как пришибленная, боялась резкую мать — та была довольно резкой, жесткой по отношению к дочке — и ее ухажеров. Зато у деда и бабушки чувствовала себя полноправной хозяйкой, была капризной, требовательной, могла нагрубить, запросто обидеть старших. В конце концов, когда 9-летняя Катя, психанув, хлопнула дверью и убежала в ночь, у свекрови случился гипертонический криз. Пока дедушка бегал по улицам и искал внучку, бабушка чуть не умерла. После этого происшествия родители мужа стали гораздо реже брать Катю к себе. Какое воспитание та получала в доме матери, можно только догадываться.

Год назад Стелла трагически погибла, попала в ДТП, катаясь с одним из своих ухажеров. Свекровь совсем слегла, свекор держится, ухаживает за любимой супругой. Катя в свои 12 лет досталась нам. Муж сразу сказал, что это не обсуждается, он обязан удочерить родную племянницу. Я не возражала — у нас самих растет 3-летняя Алиска, и мне страшно представить, что она когда-нибудь может остаться без нас, родителей.

Фото №2 - «Муж усыновил дочь погибшей сестры. Я ее просто ненавижу»
Фото
izusek / E+ / Getty Images

Я очень люблю мужа и ни слова поперек не сказала, да и что тут возразишь: ребенок при живых родственниках не должен попасть в детский дом, и точка. Условия у нас хорошие, проблем с оформлением документов не возникло.

Так Катя вошла в нашу семью. И начался ад. Вот честно, настоящий ад, и я совсем не знаю, что с этим делать. Девочка ведет себя ужасно. Мне очень жаль ее чисто по-человечески, очень. Но это когда она спит или отсутствует дома. Когда она рядом, все просто ужасно. Маленькую Алису она ненавидит и обижает, меня в лучшем случае подчеркнуто игнорирует, но чаще открыто хамит. Только мой муж, «дядя Леха», как она его называет, удостоен Катиной благосклонности. Алексей, как прежде его родители, окружил племянницу всяческой заботой, ее комната обставлена как дворец маленькой принцессы. Нет, нас это никак не ущемляет, средств хватает на всех. Периодически я, пересиливая себя, пытаюсь приласкать девочку, сказать ей что-то доброе, как-то сблизиться. Но неизменно натыкаюсь на насмешку, она как будто выпускает колючие иголки, взгляд прямо обжигает неприязнью.

Фото №3 - «Муж усыновил дочь погибшей сестры. Я ее просто ненавижу»
Фото
Getty Images

Мы живем так уже без малого год, это стало невыносимым. Я корю себя, что никак не могу искренне полюбить эту девочку. Обложилась книжками по психологии, и на консультации к специалистам ходила неоднократно, и с батюшкой советовалась. Все сходится на одном: пока во мне нет любви к этому ребенку, ровного благожелательного огонька внутри, ничего не получится. А я не могу! Катя, как волчонок, всегда норовит укусить руку, которая ее гладит или кормит. Я в отчаянии. Да что там — порой я ее просто ненавижу.

Муж, как может, сглаживает наши углы, но он не всесилен. Если мы пытаемся устроить общий пикник, праздник или поход куда-то, все заканчивается скандалом со стороны Кати по любому ничтожному поводу.

Я жду, что или ей надоест ершиться, переходный возраст закончится, и мы все-таки найдем общий язык, или она дорастет до совершеннолетия и съедет от нас в квартиру своей матери. Мне стыдно, что я, глубоко любя мужа, не могу полюбить его кровинку. Но как приказать сердцу?