Врачи 3 года не лечили у девочки рак, уверяя, что она здорова

Оказалось, медики раз за разом неправильно интерпретировали анализы ребенка. А рак тем временем вошел в четвертую стадию.

В первый раз диагноз «нейробластома» маленькой Элли поставили, когда ей было всего 11 месяцев. Нейробластома — это разновидность рака, которая атакует вегетативную нервную систему. Характерна она именно для раннего детского возраста.

«Я была абсолютно опустошена. Ведь Элли еще такая крошечная, а ей уже предстоит биться за жизнь», — рассказывает Андреа, мама девочки.

Фото
facebook.com/andrea.shoup

У Элли были поражены нервные клетки в области шеи. После всех анализов врачи заверили маму малышки, что шансы на полное излечение довольно высоки. Сделали операцию, Элли прошла необходимую терапию. И спустя три месяца торжественно объявили, что малышка абсолютно здорова.

Спустя три месяца мама привезла дочку на плановый осмотр — раз уж девочка оказалась в группе риска, ей теперь придется всегда быть под наблюдением. На МРТ оказалось, что есть какие-то странные пятна в области позвоночника. Но медики заверили встревоженную мать, что это просто гемангиомы — доброкачественные образования, скопления кровяных клеток.

«Меня клятвенно заверили, что это не нейробластома», — вспоминает Андреа.

Фото
facebook.com/andrea.shoup

Что ж, врачам виднее. Раз уж у Элли все в порядке, нет повода не радоваться. Но «гемангиомы» с годами не рассасывались. В конце концов, чтобы успокоить маму, которая понемногу впадала в панику, Элли провели серию тестов. Оказалось, что целых три года результаты МРТ интерпретировали неправильно. У Элли был рак, который распространился по телу и уже перешел в четвертую, критическую стадию. Девочке на тот момент исполнилось четыре года.

«Опухоли были на позвоночнике, в области головы, в бедре. Если в первый раз врачи давали 95 процентов гарантии, что Элли выздоровеет, то сейчас прогнозы были очень осторожными», — рассказала Андреа Daily Mail.

Фото
facebook.com/andrea.shoup

Девочке потребовалось пройти шесть сеансов химиотерапии в больнице Миннесоты. Потом ее перевели в онкологический центр в Нью-Йорке. Там она прошла протонную и иммунотерапию, стала участницей клинической программы, в ходе которой тестируют вакцину против нейробластомы, которая, как надеются ученые, поможет предотвратить рецидив. Сейчас рака у Элли нет, но она все еще под наблюдением врачей, чтобы точно убедиться: девочке ничего не угрожает.

«Слушайте свое сердце, опирайтесь на интуицию, — советует Андреа всем родителям. — Если бы я слушалась во всем врачей, не сомневалась в их словах, кто знает, чем бы все закончилось. Всегда нужно второе мнение, если вы сомневаетесь в диагнозе».

Комментарии

0