Реклама

«Я подружилась с собственным сыном и испортила ему жизнь»

Психологи говорят, что быть собственным детям другом или подружкой — большая ошибка. Кажется, они правы.

Фото
Hero Images / Hero Images / Getty Images

«Как можно исковеркать жизнь собственному ребенку? Очень просто. Нужно дружить с ним ради себя, а не ради него самого.

Родила я в 18 лет, в свой день рождения. Молодо — не зелено, казалось мне. Я чувствовала себя взрослой лет с 13. Мать с отцом все время пропадали на работе, и мною с самого младенчества занималась бабушка. Занималась преданно и отчаянно. Она даже входила в родительский комитет школы. Классная руководительница иногда посмеивалась, что у них не родительский, а бабушкин комитет. В тот период я знала, что у меня есть защита и убежище. До тех пор, пока моя Зоечка однажды не проснулась.

Мама и папа в это время были на работе. Мне было 12 лет.

Потом родители уехали на Север зарабатывать деньги, я осталась одна. Надо ли говорить, что я искала кого-то, кто был бы рядом?

В десятом классе я забеременела. Отец ребенка называл меня роднулечкой — это почему-то страшно подкупало. Прожили с ним лет 7, пока он не нашел себе новую роднулечку. Наш сын Славка к этому времени научился рассуждать по-мужски и воспринимать жизнь такой, какая она есть. Мне казалось, что он уже взрослый. После разрыва с отцом Славки сын стал моей единственной опорой. Роднее и ближе человека ведь не придумаешь.

«Почему ты такая грустная?» — обнимал меня сынишка. Я честно отвечала десятилетнему Славке, что мне очень одиноко. Отпрашивалась у него на свидания, рассказывала о мужчинах, с которыми увижусь. А потом делилась эмоциями, как все прошло, знакомила сына с потенциальными «новыми папами». Долго они не задерживались. Я ревела, жаловалась на судьбу — сын все это видел и слышал. Поддерживал меня: «Ты же самая лучшая».

Фото
Getty Images/Image Source

Славка всегда вовремя приходил из школы, нигде не задерживался. Однажды попытался спросить, как себя вести, когда обижают ребята. «Твоего товарища обижают?» — наивно спросила я. Сын тихо кивнул и ушел в свою комнату. Спустя время я поняла, что у него нет друзей, к нему не заходят одноклассники и он не отлучается по вечерам погулять с ребятами. Лет до 16 он был занят только моими проблемами. Интересовался, как у меня дела, как я себя чувствую, нужно ли разогреть ужин, накрыть ли меня пледом. «Какой чудесный сын», — думала я, не обращая внимания, что он совсем ничего не рассказывает о себе.

После 9-го класса он поступил в техникум. Доучиваться до 11 класса и поступать в вуз не стал, чтобы быстрее начать зарабатывать. Стипендию всю до копейки отдавал мне. Тогда я стала замечать, что Слава какой-то худой, ссутулившийся, бледный и молчаливый. Решила, что все из-за сложностей учебы.

…Однажды к нам пришла девушка, принесла торт и намекнула, что нам надо остаться вдвоем, поговорить. Прозорливая девчонка оказалась старостой группы. Она шустро отправила Славку в магазин и рассказала, что давно обратила внимание на замечательного парня, но ей не дает покоя, что он ни с кем не общается и абсолютно замкнут. От приглашений погулять с компанией всегда отказывается. Однажды проговорился, что у него дома мама одна и ему надо идти к ней. Все решили, что его мать больна и надо помочь. Быстро осмотрев меня с ног до головы, она порадовалась, что я здорова, и поэтому просит «отпустить» сына.

«Славка классный парень, и у него должна быть своя жизнь», — сказала староста и ушла.

«Классный парень», — отложилось у меня в голове.

Он хотел пойти в армию, но я была против: «Сынок, а как же я? Я ведь без тебя останусь совсем одна». Впрочем, медкомиссия все равно не одобрила его кандидатуру. Его проблемам со здоровьем я была только рада. Славка стал фрилансером, работал на удаленке и продолжал жить моею жизнью.

«Ну что, как дела? — спросила недавно подруга, с которой давно не виделись. — Как Славик? Не женился еще?»

Фото
Maskot / Maskot/ Getty Images

И тут до меня дошло, что Славику уже 27 лет. Он не женился, нет. У него даже девушки нет. Есть только я, мои проблемы и мои заботы. Дома сын признался: у него начинаются приступы паники от одной только мысли об отношениях. Наслушался от меня, что все мужики — козлы. Насмотрелся на то, как я унижаюсь перед мужиками, которым я была абсолютно не нужна, и которых я хотела удержать рядом с собой.

Я вываливала на голову мальчика, которому еще и десяти лет не было, свои эмоции — эмоции взрослой тетки, у которой не складывается личная жизнь.

Плакалась ему в жилетку, будто он — моя лучшая подружка. Или моя бабушка Зоя, которая всегда погладит по головке, укроет пледом и нальет чаю с мятой. А ведь ему нужна была мать, а не истеричная инфантильная баба, которая даже о себе позаботиться толком не может.

Слава на грани анорексии. В его глазах давно нет жизни. Я не помню, когда мой сын последний раз смеялся. Он в полной социальной изоляции и практически не выходит из дома. Почему я никогда не замечала этого? Зачем я разрушила его детство, а потом и жизнь?..»

Комментарии

0
под именем