Реклама

Алексей Ягудин: «Девочкам нужно позволять оставаться принцессами»

Олимпийский чемпион выступает в ледовых шоу, играет в театре, ведет программы на телевидении и даже открыл свою школу фигурного катания. Супруга Татьяна Тотьмянина его поддерживает. «Таня знает, так лучше, чем если буду сидеть дома. То же самое касается и ее. Она активная, сильная», — говорит спортсмен.

Фото
Люба Шеметова

— Видела, что в социальных сетях люди часто задают вам вопрос: «Как все успеваете?» Вот действительно — как?

– Не принимаю отговорки «Мне не хватило времени». Когда человек говорит такие фразы, значит, у него просто не было желания. По сути, мы используем только маленькую часть мозга. Я в данный момент очень хочу спать, но знаю, что, если не поднимусь и не встречусь с людьми, с которыми должен увидеться по поводу работы своей школы фигурного катания, за меня этого никто не сделает. Поэтому лучше потрачу время, но всем сам буду заниматься. По-другому не умею.

Был в этом году один момент: так хотелось спать, что заплакал. Я тогда по утрам пару часов тренировал, а потом целыми днями снимался. И вот как-то стоял под душем и понял, что уже около двенадцати ночи, а у меня опять подъем в шесть утра или раньше. Так стало себя жалко. Но прошло пять секунд, вытер слезы и пришел в себя. Я реально испытываю удовольствие от работы, потому что она — хобби. То есть я счастливый человек.

Фото
личный архив Алексея Ягудина

Золотую медаль не получил из-за геометрии

– Вы ведете телепрограмму «Галерея красоты» в Минске, ее формат чисто женский: героини приходят, чтобы им помогли измениться, стать увереннее в себе. Чем вас шоу зацепило?

– Несколько лет назад я написал книгу «Напролом», понимаю, что настолько точно попал с названием, потому что именно такой у меня путь. В профессии нет той простоты, как в обычной жизни: захотел новые носки — пошел в магазин, выбрал и купил. Это преодоление, где надо идти до конца, веря в результат. «Галерея красоты» — волевой проект о преображении женщин. Они худеют, меняют образ, в какой-то степени мировоззрение. Порой у человека нет внутреннего стержня, чтобы сделать этот шаг, а желание есть. Вот такие женщины и пишут в редакцию программы. А я в ней являюсь мотиватором для них как человек, идущий напролом. Пытаюсь найти нужные слова, как в свое время для меня их находила Татьяна Анатольевна Тарасова.

– Судя по всему, она не только в спорте оказала на вас большое влияние.

– Она случилась в моей жизни как раз в то время, когда и должна была. Не столько указания, сколько нормальное человеческое общение в нашем коллективе, где тебе не просто говорят: «Подними руку и катайся под эту музыку», а все дают с глубокими пояснениями, помогало мне становиться лучше. Например, я мог полчаса перед каждой тренировкой стоять перед зеркалом и жонглировать мячиками. Говорил: «Татьяна Анатольевна, зачем это нужно?» Она отвечала: «А как ты будешь выступать, катаясь под цирковую музыку, если даже не понимаешь, как нужно жонглировать?» Я многому у нее научился, а в дальнейшем, конечно, сыграло роль и мое собственное желание работать над собой.

– Это желание в свое время помогло окончить школу с серебряной медалью?

– Тут заслуга только моей мамы, которая прикладывала все усилия, чтобы я тренировался и учился. Она сама работник Института информатики и вычислительной техники, технарь, и знала чего хочет. Плюс, конечно, поблажки некоторых учителей привели к тому, что серебряную медаль я получил.

– Какой предмет не довел до золотой?

– Геометрию. Причем я обожал точные науки, для меня сложнее была литература. Последние два года геометрию вела одна учительница, она говорила: «Леша, ты все правильно выполняешь, но я буду снижать тебе оценку, потому что не пишешь, по какой теореме, аксиоме ты принял решение». Я как-то махнул на это рукой, за что и получил четверку в аттестате.

Фото
«Инстаграм» Татьяны Тотьмяниной

У дочек — французский язык, балет, фортепиано

– Складывается впечатление, что ваше детство — это учеба и тренировки. На глупости время было?

– Мама часто ходила к директору в гости, выслушивала, что я что-то разбил, кого-то дернул за косичку, толкнул, устроил бунт и так далее. Но буйный характер не мешал хорошо учиться.

– В вопросах образования дочек вы строги?

– Все-таки они девочки, им нужно давать оставаться принцессами. Лиза много учится (старшая наследница Алексея и Татьяны Тотьмяниной ходит в третий класс. — Прим. «Антенны»), не то чтобы у нас все строго: «Пока не сделаешь уроки, ничего не будет», но приблизительно в этом формате. Лучше быстро выполни все, что задали, а потом уже иди бесись и так далее. Лиза два с половиной года отучилась во Франции и знает язык, сейчас постигает английский. Она ходит на уроки спортивной акробатики и недавно начала заниматься на фортепиано. Мне нравится, когда девушки умеют играть. Плюс в жизни обеих дочек существует физкультура.

– Мишель пока не обременена уроками, ходит в садик?

– Мы дважды 1 сентября записывали ее в садик, но каждый раз, уезжая оттуда, принимали решение, что еще один год она проведет дома. В этом году ситуация повторилась. Мишель три раза в неделю посещает развивашки — курсы совсем молодого бойца и занимается классическим балетом в Школе Илзе Лиепа.

– Гаджеты дочкам ограничиваете?

– Мы в какой-то степени гордимся, что для Лизы наличие мобильного не имеет значения. Я ей говорю: «Звонил тебе, где телефон?» Отвечает: «Наверное, у водителя в машине остался». То есть для нее его отсутствие не является наказанием. И это здорово.

Фото
«Инстаграм» Татьяны Тотьмяниной

«Танину операцию не скрываем, это жизнь»

– Супруга наверняка за вас переживает, что почти не отдыхаете. От новых проектов не отговаривает?

– Переживает, но Таня знает, что я такой, и это лучше, чем буду сидеть дома и ничего не делать. То же самое касается и ее. Она активная и, как сама говорит, никогда не станет человеком, который скажет: «Я же мать!» — и будет сидеть на месте.

– Скоро вы появитесь на юбилейном вечере Игоря Крутого, в программе заявлено и выступление Татьяны. Она недавно перенесла операцию. Действительно собирается так быстро выйти на лед?

– После пяти операций на ноге (в конце 2017 года Тотьмянина получила травму во время выступления в шоу «Щелкунчик и Мышиный король». — Прим. «Антенны») удаление желчного пузыря — не то чтобы ежедневная процедура, но и не такая сложная, если сравнивать. Таня — очень сильный человек. Когда она ложилась в больницу, то подразумевала, что через неделю уже будет выступать. А вот будет ли, это уже по состоянию.

– Вы такие решения принимаете вместе или тут каждый сам за себя?

– Конечно, сама Таня. Есть странные люди, которые пишут: «Что вы с ней делаете? Отстаньте! Всех денег не заработаешь». Она взрослый человек и знает, на что способна и чего хочет.

Фото
@alexei.yagudin

– В «Инстаграме» вы часто ставите таких критиков на место. Им удается вас задеть или здесь что-то другое?

– Я до сих пор учусь у своей умной жены, которая говорит не отвечать, потому что людей не изменю. Но если человек видит, что в ответ на его критику, как я должен воспитывать детей, молчат, то он и будет продолжать это делать. Такова моя точка зрения, и поэтому я могу послать такого комментатора и подальше. Таня же считает, что лучше игнорировать этих людей. Я понимаю, что она, скорее всего, права. Учусь, внутренне расту и сейчас все реже отвечаю на глупости. А глобально мне все равно, что думают те, кто их пишет.

– Когда новость о том, что Татьяна находится в больнице, попала в интернет, вы могли промолчать, подождать, пока все уляжется. Почему решили подтвердить информацию?

– Считаю, что какой бы горькой правда ни была, ее лучше сказать. Это жизнь. Мы рождаемся, живем, работаем, болеем, умираем. Если ты публичный человек, люди за тебя переживают. Мы с Таней не делаем из операции большого события, просто говорим, что действительно происходит, чтобы не было домыслов. Нам скрывать нечего.

Фото
личный архив Алексея Ягудина

Каждое утро приезжаю в школу к своим ученикам

– В новом году вам исполнится 40. Не боитесь этой цифры, кризиса?

– Думаю, что он наступает только у тех людей, которые этого ждут. Кризис можно себе организовать в любом возрасте. Мне же цифры по барабану, будь это 40 или 41 с половиной. Наверное, самое сложное случилось, когда исполнилось 30. Помню этот день, прямо понял: это уже не 20 с чем-то, а 30. А вот дальше уже все равно.

– К вашей бурной деятельности недавно добавилась новая сфера, вы открыли свой Центр фигурного катания. Давно вынашивали идею?

– В далеком 2003 году, когда заканчивал со спортом, вопрос, что делать дальше, стоял довольно остро. И естественно, самое первое, что может прийти в голову, — быть тренером. Но, как вы понимаете по тому, что происходило в моей жизни, я не совсем выпал из спорта и по сей день продолжаю выступать в многочисленных спектаклях Ильи Авербуха. Естественно, возраст берет свое. Как бы я ни хорохорился, с каждым годом становится все тяжелее, что лукавить. Осталось совсем чуть-чуть, и закончу с фигурным катанием.

Что касается школы, сейчас я уже повзрослел, внутренне дошел до того состояния, когда понимаю всю ответственность, делая этот шаг. Больше полугода назад появился филиал в Минске, а теперь и в Москве. У нас отличный крытый каток в спортивном комплексе недалеко от метро «Киевская». Сейчас веду переговоры насчет еще одного, хочу, чтобы у детей было как можно больше льда, а у нас — филиалов.

– Сами преподавать будете или только руководить?

– Я могу проводить мастер-классы, приходить изо дня в день. Но для меня главное — чтобы в коллективе тренеры смотрели в одну сторону и мы двигались в том направлении, которое для себя обозначили. Вот в Минске все сложилось. Сейчас идет окончательная подборка тренерского состава. Я знаю, что буду интегрировать в школу топовых спортсменов и Татьяну Анатольевну. Подключаю моего хореографа Николая Морозова, который в том числе привел меня к олимпийскому золоту. Что касается меня, каждое утро приезжаю в школу и провожу с учениками по несколько сессий. Безусловно, я тренировать буду, но не каждый день.

– Какой он — идеальный тренер в вашем представлении?

– Он должен быть жестким, но не жестоким. То есть оставаться человеком в общении с фигуристом, но не идти у него на поводу. Главная задача тренера в том, чтобы спортсмен с каждым днем прибавлял в навыках. Многое зависит и от самого фигуриста, его желания двигаться вперед. Плюс хороший тренер должен быть таким наставником, к которому ученики будут тянуться, обращаться в трудные моменты.

– В школу будут принимать всех желающих?

– Мы планируем развиваться без спешки. Сейчас делаем акцент на малышах, которых сможем вырастить. Набираем детей в возрасте от трех лет с различными спортивными навыками. Часовые тренировки будут проходить ежедневно в группах не более чем по 20 человек. Для меня главное в этом начинании — выстраивание системы подготовки спортсменов, при которой будет результат. Я ведь сам родитель. Проводя собрания с мамами и папами учеников, ставлю себя и на ту, и на другую сторону. Хочется, чтобы каждый из тех, кто у нас занимается, получал определенные навыки, чтобы вырос тот спортсмен, за которого мы потом будем болеть всей страной. Амбициозные планы — да, но меня Татьяна Анатольевна всегда учила строить именно такие.

Фото
Getty Images

Блицопрос

– Что может вас довести до слез?

– Жестокое обращение с животными. И финальный номер спектакля Ильи Авербуха «Ромео и Джульетта». В нем для меня совпал каждый пазл. Когда вижу его, плачу.

– Принцип, которому не изменяете по жизни?

– Таких два. «Надо быть проще, и люди к тебе потянутся». И вторая вещь, которую сказал мне психолог: «Кто, если не ты? И когда, если не сейчас?»

– Главное, что нужно дать детям?

– Хорошее образование и культуру человеческого общения.

С чего начинается ваше утро?

– С будильника. Если в более молодом возрасте мне хватало 15–20 минут, чтобы выйти из дома и побежать, то сейчас нужны душ, сбалансированный завтрак.

Фото
@tatianatotmyanina

Досье

Родился: 18 марта 1980 года в Ленинграде.

Образование: окончил Санкт-Петербургскую государственную академию физической культуры им. П.Ф. Лесгафта.

Карьера: заслуженный мастер спорта России. Олимпийский чемпион 2002 года, четырехкратный чемпион мира, трехкратный чемпион Европы. Снимается в кино, играет в спектаклях «Сюрприз для любимого» и «Слушай сердце», участвует в ледовых шоу. Ведет «Ледниковый период. Дети» на Первом канале, авторскую программу «Тает лед» на канале «Матч!», передачу «Выбираем питомца» на телеканале «Живая планета».

Семейное положение: женат на олимпийской чемпионке в парном катании Татьяне Тотьмяниной, дочери Елизавете 9 лет, Мишель 4 года.

Комментарии

1
под именем