Диана Арбенина, музыкант, солистка группы «Ночные снайперы», проводит серию встреч со студнетами в разных городах России, где откровенно рассказывает о себе, своих детях и их воспитании, читает стихи и отвечает на вопросы. На одной такой встрече побывал корреспондент Wday.ru.

Мои дети талантливы, но я за дисциплину!

Фото №1 - Диана Арбенина: «Своим детям я желаю много трудностей»
Фото
@d_arbenina

— Не знаю ни одного ребенка, который добровольно хотел бы ходить в музыкальную школу. И меня родители привели туда почти под дулом пистолета. Потом забирали меня оттуда трижды, потому что я плохо училась по математике. Да, я тоже до сих пор не понимаю логику, но для них она была. Забирали – приводили, забирали – опять приводили. Я уже думала: «О, все, слава богу», а они все равно приводили. Я не держала обиды, а просто прогуливала уроки. Правда, потом поняла, что заниматься все равно надо – для себя. Ведь во время отчетного концерта краснеть будут уже не твои родители, а ты сама.

Оба мои ребенка, Артем и Марта, уже пошли в музыкальную школу. Я отдала их, чтобы попробовать. У них есть способности, особенно у Артема. Но учиться по классической системе – не для него. Музыку он только подбирает. А это просто невыносимо. Он талантливый парень – это ему Бог дал. У нас прекрасный педагог по музыке – Евгения Аркадьевна Дитковская. Артем садится с ней, она играет, а он за ней практически без ошибок повторяет в басовом ключе. Педагог разрешает мне присутствовать на занятиях. В отражении инструмента я вижу, как он умудряется играть с закрытыми глазами, еще и подмигивает мне. Это просто удивительно. Но я за дисциплину! Надо детей сначала учить читать ноты. Пусть даже будет строго, но это дает больше навыка, это действительно важно.

Только Бог решит, захотят мои дети идти по моим стопам или нет. Если случится так, что они пойдут в музыку, я им желаю (пока они меня не слышат) столкнуться со всеми трудностями. Ведь то, что было у меня, – это мой путь и мои ошибки, мои поражения, мой стыд и мой успех. Я им пожелаю такого же тяжелого, осмысленного и настоящего пути.

Как отучить ребенка врать? Не знаю

Фото №2 - Диана Арбенина: «Своим детям я желаю много трудностей»
Фото
@d_arbenina

Мне нравится вдохновлять детей и пробивать их. Учитель и ученик всегда будут по разные стороны баррикад, Но если удается вдохновить малышей – вы для них Бог. А чтобы они вам поверили, нужно сгорать самому. Несколько лет назад в Казни был большой акустический концерт «Ночных снайперов». Артему было четыре года, и он выиграл тендер поехать со мной. Они у меня борются за тендер – кто поедет со мной. И тут Тема выиграл. Концерт был в большом красивом зале оперного театра с портьерами и ложами. Во время выступления я чувствовала, что меня постоянно что-то отвлекает – шебуршится и ерзает слева от сцены. После концерта спрашиваю, как он себя вел. Когда сказали – как мог, так и вел, я все сразу поняла. Он сидел на свободном месте в ложе. И чего он только не делал – и заплетал девочке, сидящей впереди, косички, и ползал под креслами, драл портьеру, как кот. Я не стала его ругать – смысла нет, после драки кулаками не машут. Я тогда привела его в отель и посадила в ванную «делать море». Когда я набираю воду и говорю: будем делать море, он знает, что это ванная. А если душ, значит, «ливень». Когда он остался сидеть в ванной один, вдруг запел мои песни. Я подумала, что не зря привезла его с собой – хоть что-то в нем осталось.

Артем начал врать мне. Он этого не осознает и не сознается. С Мартой мы ждали его в музыкальной школе, а он где-то застрял. И вот он идет, и у него весь рот в шоколаде. Надо было его сначала к зеркалу отвести, но я-то вспыльчивая. Спросила: «Ты что, ел шоколад?» Он ответил «Нет!» И пока мы шли к зеркалу, он весь утерся. Мне только оставалось спросить: «Почему ты нам с Мартой не оставил?»

Он часто не сознается и врет. Потому что чего-то боится. Я над этим серьезно работаю, ведь для матери это большая проблема. В семье его не бьют, и он не боится физических наказаний. А все наказания, которые были в моем детстве, на него не действуют. Например, бойкот. Когда я что-то делала не так, родители со мной не разговаривали. Я становилась изгоем. Для меня это было страшно. Но сыну – не особо. Ну не разговаривают и ладно, думает Артем. Так что пока я не могу решить эту проблему.

С детьми нужно разговаривать

Фото №3 - Диана Арбенина: «Своим детям я желаю много трудностей»
Фото
Дмитрий Дроздов

Недавно в Москве проводился опрос. Выяснилось, что родители разговаривают с детьми всего семь минут в день. Это очень мало! Главное – с ребенком разговаривать на все темы и все объяснять. Вот Артем взял салфетку во время обеда, смял ее и тут же взял вторую. Я его спросила: «Ты любишь деревья? А парки? А на велосипеде кататься хочешь в парке?» Он говорит «Да». Так ты не будешь в парке кататься на велосипеде, потому что деревьев не будет. Потому что бумагу делают из деревьев!

У меня есть песня «Наотмашь», и в ней фраза: «И каждый день по кругу, колесо сансары». Артем не знает слов наизусть и неправильно проговорил эту фразу. Я удивилась и переспросила, что он сейчас спел. И дальше объясняла ему на очень примитивном языке, что такое колесо сансары. А потом добавила: «Тема, если будешь очень плохо себя вести, в следующей жизни будешь червяком». С тех пор он всем задает вопрос: «Я сегодня хорошо себя вел?» Боится, что у него есть шансы в будущем переродиться.

Поэтому будьте горячими и искренними, и тогда подростки не будут трудными.

Дети внушают огромный оптимизм. Благодаря им я вообще не устаю. Если после концерта бываю в тяжелом состоянии, мне достаточно провести 30 минут с ребенком, и я уже могу играть второй концерт. Да, дети могут вывести из себя. Меня удивляют люди, которые нагло врут, когда говорят, что дети их никогда не выводят. Это вранье.

Когда я была беременная, старалась не читать никаких книг о том, что со мной будет. Я боялась всего и не хотела даже знать, что меня ждет. Но одну книгу я все-таки прочитала. Там было сказано, что, когда вы почувствуете раздражение, на какое-то время отдайте ребенка другому члену семьи. Каждый раз, когда я раздражаюсь и понимаю, что у меня нет терпения, я делаю выдох и задаю себе вопрос: «Была бы я так счастлива, если бы у меня их не было?» Голова тут же становится на место. Ценить, что у тебя есть, – хорошая материнская истина.

Я поздно поняла, как маме было страшно за меня

Фото №4 - Диана Арбенина: «Своим детям я желаю много трудностей»
Фото
@d_arbenina

Я скучная, я много рефлексирую, я несносная и часто бываю в себе не уверена. Но я никогда ничего не крала и не врала, поэтому мне интересно жить. Я признаю, что во многом ошибалась, и признаю не для того, чтобы заявить об этом, а чтобы сделать выводы и попытаться быть лучше. Особенно понимаешь важность делать это, когда воспитываешь детей, ведь ты для них пример. Дети – семена, которые ты бросишь, и они взрастут. Я знаю, когда Артем и Марта вырастут, скажут, что их мама никогда не врет и когда обещает, она выполняет. Потому что разочарование в детстве начинается тогда, когда папа пообещал сводить в цирк и забыл.

В детстве я хотела быть ветеринаром и спасать собак, потом стать журналистом, как родители. Но если бы это слышала моя мама, она бы сказала, что я запела, еще не родившись.

У каждого свой путь, какой он есть. Раньше я бы рубила с плеча и пыталась быстрее всех разрезать. Сейчас я сначала наблюдаю, потом делаю выводы и принимаю. Можно ошибиться, и обратного пути не будет. Я всегда знала, что мне нужно петь, это была моя дорога. Даже когда было сложно, мне ни разу не приходило в голову забросить подальше гитару.

Я бы поблагодарила маму за то, что она никогда меня не хвалила. Она была категорически против, когда я начала заниматься музыкой. Когда я бросила в Магадане университет, для нее было катастрофой. Когда я уезжала из этого города, она не подала мне руки. Я уехала без родительского благословения. Когда отец провожал меня до остановки, мама была в слезах. Потом они поехали провожать меня в аэропорт, но я уже улетела. Мама ни разу не призналась, как сильно она за меня переживает. Никогда не давала мне возможности быть слабой. При этом я прекрасно знала, что когда мне будет плохо, я приползу. Но это случится, только если совсем будет плохо. У нас в роду «бабочек» не любят. А я бросила все в Магадане и уехала в Питер.

Фото №5 - Диана Арбенина: «Своим детям я желаю много трудностей»
Фото
@d_arbenina

Только родив детей, я стала понимать, насколько ей было тяжело и страшно. Она отпускала дочь в небытие. Но меня поддержал мой отец. И сказал маме, что у него была мечта, которую он не осуществил: «Я всю жизнь мечтал проехать на мотоцикле из Магадана в Рязань и не проехал. А может, у нее получится?» Только после этих слова мама перестала мне препятствовать. Я бы сказала ей спасибо за строгость и преданность мне. А она абсолютно точно мне преданна. Сейчас я хочу попросить у мамы прощения за многое. Я очень часто была не права. Но мы сейчас так сильно дружим, что у меня есть шанс все искупить. Всегда есть шанс искупить, пока мы живы. 27 марта маме исполнится 69 лет, и у меня еще много времени, чтобы стать хорошей дочерью.

Лучше печь хлеб, чем выступать

Фото №6 - Диана Арбенина: «Своим детям я желаю много трудностей»
Фото
Ломохов Анатолий/PhotoXPress.ru

Когда жизнь на сцене только начиналась, я вообще ничего не боялась и делала все бессознательно. Сейчас – ужасно боюсь. Бывает, стою в кулисе и долго думаю – выходить или нет. Как-то даже дошло до казуса. Перед концертом мы проводили время в кулисе с моим техником. Я постоянно говорила «Боже мой! Почему я не пеку хлеб? Они уже все со смены пришли, вернулись и все уже испекли. Они свободны, а мне только выходить на сцену. Зачем я это все сделала?!»

Моя прекрасная группа узнала об этом нытье и подарила мне хлебопечь, с подтекстом «Замолчи уже, и пеки хлеб на досуге»!

Я не стала меньше волноваться, но стала осторожнее в своих стенаниях. Рада своей нервной системе, что она волнуется постоянно. Ведь тот, кто не волнуется, выходя на сцену – уже все сказал. А если все сказал – надо уже быть дома.

Писала стихи, слушала «Крем»

Я родилась в 1974 году и с раннего возраста начала изучать музыкальный мир вокруг себя. Дома родители постоянно включали Чайковского. Развивали музыкальность до такой степени, что я ее возненавидела. Потом потребовалось много времени, чтобы я опять к ней вернулась. У родителей в машине всегда была итальянская эстрада: Тото Катунью, Рики и Повери и другие сладкоголосые исполнители. Когда в коллекции появился Борис Борисович Гребенщиков, я стала интересоваться его музыкой. Мы жили на Крайнем Севере, и до нас иногда доходили пластинки и маленькие кассеты. Дисков еще не было. У меня был самый модный и продвинутый парень. Ему присылали записи. Как-то пришла маленькая кассета с карандашной надписью «Крем». Мы ее поставили и стали слушать «Крематорий». Я долго думала, что группа «Крематорий» называется «Крем». Потом появились Высоцкий и Окуджава. А позже я стала играть на гитаре, и стало происходить все то, что происходит.

Я писала стихи и песни обо всем, что было важно. Мой друг как-то сбил человека на пешеходном переходе. Сбил чудовищно. Я смотрела на него и думала: «Как он может теперь жить, не приведи Господь». Этому я тоже посвятила стих.

В 1993 году появились «Ночные снайперы», и мы играли в Питере и в его окрестностях. В Выборге был наш первый полноценный концерт. Это был театр кукол на 100 человек. Билет стоит 10 рублей, а у нас вообще не было денег. Но в ту пору они и не были нам нужны, только на еду. После концерта мы увидели деньги, которые мы заработали: в память врезалась стопка мятых десяток, и каждая пахла по-разному. Мне казалось, каждая купюра пахла не человеком, который отдал свои кровные за то, чтобы быть здесь, а она пахла работой, которой он занимался. Если меня спросят, помню ли я свой первый концерт, я помню эти червонцы. Я представляла, что в зале у нас сидят горняки, шахтеры и люди, которые тяжело эти деньги заработали. Они их отдали, чтобы послушать, как я пою, поэтому я должна петь как будто в последний раз. С тех пор для меня чудовищно видеть, что человек поет под фонограмму. Ему зритель отдал свои деньги и видит просто открывающийся рот. Ведь если я не умею петь, надо пойти поучиться, если болею, надо пойти вылечиться. Зачем врать? Внимание и доверие публики – это как доверие детей.