Фото №1 - Дмитрий Дюжев: «Сыновья должны знать слова «надо» и «обязан»
Фото
Владимир Широков

— У нас с Таней двое мальчиков. Ване 12 лет, а Диме — 6. Старший в шестом классе, он старательный, усидчивый, очень ответственный. На днях похвалился пятью пятерками. Я: «Как это возможно за один день?!» Он: «На перемене выучил еще одно стихотворение, и учительница поставила мне дополнительно «отлично».

Ваня — максималист, для него получить четверку — уже повод для расстройства. Почему не «пять»? Ведь мог, выучил все! Мы с женой всегда успокаиваем его, говорим, что иногда можно прийти и с тройкой, а потом стимулировать себя и исправить. Мы живые, не получается всегда все делать на 100%. Ваня очень занят в школе, много уроков, в свободное время играет в интернете, общается там на английском, который усиленно учит. А еще он любит тир, ездим с ним в ДОСААФ, где сын отлично стреляет мелкокалиберными пулями. Это его хобби.

У Димы же все идет через призму актерского существования. Постоянно берет телефон, снимает себя и общается с воображаемыми подписчиками: «Здравствуйте, мои дорогие! Сегодня я вам расскажу, как нужно играть в солдатиков». Этому его никто не учил. Пока, увы, все движется к тому, что может пойти по моим стопам.  Дима читает, пишет, старается хорошо учиться, чтобы подготовиться к первому классу. Он гиперактивный с рождения. Недавно начали с ним ходить на греко-римскую борьбу. Но актерское в младшем сыне пока преобладает. 

Когда ребята шалят, то мы, зная их психотипы, понимаем, кто зачинщик конфликта. Но все равно подробно разбираем причину, а потом даем рекомендации и Ване, и Диме. И даже, хоть старший чаще всего не виноват, просим его не быть резким с младшим, отвечать спокойно и мягко. А Диме говорим, чтобы он без стука не вбегал в комнату брата, у него могут быть дела, уроки.

Фото №2 - Дмитрий Дюжев: «Сыновья должны знать слова «надо» и «обязан»
Фото
Личный архив Дмитрия Дюжева

Все проблемы, которые у родителей случаются с детьми, надо воспринимать через призму воспитания. Мы с Танечкой любим своих ребят, на многое готовы закрыть глаза, простить их. Поэтому, думаю, и возникает у них порой непослушание, кажется, что все может сойти с рук. Но виноват не подчиненный, а начальник. От того, как шеф ведет себя с сотрудниками, зависит поведение всего офиса. Так же и в воспитании детей. Нам, родителям, нужно работать над более категоричным и принципиальным поведением по отношению к ним.

Вот смотрел документальный фильм «Где ты, Адам?». В нем настоятель монастыря в пасхальную ночь встречает монахов, они бьются крашеными яйцами, у кого разбилось, тот и проиграл. По правилам стукнуть надо один раз. А тут один из монахов просит: «Ну давай еще разочек». Но настоятель отвечает: «Нет, больше нельзя. Всем дается только один удар, и все». Этому и родителям надо учиться — не нарушать правила, не позволять «еще разочек». 

В общении с сыновьями у меня есть правило, которого придерживаюсь. Когда мне что-то не нравится,  я должен сначала сам успокоиться, а потом уже объяснить детям без повышенных тонов. С собственным гневом надо бороться. В последние годы уже не повышаю голоса на ребят. Раньше казалось, что воспитание должно быть строже. Меня в детстве и ремнем прикладывали, и в угол на колени ставили. Но Танечка сумела меня перевоспитать.

В момент, когда родитель кричит, ребенок не понимает, почему нельзя делать то, что он делает. Он видит перед собой лишь повышающего на него голос любимого родителя, который унижает и обижает. И в ребенке сразу вспыхивает обида, он замыкается, на все, что слышит, утвердительно кивает головой, повторяя: «Прости, я больше не буду». Но причины гнева он так и не понимает. Поэтому взрослые должны сначала успокоиться, встать на один уровень с ребенком и детально разобрать всю ситуацию, понять мотивы малыша, посоветовать ему другие решения, рассказать что-то из своей жизни.

Фото №3 - Дмитрий Дюжев: «Сыновья должны знать слова «надо» и «обязан»
Фото
Личный архив Дмитрия Дюжева

Таня с сыновьями общается мягче и, как профессиональный психолог, находит более правильные слова для объяснений. А я все-таки ориентируюсь на практику воспитания примерами из жизни. Для меня есть слова «должен» и «обязан», которые надо говорить детям. Хочешь ты или не хочешь, но если надо, то обязан сделать. Есть здоровье или нет, есть желание или нет, но после третьего звонка открывается в зрительном зале занавес, и я обязан выйти на сцену и играть спектакль. У нас ведь два сына — будущие мужчины, у них есть долг перед Родиной, отцом и матерью…

Приучаем помогать детей по дому. Понятно, что у них нет ежедневных бытовых обязанностей. Мы живем большой дружной семьей с тещей и тестем. Но мальчикам нельзя отказаться, если их попросили вымыть посуду, протереть пыль, подмести или пропылесосить полы. Иногда пытаемся ограничивать сыновей в сладостях, компьютерных играх. Наказываем, если слышим, что ребята обзывают друг друга. Мы дома не употребляем бранных слов, но в школе, детском саду, во дворе они, разумеется, их слышат.

В школе и садике, конечно, знают, что у Вани и Димы папа — актер. Поэтому у сыновей нет такой свободы и безответственности, как у других ребят. Я объясняю им, что с них и спрос строже. Может, поэтому Ваня старается держать марку и быть отличником. Хотя, бывает, старший сын приходит и рассказывает, что кто-то из ребят заявил, что его родители не любят меня. Я объясняю, что это издержки моей профессии, я ведь на виду.

Мне папа когда-то сказал: не важно, чем будешь заниматься в жизни, главное — чтобы ты стал хорошим человеком. Повзрослев, я понял его слова. И теперь повторяю сыновьям эту фразу и прошу, чтобы они всегда поступали как хорошие люди, так как мы их учим не нарушать правила, не обманывать, быть честными, открытыми и всегда готовыми помочь.

Фото №4 - Дмитрий Дюжев: «Сыновья должны знать слова «надо» и «обязан»
Фото
Геннадий Авраменко/пресс-служба канала «Россия 1»

Отдыхать ездим вместе, это сплачивает семью. Вот недавно на каникулы летали в Сочи, светило солнышко, 18 градусов тепла, мы даже немного загорели.  Я, правда, там еще и занимался хореографией, готовился к «Танцам со звездами». Нашел педагога по бальным танцам, каждый день с ним тренировался на паркете, а потом возвращался к жене и детям. Они на меня за это не обиделись, наоборот, поддержали. 

Считаю, что красота спасет мир. А хореография — самый изящный из видов красоты. Находясь в течение трех месяцев в самоизоляции, почувствовал, что невозможно жить без движения. Поэтому, когда мне предложили поучаствовать в «Танцах со звездами», воспринял приглашение как знак свыше. Подумал, что снова смогу ходить, дышать, узнавать себя с новой стороны, достигать вершин, совершать над собой подвиги.

Когда-то в Астрахани я пошел заниматься в Дом пионеров в секцию ударных инструментов. И когда поднимался на третий этаж, то проходил через хореографический зал, останавливался там и подглядывал в дверную щель за ребятами, занимавшимися бальными танцами. На дискотеках в школе я стеснялся приглашать девочку. А на этом проекте вдруг понял, что у меня могут реализоваться все прошлые желания.

Я ведь не такой старый, деревянный, возможно, смогу все сделать в паре с профессиональной партнершей —  проплыть с ней по паркету и прожить наш танец. И вот после нескольких недель репетиций случился наш первый квик-степ — сложный легкими прыжками, пробежками… У нас все получилось, я не допустил ни одной ошибки в движениях. К большому сожалению, я из-за болезни вышел из конкурса. Таковы правила шоу. Но очень надеюсь, что встречусь со всеми участниками «Танцев со звездами» в финале.