Екатерина Климова: «Мужчине я уже могу простить многое»

«Не уверена, что женщина-мать должна жить по моей схеме. Отрывать от груди ребенка и вечно куда-то бежать. Так сложилось в моей жизни, и пусть это будет исключением из правил. И, конечно, бывают дни и моменты, когда опускаются руки», – говорит в эксклюзивном интервью «Антенне» популярная актриса.

– Катя, вы жена, мать четырех детей, тем не менее вам удается много сниматься, работать в параллельных проектах…

– Так я по гороскопу Лошадь, поэтому, наверное, и пашу как лошадь – много. Но делаю это с любовью. А количество проектов не самоцель. Я борюсь за качество, хочется работать там, где тебя все вдохновляет. Правда, не всегда это совпадает – надо ведь зарабатывать деньги…
Фото
Дмитрий Исхаков, стиль Bosco di Ciliegi

– Но потом не жалеете? Провальные истории у вас есть?

– У каждого свой вкус. У меня в дипломе написано «актер театра и кино», и я зарабатываю этой профессией, которую люблю, и считаю, что артист должен работать, чтобы не закваситься, не законсервироваться.

– Скоро на НТВ выходит сериал «Опекун», в котором вы играете главную роль. Он из разряда тех, что вдохновил?

– Да. Раньше мне попадались разные роли, но впервые я исполняю роль детектива – эдакого современного Шерлока Холмса в юбке. Наш фильм – история приключенческая, захватывающая. Она не совсем про любовь. Сценарий был прописан очень хорошо, я послушный артист и старалась выполнить все задачи, которые передо мной были поставлены.

– Вы там снимались с мужем, Гелой Месхи. Работать с близким человеком проще или, наоборот, возникает больше требований?

– Мы оба люди профессиональные. На площадке стараемся не заостряться на личных отношениях. Даже актерские вагончики у нас были разные, чтобы каждый мог настроиться на свою роль и своего персонажа.

Работа в интересном положении

– В каких еще проектах вас скоро увидят зрители?

— Снимаюсь в сериале «Торгсин». Действие в нем происходит в Москве 30-х годов, играю там безумно интересного персонажа – абсолютно отрицательного. Это ярко выраженная женщина-вамп, интриганка… Миледи, одним словом. Костюмы, грим – все нравится, просто подарок мне. Купаюсь в этой истории. В будущем году на экраны кинотеатров выйдет фильм Аллы Суриковой «Любовь и Сакс», съемки и озвучка уже закончены. Не поверите, играю арфистку. Пришлось два месяца осваивать этот инструмент, чтобы исполнить «Summertime» Джорджа Гершвина. Алла Ильинична почему-то была уверена, что у меня есть музыкальные навыки, а я не стала ее переубеждать на момент проб, но в конце съемок призналась, что научилась играть на арфе с нуля. И мне это далось непросто. Правда, по иронии судьбы именно этот эпизод вырезали. Алла Ильинична объяснила, что, монтируя фильм, поняла: эта сцена не нужна.

Фото
PR НТВ

– А приходилось еще чему-то обучаться на съемках?

– Во время работы над моим первым фильмом «Прощание в июне» по Александру Вампилову надо было скакать на лошади. А я была в интересном положении (ждала первую дочку Лизу), хотя от всех скрывала беременность. Брала уроки верховой езды, долго тренировалась, даже падала с лошади… Но этот эпизод тоже вырезали. Хотя рада, что все навыки, приобретенные на съемках, остались со мной.

– У вас около 60 ролей. Что свое передали героиням, а может, и научились чему-то у них?

– Бывает роль, которая ложится на твое состояние души. Читаешь сценарий и видишь перед собой человека, которого будто бы знаешь всю жизнь, а бывает наоборот – не понимаешь, как лепить образ, за что браться. Этот момент в профессии для меня самый интересный, когда ты что-то начинаешь доставать из себя для своей героини. А когда еще везет с интересным материалом, то получаешь огромнейшее удовлетворение. Теперь я понимаю, почему раньше артистов хоронили за оградой кладбища. Когда работаешь над образом, будто из воздуха появляется потусторонняя энергия, которая не всегда контролируется тобой. Признаюсь, если у меня получается роль, то я абсолютно могу абстрагироваться и как зритель смотреть свое кино – плакать и смеяться, забывая о том, что со мной происходило на площадке. Хотя увидеть свои фильмы получается редко, зачастую лишь на озвучке или на премьере. Есть, конечно, исключения: фильм «Мы из будущего» часто показывают по телевизору, и если случайно наткнусь на него (сама люблю этот проект), то с удовольствием смотрю.

– Кстати, во время работы над этим фильмом вы были беременны Матвеем. Поддержку со стороны коллег ощущали?

– Безусловно, человеческий фактор существует. Но на площадке нет ни беременных женщин, ни детей – есть только артисты. И если ты пришел, то должен понимать, что никто не будет с тобой сюсюкаться. И женщины в интересном положении на равных со всеми работают в ночных сменах до утра. Помню, шел уже 14-й час работы, но очень важную сцену с моим участием не досняли. Все понимали, что мне тяжело, но мой любимый режиссер Андрей Игоревич Малюков сказал: «Катя, надо еще поработать, если можешь». И я, разумеется, осталась на площадке.

Характер важнее профессии

– Ваши родители не связаны с актерской профессией. Откуда в вас возникло это желание?

– Как многие советские дети, я проводила лето в пионерских лагерях – бабушки мои жили в Москве, а не в деревне, и меня надо было отправлять на свежий воздух. А там, в лагере, на концертах выходила на сцену с какими-то номерами. Так что, наверное, оттуда. Но, конечно, полного осознания, что это за профессия, у меня тогда не было.

– Наверное, вам, как и многим девочкам, казалось, что впереди красивая жизнь – будете сниматься для красивых журналов, ходить на тусовки?

– Как оказалось, светские мероприятия тоже стали частью профессии. Хотя, когда я оканчивала Щепкинское училище, такого не было, нас этому не обучали. Я редко бываю на вечеринках, работа и семья занимают большую часть времени. Потом страшно оказаться просто публичным человеком, который появляется всюду, но непонятно, чем он занимается. Думаю, что чем больше актер себя позиционирует как тусовочный персонаж, тем меньше будет возможностей для работы.
Фото
Дмитрий Исхаков, стиль Bosco di Ciliegi

– Вы производите впечатление спокойного человека или это работа над собой?

– Я, безусловно, человек публичный, отдаю себе отчет в этом и на людях стараюсь поддерживать соответствующее лицо. И только мои домашние знают меня другой.

– Слезы тоже только удел домашних?

– Да и не только слезы… Если меня вывести из себя, то можно увидеть обратную сторону медали – менее интересную. Правда, такое нечасто случается. Еще мой любимый педагог в Щепкинском училище Мария Евгеньевна Велихова часто повторяла фразу, что характер – это профессия. И еще одну фразу: не важно, чтоб вы стали хорошими артистами – важно, чтоб вы стали хорошими людьми. Вспоминаю ее слова, когда хочется устроить скандал.

– А в детстве Катя какой была?

– Совсем в раннем возрасте и в начальных классах – тихим и спокойным ребенком. Мама говорила, куда меня ни посадишь, буду сидеть и тихо собой заниматься. Единственная проблема, с которой сталкивались родные, была в том, что я практически ничего не ела, просто невозможно было заставить. А в средней школе, как и у всех в переходном возрасте, появились какие-то другие понятия, и из нормального ребенка я превратилась в некий протест. Была классическим подростком, не могу сказать, что паинькой. Моей старшей дочери Лизе сейчас 14 лет, но я, слава Богу, особых хлопот с ней не испытываю. Вспоминая себя в ее возрасте, пытаюсь сгладить и предотвратить какие-то конфликты. В основном все споры подростков возникают с тем человеком, который о тебе заботится. Он становится самым плохим, самым глупым, ничего не понимающим в жизни, мешающим тебе жить дальше. И я не исключением была в том возрасте. Но какое счастье, что такое поведение заканчивается в определенный момент, у подростка появляются серьезные намерения, и он начинает идти правильной дорогой.

«Кто эти люди?»

– Откуда желание иметь большую семью?

– Не знаю, так просто сложилось в жизни. У меня не было амбиций непременно стать многодетной матерью. И сегодня с удивлением смотрю на мое многочисленное счастливое семейство и ловлю себя на мысли: кто эти люди и как такое могло произойти со мной?!

– Мама четверых детей нарасхват в профессии. В школе бываете?

– Конечно, ведь у меня трое школьников. И если есть свободное время, то я проверяю дневники и уроки. Знаете, я не хотела бы пропагандировать образ работающей многодетной матери, которая должна отрывать от груди ребенка и вечно куда-то бежать. Так уж сложилось в жизни (пусть это будет исключением из правил). И я держу хорошее лицо при плохой игре, тем самым намекая на то, что все хорошо и замечательно, я все успеваю. Конечно же бывают дни и моменты, когда опускаются руки…

– Без чьей помощи вы бы не справились?

– А мне все и помогают – бабушки, папы, няни… У нас очень большой штат людей, задействованных в истории с детьми. Но все равно я, как компьютер, держу все в голове – когда должен прийти педагог, когда пойти к зубному, когда записаться к педиатру… И все эти проблемы постоянно со мной, и, поверьте, это непросто. Поэтому я не уверена, что женщина-мать должна жить по моей схеме.

– Но по-другому вы уже не сможете?

– Наверное, да. Поэтому и не жалуюсь, стараюсь как-то соответствовать своему положению.

В большой семье главное – порядок

– А какая Катя мама, детей балуете?

– Что вы! Я строгая. Это моя мама безумно их любит и балует. А у меня редко бывает достаточно времени на какие-то объяснения…. Недостаток времени – единственная проблема, из-за которой может появиться непонимание с детьми. Сейчас с Лизой мы подружки. Я, пока она не совсем взрослый человек, стараюсь оберегать ее психику от каких-то подробностей своей личной жизни. Безусловно, хочу, чтобы она мне говорила все, что ее беспокоит. И ищу какие-то компромиссы, чтобы не осуждать ее за излишнюю откровенность. Верю, что мы не потеряем эту близость с годами. Никто во взрослой жизни не будет любить твоих детей, как мать – в отношениях между мужчиной и женщиной все равно присутствует немалая доля эгоизма. Так что пока я чувствую материнскую ответственность, стараюсь, чтобы и дети все время ощущали мою любовь и поддержку.

– Что запрещаете – макияж дочери, гаджеты ребятам?..

– Гаджеты сыновей с понедельника по пятницу прячу. Так что планшетники – лишь по выходным. Если на горох детей уже не поставить, то хотя бы можно гаджет отнять, чтобы они себя хорошо вели. А макияж для нас с Лизой уже не тема. Она наигралась в это. Давно разрешаю ей краситься, поначалу брала мою косметику, а сейчас есть и своя. Пару лет назад сказала ей: «Если хочешь краситься, то должна делать все в меру, понимая, сколько тебе лет». Слава богу, Лиза неплохо рисует – у нее есть вкус, поэтому если куда-то собираемся, она всегда сама себе делает макияж, причем очень деликатный. Мне самой не разрешали краситься, и я помню это. Единственная просьба к дочери: если пользуется моей косметикой, пусть возвращает все в том же виде, не разбрасывая ничего по квартире. Пока срабатывает. У нас большая семья, главная проблема – чтобы в доме был порядок.
Фото
Дмитрий Исхаков, стиль Bosco di Ciliegi

– Но дети вообще-то любят беспорядок…

– Знаю и пытаюсь их приучать к порядку на своем примере. А себя заставить быть аккуратной ох как сложно. Я бы сказала, что меня воспитали мои дети. Приходится постоянно за собой следить, иначе дети просто не станут слушать тебя. Они сами убирают игрушки, вещи, застилают постель, выносят мусор, пылесосят, если берут чужое, кладут на место. Но вот с зарядками от телефонов у нас настоящий кошмар. И помечаем их уже, пишем лаком для ногтей «мама», «Лиза»… Но все равно они куда-то исчезают.

– Лиза скоро оканчивает школу, по вашим стопам идти не собирается?

– Если честно, я бы не хотела, чтобы кто-то из детей стал артистом. Лучше пусть попробуют что-то еще. Хотя понимаю: если захотят пойти по моим стопам, то пойдут. Лиза училась в музыкальной школе, она отлично играет без нот на фортепиано, поет, рисует, танцует, занималась теннисом, бальными танцами. А сейчас все силы и усердие брошены на учебу, но с будущей профессией Лиза пока не определилась.

– Кто из детей похож на вас?

– Они все разные, и каждый похож сам на себя. Просто пока растут, они меняются. Мне нравится, что они самобытные, я многое черпаю в них и сама меняюсь. Даже в чем-то становлюсь на них похожа.

С детьми экстрима и в жизни хватает

– На съемочной площадке многолюдно, дома вы тоже одна не бываете. Как аккумулируетесь?

– Все зависит от степени усталости. Иногда действительно не хочешь ничего, кроме того, как закрыться в своей комнате, а порой, напротив, жаждешь общения с домашними. Особенно, если была далеко в отъезде, то хочется, чтобы все дружно лежали бы на диване и смотрели приключенческий фильм. Иногда иду в спа-салон и провожу там весь день. А порой хочется с мужем вдвоем уехать куда-нибудь, оставить всех, чтобы накопить энергию и, вернувшись, с лихвой ее отдать. Когда очень устаю, люблю гастроли, там можешь целый день проваляться в номере гостиницы. Если бы даже хотела что-то приготовить или постирать, такой возможности просто нет. Много лет назад любила экстрим – занималась дайвингом, горными лыжами, летала на параплане. А сейчас не то чтобы считаю, что это выброшенные на ветер деньги, просто когда у тебя много детей – экстрима и в жизни хватает. Меня уже ничем не напугаешь. Я научилась сама вырывать зубы детям, обрабатывать раны и так далее.

– Вы собственник по натуре?

– Что касается детей и профессии, пожалуй, нет. А в личной жизни? Сейчас совсем не хочется даже думать на эту тему.

– А что Катя никогда не сможет простить мужчине?

– Я уже в таком возрасте, что могу многое простить, причем не только мужчинам, но и женщинам.

– Кстати, возрастные роли в будущем вас не пугают?

– Страха возраста у меня нет. Дело не в том, что я буду играть мам или бабушек, а в качестве этой роли. Вот есть Мерил Стрип, Джулия Робертс, и мне приятно на них смотреть и сегодня независимо от возраста.

Начала понимать своих бабушек

– Чуть больше года назад вы в четвертый раз стали мамой – родилась Белла. Ощущения те же, что и при появлении на свет первенца, или?..

– Нет, по-разному. И дело здесь, по-моему, в возрасте. Когда ты моложе, все время куда-то стремишься, мчишься… Когда 14 лет назад родилась Лиза, я была, может, менее ответственной, более эгоистичной. А с годами отношение к материнству стало более трепетным, и все больше хочешь проводить время в своей семье. Я начала понимать своих бабушек, которые очень сильно любят внуков. И мне захотелось быть с Беллой каждый день, чтобы ничего не упустить – увидеть, как она сделала первые шаги, сама взяла ложку, заговорила… Изменилось отношение к ребенку. А все страхи и переживания в ожидании родов остались с тобой.
Фото
личный архив Екатерины Климовой

– Белла уже говорит?

— Да, «мама», «папа», «отдай» и «иди». У нее с братом Матвеем сильная любовь. Дочь называет его Дядя Бум.

– Никто из детей не ревновал к Белле?

– Я слышала, что с появлением второго ребенка начинаются ревность и истерики первенца. В многодетных семьях такого не бывает – дети в них менее эгоистичны. К тому же у меня открытые ребята, всех воспринимают с радостью. У них такая сплоченная стайка, и я счастлива, что они вместе.

– У вас трое почемучек, подрастает Белла... Какие вопросы в тупик ставили?

– Как-то говорю Корнею: «Ты почему в последнее время визжишь, ведешь себя как девчонка?» Видно, такое замечание ему показалось обидным. И в конце вечера сын выдает: «Мам, ты мне сказала, что я веду себя как девчонка. А почему ты сама себя ведешь как мужик?» И я задумалась, поняла, что Корней попал не в бровь, а в глаз: «Знаешь, сынок, сейчас время такое. Женщины стали сильными, твердо стоят на ногах, многого достигли». Не знаю, хорошо это или плохо, но такова тенденция.

Счастье – состояние непостоянное

– Ваш супруг в нашем интервью называл вас красивой, ласковой, внимательной, мудрой. А каким эпитетом охарактеризуете его вы?

– Сказать, что у меня прекрасный муж, банально. Но большего говорить не хочу … Я была в свое время крайне многословна о личной жизни. Нет, не то что об этом жалею, просто поймите правильно – не хочется делиться своим счастьем.

– Еще он упомянул, что вы прекрасно готовите. Чем радуете домашних, когда бывает время?

– В зависимости от ситуации могу сделать что угодно, кроме блинов. Они мне не подвластны, сколько ни пыталась. А так от борща до утки с яблоками или крылышек барбекю. Стараюсь угодить всем. Но я все-таки человек творческий, и в моей мотивации важно вдохновение. Могу сделать за день генеральную уборку и разобрать все завалы, разбросанные по углам. Пока все не доведу до идеала – не остановлюсь. То же самое и с готовкой.

– А сами, судя по вашей стройной фигуре, наверное, почти не едите?

– Ем, и зачастую не совсем правильно, иногда весь день ни крошки во рту, приходишь ночью и наедаешься.

– Артистка Климова востребована, а Климова-женщина сегодня счастлива?

– Счастье – состояние непостоянное, его нужно уметь увидеть, о нем нужно уметь вспомнить, отчасти даже выработать и трудиться над ним. Положительные эмоции улетучиваются быстро. Отрицательные – глубже оседают в памяти человека, они более доступны. Обиду человек помнит долго, а добрые дела быстро забывает. Так же и счастье – надо просто его понять, поймать, ощутить и не отпускать.

Блицопрос

– Когда важна внешняя красота?

– Всегда.

– Если мир рухнет…

– Я тоже. Умру с благодарностью.

– Где живет счастье?

– Внутри нас.

– В вашем характере вам не нравится…

– Перфекционизм.

Комментарии

1
под именем
  • Все комментарии
  • Роди еще пятого ребенка и работай.