Ксения Новикова: «Я паникерша, не отпускаю сыновей от себя ни на шаг»

Певица рассказала, как воспитывает двоих сыновей: Богдана и Мирона.

«Сыновья, как и все мальчишки, часто ссорятся, спорят, дерутся. Но когда одному из них угрожает опасность, в другом проявляется что-то высокое, братское», – поделилась Ксения с Woman’s Day.

— Несмотря на занятость, стараюсь регулярно гулять с детьми. Программа минимум: посетить аттракционы и кино, максимум: провести несколько часов в парке Горького, Коломенском или Царицыно. На прогулках не сижу на лавочке. Сама встаю на самокат и гоняю с Мироном и Богданом.

При этом я жуткая паникерша, не отпускаю сыновей от себя ни на шаг. Виной всему наша вынужденная разлука (в 2011 году бывший муж певицы Андрей Середа похитил детей и 9 месяцев жил с ними в Англии. — Прим. «Антенны»). У меня постоянно включен режим чрезмерной тревоги. Несмотря на протесты и возгласы детей: «Мам, мы уже большие», все время держу их за руки. Со стороны может показаться, что я мама годовалых малышей, а не мальчиков 6 и 8 лет.

Родители и Леша (муж певицы. — Прим. «Антенны») меня за это отчитывают, просят успокоиться. Но пока у меня это не получается. Кажется, что мальчиков всюду подстерегает опасность. Они бегают, прыгают, часто дерутся… Что-то высокое, братское проявляется, только когда одному из них угрожает опасность. Тогда они заступаются друг за дружку. А так спорят, жалуются, один пытается очернить другого, чтобы на его фоне выглядеть лучше.

Вопрос, вмешиваться ли в их ссоры, стоит остро. Иногда наблюдаю со стороны, а порой участвую в разрешении конфликта

Доходит до смешного. Чтобы найти виновного, организую следствие. Сажусь в комнате и по очереди вызываю детей. Затем провожу очную ставку. Благо с детьми пока работает метод «посмотри в глаза». Кто отводит взгляд, тот говорит неправду. Когда виновный найден, выносим приговор. Недавно у нас целое «судебное разбирательство» состоялось, где в роли присяжных выступали я, Леша и мои родители.

К слову, действенное наказание для детей придумать тоже непросто, это с поощрениями проблем не возникает. Раньше за провинности лишали мальчиков гаджетов и сладостей на определенное время. Не слушаешься – неделя без планшета, пререкаешься – еще одна. Поняли, что эта система не работает, когда срок санкций приблизился к году.

Сейчас у нас нововведение. Купили старшему, Мирону, специальные прописи для закрепления материала, пройденного за первый класс, а Богдану – такие же, но для дошколят. И в качестве штрафа за плохое поведение ребята делают упражнения в этих тетрадях. И для развития полезно, и дисциплинирует неплохо.

Но, пожалуй, самое суровое наказание для них – обида мамы. Недавно после очередной разборки сказала сыновьям: вы меня очень сильно расстроили. Перестала с ними разговаривать, закрылась в ванной. Так дети нарвали моей любимой смородины и стояли с ней под дверью, просили: «Мамочка, ну ответь нам, пожалуйста». Как тут не простить?

Люблю я сыновей конечно же одинаково. Просто в определенный момент кто-то больше меня умиляет. Например, Богдан нашкодит и сделает такую трогательную рожицу, что я даже отругать его не могу. Мирон, видя это, обижается: «Почему ты ему прощаешь, а мне нет?» Хотя в последнее время старший сын ведет себя как взрослый. Не плачет, не истерит. Может даже что-нибудь благородно уступить Богдану.

С Алексеем наши представления о воспитании детей не всегда совпадают

Он, как и все мужчины, сторонник более строгих мер. Нередко спорим с ним, бывает, бурно. Но все равно в итоге приходим к общему знаменателю. В целом он прекрасно влился в команду Богдана и Мирона.

Муж сам как ребенок, поэтому они с детьми и говорят на одном языке. Хотя при личном общении они называют его Лешей, за глаза он – папа. Старший тут на днях заявил: «Я – Мирон Алексеевич». Причем я в этом совсем не давлю на сыновей, просто наблюдаю. Вижу, что они хотят его назвать папой в лицо, просто стесняются пока.

Как это обычно и бывает, младшие дети, повторяя за старшими, постигают все быстрее. И Богдан тут не исключение. Когда Мирон только учился читать, мы просили его делать это вслух для брата, а Богдану поручили пересказывать услышанное. Картина была та еще: один кое-как по слогам выговаривает слова, а второй пытается выстроить их в голове в единую картину.

Неудивительно, что, наблюдая за мучениями брата, Богдан скрыл тот факт, что сам тоже научился читать

Выяснилось это случайно. Ехали в машине, и я обратила внимание, что младший пристально вглядывается в рекламные щиты. А спустя какое-то время за ужином дети играли в официантов и подходили к нам с блокнотиками за заказом. Леша заказал Богдану селедку с картошкой, и тот нацарапал на листочке: «сельодка». Спалился, в общем. С тех пор изучаем мир литературы вместе.

Недавно купила сыновьям «Старика Хоттабыча» и сборник рассказов Носова.

Мирон, кстати, сейчас в классе один из лучших по чтению. С математикой у него тоже неплохо, правда, он, как и я, невнимательный. Может нолик забыть дописать, знаки перепутать. Вот у Богдана с цифрами полный порядок. Он в садике даже грамоту получил как хороший счетовод. Но пока сложно понять, кто из них гуманитарий, а кто – технарь. Старший собирает сложнейшие конструкторы четко по инструкции, а младший дает волю фантазии и делает невероятные 3D-фигуры без всяких подсказок, а еще рисует, причудливо смешивая цвета. Мирон долго просил отдать его в секцию футбола, но, сходив туда три раза, от этой затеи отказался. Теперь ему нравится танцевать. С упоением смотрит в интернете записи выступлений. Сам научился ходить на руках, делать колесо. Думала, пройдет это увлечение. Все-таки мальчик, а тут танцы. Но он стоит на своем. И нашли ему секцию, будет ее посещать.

Я не сторонник того, чтобы перегружать детей десятками кружков\

Думаю, это делают в основном родители, которые стараются с помощью ребенка воплотить свои нереализованные амбиции. Мое мнение – у детей должно быть детство! Всему свое время. Они подрастут и сами решат, чем им хочется заниматься помимо учебы.

В сыновьях уже просматривается галантность. Мирон всегда откроет дверь, скажет комплимент. Сыновья помогают выбирать мне одежду, говорят, что идет, что – нет. А как они общаются с двоюродной сестренкой, полуторагодовалой дочкой моего брата Максима! Ухаживают, оберегают ее, следят, чтобы она ненароком не упала с самоката.

И все время просят: «Мама, роди нам сестру». Я же пока не готова. Лишь недавно вздохнула свободно. Дети только-только начали сами есть, одеваться, мыться. Посмотрим… Может, позже решусь.

Комментарии

0
под именем