Роза Сябитова: «Мой образ хабалки мешает дочке выйти замуж»

Телеведущая и популярная сваха вместе с 27-летней дочкой Ксенией рассуждают о последствиях ее развода, опасениях мужчин брать в жены «разведенку» и о гиперопеке сына.

Фото
личный архив Розы Сябитовой

– Роза, что происходило в вашей жизни, когда ждали дочку?

Роза: О том, что в положении, узнала случайно. Почувствовала шевеление в животе, пошла к гастроэнтерологу. Рядом был кабинет гинеколога, туда и отправили. Я еще сына продолжала грудью кормить, а врач мне: у вас 17 недель. У меня шок: 1992 год, голодный, пустые прилавки магазинов, на руках грудной ребенок, ни денег, ни продуктов. Мне предложили: давайте до 20 недель подождем и сделаем преждевременные роды. Я им: «С ума сошли? Значит, так оно и должно быть».

Чувствовала, что у меня будет дочь, хотя ультразвук не делала. Пока беременная ходила, пару раз падала и говорила: «Терпи, Ксения! Я сделаю все, чтобы ты росла счастливой и тебе легче жилось». Имя дочери подбирала благозвучное, чтобы подходило к отчеству и фамилии, с мусульманским сочеталось и не дразнили потом в детстве. И родилась Ксения Михайловна Сябитова, она же Кадрия, что значит «величественная».

Знала, что у меня будет ангел, так оно и вышло. Дочка меня здорово щадила. А я старалась во всем на нее ориентироваться. Захочет есть — заплачет, дам грудь — успокоится. Сколько выпьет молока — больше не заставляла, сцеживалась только на кашу для Дениса. Я занималась тогда благотворительностью, на детей требовались деньги. Помню, из Штатов пришла фура, и я половину отдавать не стала, потому что там были детская одежда, принадлежности по уходу. Здорово это все меня выручило, особенно памперсы и переноска. Положу дочь туда — и на переговоры. В детский сад отдала в 3 с половиной года, и никаких проблем: диатезы, простуды — все мимо прошло.

Ксения: В детстве мама всегда мне пела на ночь, читала книжки. Я была послушным ребенком, никогда не устраивала истерик. С давних пор у нас в семье действовало правило: если чего-то очень хочется, получишь это, но не сразу, а когда появится возможность. Но однажды лет в 6 в магазине я увидела медведя, в которого влюбилась. Мама пыталась переключить мое внимание, тогда я встала и стала тихо плакать. И она мне его купила. Год я не выпускала его из рук, назвала Муся Михалыч, отчество в честь папы (мужа Розы Сябитовой не стало в 1993 году. — Прим. «Антенны»). Игрушка сохранилась до сих пор.

Роза: В 3 года у нее, девочки, которая никогда не капризничала, начался кризис. Я поняла: Ксенька думает, что я ее не люблю. Из родных подсказать было некому, книжки читала, советовалась с умными людьми и действовала по наитию. Подруга сказала: может, Ксения думает, что ты сыну больше внимания уделяешь. Он проблемный был, такой Остап Бендер, шкодник, за ним глаз да глаз. Та самая подруга посоветовала прислушиваться к дочери, делать то, что она просит. Скажет Ксеня: «Можно я в детский сад не пойду?» И хотя мне, работающей маме с двумя детьми без нянек, так поступить было непросто, позволяла. Только если мы жертвуем собой, дети поймут, что ты их любишь. А я всегда знала: дети мне дороже, с ними должна быть здесь и сейчас, иначе ничего хорошего в будущем не ждет. У них и так уже отца нет, бабушек.

Ксения: Помню, когда была маленькой, мне казалось, что мама меня любит меньше брата, потому что все внимание она уделяла Денису, а со мной проводила мало времени. Если не хватало ее тепла, я подходила к ней и обнимала. И даже сейчас, когда просто общаемся друг с другом по телефону, в конце всегда говорим: я тебя люблю, в SMS пишем.

Роза: Да, дети и сейчас мне могут сказать: «Мам, обними, пожалуйста, не хватает». Но они уверены, что они для меня важнее всего — мира, карьеры. Это имеет и оборотную сторону: я всегда могу к ним обратиться, и они не откажут.

– Внешне вы похожи. А что с характерами?

Ксения: Я пыталась маме во всем подражать: в поступках, в поведении. Другого примера перед глазами не было. Мы с ней похожи в том, что обе пробивные. Если чего-то хотим, кровь из носа, но получим. А в остальном совершенно разные. Я в семье организатор, за мной и походы в кино, и отпуск, и билеты. Мама с Денисом тяжелые на подъем и порой меня этим выбешивают. Зову их в кино и слышу: какое, когда, надо подумать… Мне же только намекни. Любим с ней проводить время за просмотром. Я большой киноман и хорошо знаю ее вкусы. Ей нравится индийское кино любого жанра, мультфильмы — лучше, в которых есть принцессы, влюбленные пары и все, что связано с животными. Закачаю на флешку несколько гигабайт фильмов, приезжаю к ней за город, и смотрим, пока не надоест.

Роза: Ксения совсем не такая, как я. У нее хороший вкус, культура восприятия, ненасытность в желании узнать что-то новое, активность. Она многого добьется. В декоре, в одежде разбирается лучше. По работе часто берет на себя какие-то вопросы или дает мне точные указания, как выстроить диалог. Люблю с Ксюшей отдыхать за границей. Это полный комфорт. С ней решается любая проблема. Английский она знает в совершенстве, французский подтягивает. Обязательно купит книжку на языке той страны, куда едем, фразы выучит, посмотрит фильм без перевода. Она специалист в мелочах. Предугадывает мои желания. Знает, что я не люблю экскурсии, поэтому на отдыхе выберет одну, но дельную. Обязательно идем на шопинг, но не столько покупаем, сколько смотрим, щупаем. Любим одну марку нижнего белья и обязательно всегда заходим в этот магазин. Не столько нам это нужно, сколько просто кайф.

Я люблю простую пищу, а Ксения — мастер по сложносочиненным блюдам. Она посоветуется со мной, как пюрешку нежную сделать, а я позвоню, чтобы узнать рецепт необычного салата. Ксенька ласковая, внимательная, креативная. Вот был мой день рождения, 57 лет. Я отмечать не хотела. Она мне: нет, мама, мы приедем к тебе, не надо ресторана, я привезу тортик, посидим пару часов. И про себя отмечаю: значит, правильное отношение, привычку в свое время сформировала.

Ксения: Мама сильнее меня в написании статей, книг. А ко мне обращается с вопросами по «Инстаграму», «Вотсапу», интернету и со всем, что касается машины. Мама ездит за рулем, но ничего в автомобилях не понимает. Я ей подсказываю, с чем связан тот или иной шум, когда ехать в сервис на ТО, менять колодки, масло. И брат звонит с этими же вопросами. Мне приходится облегчать мамину жизнь. Она, конечно, справится при необходимости, но потратит гораздо больше времени и сил.

Роза: Ксения сделала мою жизнь более комфортной. Я не делаю лишних движений. Она заботливая: отсекает ненужные встречи, людей, еду. Проконтролирует. Но при этом я держу марку: не заигрывайся, дочь. Всегда говорила детям: мы можем поржать вместе, но я не подружка, а родитель, ваша стена, потому что взрослее вас.

Ксения: Я очень доверчивая, а мама мнительная. Она долго будет думать, стоит ли кому-то что-то рассказывать, делиться, а я легко обсуждаю личное, семейное с подругами.

Роза: Я гибче, дочь прямолинейнее. Я бы промолчала — она говорит, я бы не поехала — она едет. Но в глобальных целях мы одинаковы — отношении к семье, преемственности поколений, воспитании, хотя идем разными путями. Если применять к миру животных, я волчица: все сама-сама — и сделать, и заработать, а самец нужен только, чтобы щенки были. А Ксенька — орлица: ей важно, чтобы и орел был, и гнездо, и птенцы. Дочь ему скажет, что принести, будет им манипулировать, но даст ощущение, что он главный.

Ксения: Если и есть то, что мне в маме не нравится, это ее боязнь доверить мне что-то серьезное. Да, у нее большой жизненный опыт, и он ей мешает. Однажды я узнала, что мамины книги незаконно продают в интернете, говорю: нужно идти в суд. Она: «Нет, это бесполезно, ничем хорошим не закончится». Отвечаю: «Мама, я твой директор и тебя не спрашиваю, а информирую». В итоге пошла к Кате Гордон, мы собрали документы и не сразу, но выиграли дело.

Роза: Ксения может ответить мне жестко, не грубит, но говорит на повышенных тонах. Это чаще происходит утром. Ее в это время лучше не загружать. Если спустилась смурная, не надо спрашивать, что случилось, могу ли чем-то помочь. Если ответит резко, не реагирую. Через пару часов первая извинится и разрулит ситуацию.

Ксения: Просто я сова, мне бы поспать, полежать, а мама уже в 8 утра может встать, куда-то пойти, чем-то заниматься.

Роза: Будущего зятя обязательно предупрежу о Ксениной особенности. Я с ней много разговариваю по поводу ее негибкого отношения к брату, ко мне, но делаю это тогда, когда она действительно воспринимает. Никогда не скажу: я же тебе говорила, это самое бредовое, что можно сделать. Нужно действовать конструктивно: давай теперь поступим по-другому.

Ксения: Мы в семье все тесно друг с другом связаны, несмотря на то что брат живет в Домодедове, я в московском районе Чертаново, а мама в Ногинске. Связывают нас не только семейные отношения, но и бизнес, где у каждого свои обязанности. Я директор, Денис отвечает за все, что касается IT. Спустя года полтора после того, как мы стали работать вместе, поняла, что выполняю всю основную работу и даже ту, что должен Денис, и поставила перед мамой вопрос ребром: почему мы с ним получаем одинаково? Аргументировала: у меня никогда нет оправданий, а от Дениса постоянно слышу: не успел, не смог. Но либо делай вовремя, либо наймем другого человека. Да, у меня есть брат, которого люблю, уважаю, а есть работа, за которую он получает деньги. Высказала все это маме, она ответила: я тебя услышала, мы обсудили все с Денисом, и мне подняли зарплату.

Роза: Дети не боятся говорить со мной о том, что делаю неправильно. Конкуренция между братом и сестрой — одна из самых сложных проблем в семье. Ксения и сейчас порой думает, что Дениса люблю больше. Я сама недолюбленный ребенок. Родители оказали мне большую услугу тем, что плохо ко мне относились. Сужу по тому, как сложилась жизнь брата, которого мне предпочитали. С сыном совершила много ошибок, слишком его баловала. Когда он у меня на руках умирал грудным (у него из-за родовой травмы были судороги на фоне высокой температуры), у меня в голове что-то заклинило, и даже теперь редко когда могу ему отказать. У меня постоянный внутренний страх. Об этом знают и Денис, и Ксения. Сын звонит: «Мам, у меня проблема, можешь помочь? Но если нет (его коронная фраза), не надо». Он не требует, но периодически, зная мое слабое место, этим манипулирует. С сыном я не сразу осознала, что нельзя делать противоположное тому, как воспитывали меня. И давала ему все, потому что у меня в свое время ничего не было. Но включила мозг и осознала: нужен баланс. И сейчас, если возникает какой-то спорный вопрос, обязательно его прорабатываем, обсуждаем все вместе.

С дочерью я сразу учла свои ляпы. Была с ней строже, не перегибала палку, но и не нянчилась. Ксения сейчас даже помогает мне во взаимоотношениях с сыном. Порой уши затыкаю, слушая, как она с ним разговаривает, строжит, отрезает: «Сказала — делай, нет — штрафую». И он быстренько подрывается. Порой, слыша мой разговор с сыном, останавливает: «Мама, не надо!» Но и я учу ее: для тебя Денис как манна небесная, да он бывает нудным, но какую школу ты с ним проходишь. Зато станешь идеальной женой, потому что знаешь, как реагировать. А Денису объясняю: это твоя сестра, такая может быть и жена. Хочешь жить в аду — продолжай себя так же вести, хочешь в раю — Ксенька покажет, как стоит поступать.

Ксения: Я бы хотела, чтобы у меня с детьми было такое же понимание, как в нашей семье, но я бы не опекала сына так, как мама. Меня порой трясет, когда вижу, как она ведет себя с уже взрослым, 30-летним мужиком. Когда я попадала в аварию, успокаивала маму: не волнуйся, машину разбила, но со мной все в порядке. Она поинтересовалась: от меня что-то требуется? Я ей: справлюсь. Если Денис оказывался в похожей ситуации, то звонил маме: все плохо, приезжай. И она, даже не выясняя обстоятельств, мчалась к нему. Потом мама оправдывается передо мной: я могу за тебя не переживать, ты сильная, сможешь, справишься, а Дениска нет. Каждый раз говорю с ней об этом, она старается меняться, но пока у нее плохо получается. Размышляю, как хотела бы выстроить отношения со своими детьми. Я бы точно двоих хотела, у меня глобальные планы по их воспитанию. Пока только в картинках и графиках, не знаю, как это реализовать в действительности.

Фото
личный архив Розы Сябитовой

Роза: Ксении периодически говорю: дочь, тебе сейчас 26, годы идут, погуляли, теперь порожняк гонять не будем. Не забываем, что внуки в перспективе, старородящих никто не отменял, включаем мозг и помним, что нужно замуж. После развода Ксения стала совсем другая. Не было бы счастья, да несчастье помогло. Ее самооценка взлетела выше небес и даже стала зашкаливать. Как-то один ее ухажер сказал: что-то ты пополнела, тебе бы похудеть. Она ему тут же от ворот поворот: не нравлюсь — ищи другую. Жестко. Заявила мне: выйду замуж, первый год менять фамилию не буду (после развода она сразу вернула свою). Когда муж докажет, что его фамилия круче и звучит так же, как Сябитова, и достойна стоять рядом, тогда возьму его.

Ксения: Не считаю, что у меня был неудачный брак: в квартире, в которой должны были жить с мужем, строители сделали ремонт, нам надарили подарков, мои друзья погуляли на шикарной свадьбе, я побывала в путешествии. То есть получила огромное количество благ, развелась, и все это мне еще осталось. Даже с учетом всего плохого, что Андрей (за Андрея Снеткова Ксения вышла замуж в 2015 году, вскоре развелась. — Прим. «Антенны») для меня сделал, он подарил самое ценное — опыт. За полгода я прошла через свадьбу, брак и развод и точно могу сказать, каким хочу видеть своего мужчину. Важно, чтобы был честным. Лучше пусть скажет как есть, чтобы я не додумывала. У меня много знакомых, и все равно расскажут. Чтобы на первом месте у него была семья. Если он своих родителей любит, значит, и к жене, детям также станет относиться. У него не должно быть много друзей, если больше одного — до свидания. Он должен мне доверять, сразу предупреждаю: про меня будут говорить гадкие вещи, про мою маму, я могу не нравиться твоим родителям. Либо миришься с этим, либо сразу расходимся. Хочется, чтобы был богатый, красивый, не умничающий, а умеющий поддержать разговор, аргументировать в споре. А любовь? Я умоляю. Любила я одного, другого, а потом поняла, что мужчину нужно уважать. А замуж выходить за человека, в котором ты уверен.

Роза: Слышу порой от родителей: я детям ничего не советую, пусть сами выбирают спутника жизни. Чтобы потом не винили. А я участвую, но хитро это делаю, манипулирую, чтобы отношения развивались в нужном направлении. Сейчас у дочери молодой человек, не москвич, с прекрасным образованием, преподает, доцент. Когда у мужчины работают мозги, это 80% успеха. Он мне нравится, но я аккуратна в оценках. Не лезу в их отношения, но наблюдаю. Как-то у нас был большой съемочный процесс в родовом гнезде. Я предложила Ксении: приезжайте вместе, тут красота, на лыжах покатаетесь. Он, наверное, думал, что я буду устраивать допрос с пристрастием, а мне достаточно со стороны посмотреть, как он себя ведет. А недавно у Ксении в квартире прорвала канализация. И всю ванну дерьмом залило. У нее шок. Я на съемках, помочь не могу. А ее парень приехал, разрулил ситуацию, еще и сам все это вымывал. Говорю: «Ксеня, это дорогого стоит. Обрати внимание. Есть другие нюансы, но в этих поступках характер».

Ксения: Мы знакомы больше года. Идет стадия проверки, я проверяю его, он — меня. Меня сейчас все устраивает, все по кайфу. Пока разговор о браке заводит только мой брат. Спрашивает: «Ну когда на тебе женится?» Отвечаю: «Когда придет к тебе руку и сердце просить. Я никого не принуждаю, позволяю человеку самому сделать выбор. Сказала ему, что познакомлюсь с его родителями только в том случае, если забеременею и он захочет на мне жениться. Когда оба факта сойдутся».

Роза: Перед прошлым замужеством я сама поставила вопрос перед ее Андреем: не пора ли жениться. Но та ситуация была иная. У меня дочка определенного возраста, целомудренная, не имеющая опыта общения с мужчиной. Сейчас другая история: Ксения — молодая женщина 26 лет, опытная, с хорошим образованием, неплохо разбирающаяся в мужской психологии. Она знает, чего хочет. Что мне советовать? Но при этом говорю: Ксения, решение за тобой, ты будешь с ним спать, детей рожать, но надо смотреть на перспективу пяти лет. Сможет ли он обеспечить при хороших условиях тебя и детей, такое же у него видение семьи, слышит ли он тебя.

Не заигрывайся, весь комплект не ищем. Достаточно основополагающих, остальное скорректируем. Для меня важно, чтобы мужчина был без детей, не женат, здоровый, образованный, богатый или с потенциалом. Для меня это хорошее образование, он должен знать, чего хочет, желательно из хорошей дружной семьи, заботливый и любящий ее больше, чем она его. Так, чтоб аж язык выпадал и слюна шла. А деньги заработает.

В одном предупреждаю дочь: если у вас все сложится, не позволяй ему брать ипотеку. Он хочет доказать, что может сам обеспечить жену жильем, и мне это импонирует, но долги-то лягут на семью. Пока Ксения временно машину, квартиру готова мужчине предоставить. Не в кредит, а как бонус доверия.

Ксения: Часто я не нравлюсь родителям своих мужчин. Родители подруг и друзей меня обожают. Вот моему предыдущему парню его мама сказала обо мне: отлично, ты встречаешься с разведенкой с прошлым, не мог найти нормальную девчонку. Тогда иди и живи со своей мамой. И любите с ней друг друга. Это еще она не знала, кто моя мама.

Фото
личный архив Розы Сябитовой

– Ксения, а экранный образ вашей мамы личной жизни не мешает?

Роза: Была бы Ксюша Пупкиной, давно была бы замужем и детей нарожала. А в силу того, что это моя дочь, есть сложности. Многие мужчины не решаются завести с ней отношения, и мой экранный образ хабалки здорово в этом мешает. Когда родители узнают, чья она дочка, говорят: ой, нет-нет, не надо, там мама еще та.

Ксения: А для меня иметь такую маму — бонус. Она очень хороший человек, хотя ее многие не любят. Бывало, мои парни хвастались перед друзьями: вот у меня девушка — дочь Розы Сябитовой. А ему: «Ты что, сумасшедший, с дочкой этой психопатки встречаешься?» В обычной жизни моя мама нормально общается, странно, не познакомившись с ней, делать вывод. И уже на первом этапе многие отсеивались. Моя мама — отличное сито; кто его выдержит, за того и замуж можно выходить.

Буду счастлива, если и рядом с мамой окажется человек, который станет помогать ей с ремонтом, с машиной, еще лучше, если купит ей ее. Но если захочет играть свадьбу, мы это обсудим в семейном кругу. Уже проходили. Зачем нам потом проблемы при разводе? Я к ее бывшему мужу Юре поначалу вполне нормально относилась, пока он не решил меня учить. У меня тогда и сейчас позиция такая: пока не трогают мою территорию, с бизнесом, домом, юридическими вопросами, меня все устраивает. Если начнет в это вторгаться, надолго с нами не останется. Пока не видела ни одного мужчины, который бы идеально маме подходил. Его не существует. Вот у меня есть все качества, которые в нем должны быть. Я тот самый мужчина.

Роза: Человек этот, если и появится, будет иметь отношение только ко мне. И ни в коем случае мы не станем жить вместе. Если только в гости или на его территории. Иначе эта история подорвет, как уже бывало, мои отношения с детьми, экспериментировать не хочу. На сегодняшний момент я сделала выбор. Не стоит мое женское счастье будущих землетрясений в семье.

Комментарии

0
под именем