Реклама

Звезда «Большой разницы» откровенно рассказала о приемном сыне

Актриса Светлана Галка уже два года воспитывает приемного ребенка. «Я не собиралась не рожать. Так сложилось. Возраст и медицинские показания. Настал момент, когда я поняла, что не хватает вот этого маленького чуда рядом».

Фото
Антон Егорычев

– Вы красавица и умница. Но вторую половинку так и не встретили. Может быть, предъявляете завышенные требования?

– Когда ты красавица и умница, то мужчинам труднее, потому что со стороны кажется, что у тебя и так все хорошо. Это закон. А у меня сильный характер, наверное, генетически от папы и бабушки, которая в этом году отпраздновала столетие. Не могу сказать, что остервенело хотела выйти замуж. Я всегда хотела встретить любовь — это да! И как дар этой любви — ребенка. Но мне никогда не хотелось традиционной свадьбы с куклой на машине. Тем более что после окончания театрального вуза я часто вела подобные церемонии и даже стала испытывать к ним отвращение из-за их обыкновенности и одинаковости.

Мысли о замужестве были лет до 30, и я еще долго носила розовые очки и мечтала встретить принца на белом коне. Это наше романтическое советское воспитание. Но когда ты сталкиваешься с московской реальностью, то понимаешь, что все не так. Огромное количество женщин женят на себе мужчин. Так называемые светские львицы знают, куда прийти потусоваться, как себя преподнести — это целая наука. Моя же голова была занята совсем другим — я очень хотела быть артисткой, с самого детства.

– Родители это желание поддерживали?

– Я дала слабину: мама не позволила мне сразу поступить в театральный, я отучилась сначала в педагогическом. И все это время работала на телевидении, создавала какие-то программы, ходила на курсы игры на гитаре и в студенческий театр миниатюр. Потом я исполнила мечту – закончила театральный. С первыми пародиями на Фрейндлих, Гурченко и Доронину выступала в вузе, и они были достаточно успешными. Все в родном Ярославле шло хорошо, и я с моим характером могла бы стать если не номером один, то номером два точно. Но я рвалась в Москву, где мечтала работать именно в театре. Вот этим была занята моя голова. При этом недостатка мужского внимания я никогда не чувствовала. Все, что касается женского одиночества, мне неизвестно.

– Был какой-то переломный момент, когда вы решили, что уже не будете рожать сами, а возьмете ребенка из приюта? Как вам это далось?

– Это некорректный вопрос. Я не собиралась не рожать. Так сложилось. Возраст и медицинские показания. Просто настал момент, когда я поняла, что мои жизненные паззлы сложены не полностью. Что мне не хватает вот этого маленького чуда рядом. К решению об усыновлении шла осознанно. Не один месяц, а около пяти лет. Такая мысль у меня появилась, когда мы ездили от Первого канала с акциями по детским домам в разные города. Меня потрясли детишки, которые пели и танцевали для гостей, а на лбу у них было написано: заберите меня отсюда! В детдоме психика ребенка коренным образом искажается. Он выходит оттуда с потребительской позицией: мне все должны. Рядом нет взрослого человека, который вел бы его за собой. И когда принимаешь серьезное жизненное решение, конечно, есть страх.

Но если вы говорите себе, что сделаете все — свернете горы, профессию поменяете, но станете мамой, то глыба мыслей запускается в космос, и он начинает работать на вас. Я закончила школу приемных родителей, быстро собрала справки, но самым главным оказалось найти своего ребенка. Чтобы все в нем нравилось — и запах, и улыбка. Чтобы через какое-то время вы ощутили, что он ваш. Да, его родила другая женщина, но он пришел к вам, чтобы вы стали его мамой.

– Неужели за эти пять лет, что вы шли к усыновлению, ни разу не возникла мысль родить прямо сейчас, для себя, от любого знакомого мужчины, который потом не станет предъявлять претензий?

– Нет, никогда такое в голову не приходило, потому что считаю, что ребенок – это плод любви двух людей. А поскольку картинка любви, которую я себе нарисовала в детстве, в реальности не случилась, то я попробовала какие-то другие вещи: мы же в продвинутом веке живем. ЭКО в итоге мне не рекомендовали по возрасту. Если бы у меня было больше денег, возможно, я бы использовала суррогатное материнство, в котором ничего плохого не вижу. Был еще вариант самой стать суррогатной мамой для себя: сделать подсадку эмбриона – это по деньгам вполне доступно, но биологически, получается, все равно не ваш ребенок. В общем, мною было принято решение взять малыша.
Фото
Руслан Рощупкин/Первый канал

– Может, вы боялись из-за беременности лишиться каких-то рабочих проектов или из-за стресса, который часто испытывают артисты, не выносить его самой?

– Все ровно наоборот. Месяц или два, готовясь к ЭКО, я колола гормоны в качестве подготовки. И репетировала антрепризу с Геннадием Хазановым и Борисом Щербаковым. Так получилось, что одновременно с приглашением в постановку я приняла решение, что хочу иметь детей. И два этих дела не совпали: у меня не выдержал организм. Когда колешь гормоны, становишься чувствительным, как оголенный нерв. Огромный объем текста, который надо выучить, дает сильное напряжение. И я рассталась с идеей... этой пьесы, не материнства. Партнерам ничего объяснять не стала. Даже сил не было обозначить причину моего нервного срыва. А постановка в итоге вышла: в ней заняты Федор Добронравов и Геннадий Хазанов. Мою роль отдали другой актрисе.

– Обычно стараются усыновить совсем грудничков, а вашему Владу было уже 3 года. Как вы нашли друг друга?

– У меня все произошло довольно быстро. Я вставала в разные базы, знакомилась с людьми, которые уже взяли ребенка. Однажды мне прислали фотографию мальчика, который мне не понравился. Но я решила воспользоваться и этой возможностью – поехать, познакомиться и встать в очередь в опеке. Приехала, меня напоили чаем и попросили подождать, пока ребенок кушает с группой. В какой-то момент я услышала топот детских ножек по коридору. Удивительно, что он шел с нянечкой, но я слышала только детские ножки. Мальчика завели, и он мне так улыбнулся, что я вам передать не могу. Солнце засияло! И лицо, которое на фотографии на меня не произвело никакого впечатления, заиграло яркими красками. Он меня взял за руку и сказал, что покажет свой ящичек, где у него лежит одежка. Потом мы пошли в группу, я села за стол, а он стал играть с детьми, но все время держал меня в поле зрения. Я снимала это на видео, чтобы пересмотреть дома, потому что находилась в непонятном состоянии, когда еще неясно, твое это или нет, но в душе уже искорка разгорается.

– Как долго вы знакомились с ним, прежде чем принять окончательное решение?

– Первый раз я провела там где-то час. Потом периодически стала навещать. Через некоторое время мне сказали, что он меня ждет и спрашивает, когда приедет Света. А потом я его взяла в гости на месяц. И за этот месяц поняла, что не могу без него жить. А дальше – все вытекающие последствия. У него были воспоминания о биологической матери, но скупые, это выражалось парой фраз. И у нас закрутилась жизнь как в обычной семье. И поругаемся, и помиримся. Единственное, что тяжело – нет постоянной няни. В Москве они очень дорогие, и трудно подобрать ту, которая совпала бы с тобой эмоционально. Мне бы молчаливую женщину средних лет, которая не вкладывала бы во Влада свои устои, была бы исполнительна, добра и выполняла то, что я прошу. Но пока есть только девушка, которая помогает мне, когда я ее зову.

– Чем-то пожертвовали, когда стали мамой?

– Наверное, я потеряла потенциальную работу в двух топовых проектах на канале «Россия». Ребенок заболел, и я не смогла прийти на кастинг. Но когда делаешь подобный выбор, то понимаешь, что чем-то придется жертвовать. Я хотела, чтобы между нами установились эмоциональные отношения. И летом, когда Влад был на даче, я не ездила в Москву на пробы, хотя мне предлагали. Но ни о чем не жалею. Пусть все будет как есть. Сейчас я в большей степени мама, чем артистка. Меня мало на экранах, есть пара антрепризных спектаклей. Но Владик подрос, и, может, пойдет череда возрастных ролей. Я жутко хочу сыграть мисс Марпл. С удовольствием попробовала бы воплотить образ Рины Зеленой. Я делала хорошие пародии в проекте Театра эстрады, которые были отмечены Хазановым. Изображала Галину Вишневскую, Вячеслава Полунина, Кристину Орбакайте и многих других. С радостью делала бы еще такие вещи. Я еще и поющая артистка, могу сыграть в музыкальных спектаклях. Сейчас идут переговоры.
Фото
Антон Егорычев

– Был ли у вас страх, что не сможете полюбить Влада так, как вы точно полюбили бы ребенка, родив его сами?

– Нет, такого страха не было. Это решение принимается не в один день, а после стольких встреч вы уже понимаете, совпадаете ли по психофизике. Мы оба огненные знаки: он Лев, а я Овен по гороскопу. Я его очень хорошо чувствую. Мы можем и вспылить, но, самое главное, между нами есть любовь. Я ни от одного мужчины столько не слышала: каждый день мне говорит, какая я замечательная. Когда я отвожу его в садик, он стоит у окна и ждет, когда я помашу ему рукой. Это наша традиция. Мы машем друг другу и рисуем руками сердечки. И сердце тает. Главное, чтобы произошло эмоциональное соединение. Когда вы его обнимаете, вам все должно в нем нравиться. Потискайте ребенка, когда вы его найдете, и даже понюхайте. Нужно отключить разум, а включить сердце. Когда я искала ребенка, одна женщина сказала мне, что мой малыш сам меня найдет. Так и вышло. Еще не известно, кто кого спас в этой жизни – я ему протянула руку, или он – мне.

– А как понять, готовы ли вы с полной ответственностью и отдачей заботиться о нем?

– У нас в школе приемных родителей было замечательное домашнее задание: купить большую игрушку и находиться все время рядом с ней – есть, спать, даже умываться. Я со своей собакой разговаривала, пела ей колыбельные на ночь. То есть была абсолютно готова к появлению в моем пространстве маленького человечка.

– Родные знали о вашем решении? Поддерживали?

– Это было собственное решение: я уже вполне взрослая, а родители живут в родном Ярославле (я не заставляю их приезжать в Москву), и в таком возрасте, что я не имею права их напрягать. Конечно, это было событие, но я не залезала в душу и не спрашивала, что они чувствуют. Каждый переживал так, как ему хочется. Я захотела быть счастливой не для того, чтобы как-то там показаться перед родственниками. Для папы с мамой сначала это все стало неожиданностью, но потом они отнеслись совершенно нормально. Более того, папа спросил меня, почему я не сделала этого раньше, когда они были еще в силе мне помочь.

– Влад знает, что он усыновлен? По вашему мнению, лучше скрывать или не скрывать это от ребенка?

– Он знает, что я его мама, но что он пришел ко мне вот таким образом. Все-таки я его в 3 года взяла. У меня тоже какие-то моменты уже стираются из головы: за эти два года привыкла, что живу не одна, что у меня сын. Просто я как бы родила его сразу 3-летним, и он уже сразу ходил, говорил и многое умел делать.
Фото
Антон Егорычев

– Как Влад поживает сейчас? Чем любит заниматься, в чем делает успехи?

– У него все, как у других детей. Любит слушать аудиокниги — это Корней Чуковский, Агния Барто, сказки Пушкина, «Денискины рассказы» и прочие. Очень любит лего собирать и пазлы. Ходит на карате. Тянет и к компьютерным играм, но у нас ограничение: только по субботам и воскресеньям, потому что я берегу его глаза. В садике у нас английский, есть бассейн, творческое развитие. Любит он все то же самое, что и другие мальчишки. Катается на велосипеде, вот сейчас речь завел о скейтборде. Поет. Когда я репетирую, часто мне подпевает. А когда мы приходим в публичное место, и он начинает петь вдруг песню Антонова или что-то из «Самоцветов», или «А я иду, шагаю по Москве», многие на него смотрят с удивлением: ребенку около 6 лет, а он исполняет такие взрослые песни. Вот посмотрел видео с брейк-дансом, начал дома вертеться.

Он цепляет весь мир, изучает его. И, конечно, меня многим радует. Мне же не с чем и не с кем сравнивать. Иногда удивляет словами, фразами, философскими изречениями, своими поступками. Он очень открытый ребенок. Например, выходит из подъезда и начинает со всеми подряд здороваться, при том что я не ко всем людям в нашем доме положительно отношусь, потому что знаю их не совсем с порядочной стороны. Но я не рассказываю ему об этом. Он должен относиться к ним так, выбирает сейчас сам.

– Судя по перечисленным занятиям, вы за то, чтобы развивать с раннего детства?

– Есть замечательная фраза: кто не рождает хаос, не родит звезду. У ребенка должен быть изначально этот хаос. Ему надо дать многое попробовать, вплоть до подросткового возраста, пока он ищет себя. Я, например, чувствую, что в моем сыне есть и спортивная, и творческая жилки. Но в театральную студию я бы отдать его не хотела, потому что знаю, что на раннем этапе театр – не всегда хорошо. Некоторые педагоги могут просто испортить ребенка штампами. Потом у меня есть график, в который нужно внедрить расписание сына. Я могу всю жизнь положить к его ногам, но не уверена, что такая жертва нужна. Я – Светлана, у меня профессия, которую я люблю, я тоже творческий человек и хочу работать. Нельзя ставить на себе крест и всю жизнь посвящать только ребенку. Нужно подходить разумно. Что я могу, то я даю. Но если перепрыгивать через себя, можно надорваться.

– Сын уже ходил на ваши выступления?

– Да. Он сначала думал, что я певица, потому что много пела на концертах. Но потом объяснила ему, что я актриса. И теперь, когда его спрашивают, он четко отвечает: «Мама – актриса».

– Хотели бы завести еще одного ребенка?

– С моей профессией – пока никак. Если бы у меня была полная семья, тогда, наверное, да. Если бы рядом был хорошо зарабатывающий муж, то с удовольствием взяла бы еще девочку.

Спорим, вы не знали, что…

…прабабушка Светланы Галки работала нянечкой в усадьбе писателя Николая Некрасова.

ДОСЬЕ

Родилась: 20 апреля 1976 года в городе Гавриловом-Яме Ярославской области.

Образование: актерское отделение Ярославского государственного театрального института.

Карьера: работала корреспондентом на телеканалах «Россия 1», «Россия К», а также ведущей новостей на телеканале «Столица». Снималась в программах «Смеяться разрешается», «Ты смешной!» и других. С 2008 года — артистка труппы шоу «Большая разница». Сыграла более чем в 15 сериалах, среди них — «Воронины», «Счастливы вместе».

Семейное положение: не замужем. Сын Владислав, 5 лет.

Комментарии

0
под именем