Солнечные: звезды и их особые дети

Многие люди считают этих малышей детьми от Бога. Они полностью зависимы и беззащитны перед этим жестоким миром. Вырастить их – большой труд, который требует огромной силы. В нашей подборке – семьи, которые переступили через предрассудки и растят своих детей как обычных людей, только с немного другим набором хромосом или просто чуть отличающихся от остальных.

Семен, сын Эвелины Блёданс и Александра Семина

Фото:
Instagram @bledans

1 апреля 2012 года Эвелина Блёданс родила второго сына Семена. После родов актриса призналась, что знала о недуге своего еще не родившегося малыша, но, несмотря на это, они с мужем, режиссером и продюсером Александром Семиным, пожелали, чтобы малыш родился.

Врачи просили подумать, намекая на аборт, но Александр уверенно заявил, что и слышать об этом не хочет: «Мы будем рожать в любом случае. Даже если вы сейчас скажете, что у ребенка начали расти крылья, ногти, клюв и что он вообще дракон, – значит, будет дракон. Отстаньте от нас. Мы родим».

Эвелина и Александр не только приняли своего сына, каким послал его им Бог, но и постоянно доказывают людям, что такие дети – это тоже счастье. Эвелина даже завела страничку Семочке в социальных сетях.

«У нас история особенная, потому что ребенок особенный, с синдромом Дауна, – рассказывала Wday.ru Эвелина Блёданс. — Если бы у нас Сема был такой, как все, мы бы точно не стали тратить на это время, так как заполнение странички в социальной сети отнимает уйму времени. Прежде всего страничка создана для родителей, у которых родились такие дети или которым поставили диагноз, что родится неполноценный ребенок, а также для тех, кто заведомо боится оказаться в таком положении. Изначально я хотела донести до людей, что не нужно бояться людей с таким синдромом, а, наоборот, относиться лояльно. На примере Семена мы показываем, как развивается такой ребенок, даем разные рекомендации, даем положительный настрой. Многие теперь не боятся сами воспитывать таких детишек. Многие понимают теперь, что такие дети – не удар, а подарок судьбы».

Семейная жизнь в итоге у Эвелины и Александра не задалась – пара рассталась. А в августе этого года 49-летняя телеведущая поразила публику, сделав ЭКО в программе «Андрей Малахов. Прямой эфир». И опять же у него в студии спустя некоторое время, пройдя тест на беременность, узнала о том, что ждет малыша.

Ева, дочь Лолиты Милявской

Фото:
@lolitamilyavskaya

Лолита Милявская не отказалась от дочери Евы, когда врачи сказали певице, что ее ребенок родился неполноценным. По словам артистки, медики сперва сказали, что у девочки синдром Дауна, но позже изменили диагноз на аутизм – врожденную психологическую замкнутость. Лолита не упускает случая похвалить свою дочь в каждом интервью. Но при этом и не скрывает, что у ребенка существуют проблемы со здоровьем. До четырех лет Ева не умела говорить, к тому же у нее плохое зрение.

Во многих интервью Лолита рассказывала, что дочка родилась шестимесячной, певице тогда было 35 лет. Малышка весила меньше полутора килограммов, и ее долго выхаживали в барокамере. Росла Ева в Киеве с бабушкой, мамой Лолиты.

В этом году Еве исполнится 20 лет, она практически не отстает от здоровых сверстников. А ее знаменитая мама всегда поддерживает других мам, воспитывающих детишек с генетическими особенностями.

Дочь Ольги Ушаковой Даша

Фото:
личный архив

«Я родила Дашу в 24 года, – рассказывала ведущая программы „Доброе утро“ на Первом канале в интервью журналу „Антенна-Телесемь“. — Всего через три месяца после ее появления на свет забеременела Ксюшей. Двое детей подряд не были запланированы, но это самая счастливая случайность, которая могла со мной произойти. Благодарна Богу за то, что так сложилось, потому что после того, как у старшей дочки проявились неврологические проблемы, не решилась бы родить второго ребенка, наверное, еще долго и никогда бы не узнала, какое это счастье – быть мамой двух девочек-погодок».

Когда Даше исполнился годик, девочка перестала разговаривать, хотя до этого уже говорила заветное «мама». Были и другие слова, соответствующие возрасту. Еще год ждали, что вот-вот вернется речь и все будет в порядке. Но ничего не изменилось.

«Мы прошли тщательное обследование, и ей поставили дифференциальный диагноз, предполагающий разброс заболеваний от не самого приятного, но не страшного до действительно серьезного и опасного. Повторное обследование дочь прошла за границей, врачи успокоили, но ответа на вопрос „Что не так?“ не дали. Сказали: „Ждите, все наладится“. Интуитивно чувствовала, что ничего не наладится само собой. К сожалению, в нашей стране ранняя диагностика заболеваний аутистического спектра у детей на крайне низком уровне», – рассказала Ольга.

Сейчас в свои девять лет это вполне самостоятельная девочка с характером, планами на жизнь, интересами и хобби. Вопреки всем трудностям Даша танцует, поет, играет на фортепиано. Благодаря своим стараниям, как и все дети, вовремя пошла в школу!

«Проблемы, конечно, случаются. Не каждый педагог готов изучать методику работы с особенными детьми, чтобы помочь всего одному ребенку в классе. Что посоветую другим родителям? Не прятать детей, не закрывать дома, объединяться и вместе на различных уровнях отстаивать их права. Во всех странах, где созданы комфортные условия для жизни людей с аутизмом, огромную роль сыграло и продолжает играть родительское лобби. По большей части проблемы у детей возникают не от озлобленности людей, а от недостатка информации», – уверена Ольга Ушакова.

Дочь Светланы Зейналовой Саша

Фото
@svetlanazey

«Саша была эмоциональным ребенком, а года в полтора к ней пришел доктор и спрашивает: «Вы к неврологу обращались? Девочка что-то в глаза не смотрит», – вспоминала телеведущая в интервью журналу «Антенна-Телесемь». — Я: «Как, может, вы просто ей не понравились?» После этого я заметила, что она может моментально уходить в себя. С этого момента уже дороги назад не было. Начали ходить по врачам, а в нашей стране диагноз «аутизм» до 5 лет ребенку не ставят. Говорили: «Окружайте любовью, может, все улучшится».

Свтелана признается: сначала были отрицание, попытка уйти от реальности.

«Жалею, что потеряла время. А потом началась активная реабилитация. Врачи анализировали поведение, выявляли негатив у ребенка, а потом строили схему, чтобы бороться с ним. К нам ходили тренеры шесть раз в неделю, логопеды, занимались на Сходне лечебной ездой на лошадях… Мне выставляли счета, которые были больше двух моих зарплат, поэтому я соглашалась на любую подработку. Были врачи, которые говорили: «Она у вас никогда не заговорит, читать не будет и слышать вас тоже». Каждый раз, когда мы выходили от врачей, дочка рыдала, потому что она понимала, что говорит доктор, и ей было обидно».

«Мы перестали ходить на многие детские праздники, остались только те друзья, которые приняли нашу ситуацию. Саша – моя дочь, она бесконечно любимая. Сейчас дочь учится в инклюзивной школе, в ней есть специальное обучение для особенных детей, им разрабатывают программу. Учится с обычными детьми, просто в каких-то предметах ей необходимо больше занятий, скажем, чтобы выучить таблицу умножения. Наша учительница готовила детей и родителей к приходу Саши, говорила, что в классе появится особенная девочка, которой надо обязательно помогать. И к Саше действительно относятся очень внимательно. Одноклассники дают ей свои игрушки, помогают во всем. Александра хорошо рисует, у нее отличный слух, она поет, учится играть на пианино…»

Варя, дочь Федора и Светланы Бондарчук

Маленькая Варя с папой Федором Бондарчуком, двоюродным братом Константином Крюковым и родным братом Сергеем Бондарчуком
Фото:
Instagram @a030aa

В 2001 году жена Федора Бондарчука родила девочку. Малышка появилась на свет раньше срока, и медики долго боролись за ее жизнь, после чего у девочки начались проблемы с развитием. Варя – «солнечный ребенок», обычно так называют детей, рожденных с синдромом Дауна. Они живут в своем особом мире и улыбаются гораздо чаще своих здоровых сверстников. В семье Бондарчуков слово «болезнь» не произносили – супруги просто называли Варю особенной.

В основном Варя живет за границей, где может получить необходимое ей лечение и достойное образование. Светлана отмечает, что Россия, к сожалению, не приспособлена для проживания таких детей, как ее дочь.

«Фантастический, веселый и очень любимый ребенок! Она моментально располагает к себе всех людей. Не любить ее просто невозможно. Она очень светлая. Варя, к сожалению, много времени проводит не в России; ей там проще учиться, проще проходить реабилитацию. Почему в момент принятия „закона Димы Яковлева“ я об этом заговорила? Потому что знаю об этой проблеме не понаслышке. К счастью, у нас есть возможность отправить ее учиться, лечиться», – рассказывала Бондарчук в одном из интервью.

Два года назад Федор и Светлана развелись, опубликовав в журнале Hello совместное заявление: «С любовью и благодарностью друг к другу за прожитые вместе годы, по-прежнему оставаясь близкими людьми, сохраняя взаимное уважение и любовь к нашим родным, мы, Федор и Светлана Бондарчук, сообщаем: мы приняли решение развестись… Мы перестали быть парой, но остаемся друзьями».

Дочь Ирины Хакамады Мария

Фото:
@irina_hakamada

Ирина Хакамада, талантливый бизнес-тренер, дизайнер, бывший политик и глава межрегионального фонда социальной солидарности «Наш выбор», который создала в 2006 году для инвалидов всех возрастов, проникнувшись этой темой после рождения дочки Марии, которой диагностировали синдром Дауна.

Ирина решилась родить, когда ей было уже 42 года. И синдром Дауна – не единственное, с чем ей пришлось справляться. В 2004 году врачи поставили Машеньке диагноз «лейкоз». Девочка прошла курс химиотерапии. Этот недуг она, к счастью, преодолела. Несколько лет спустя Ирина решилась показать дочь людям и пришла с ней на премьеру блокбастера «Хроники Нарнии: Принц Каспиан». Этот выход в свет был нелегким даже для волевой Хакамады.

В интервью Ирина рассказывает, что Маша любит танцевать. У нее художественное мышление, а вот точные науки девочке даются с трудом. А все, что касается образного видения мира, рисования, танцев, пения, у нее получается.

Весной этого года дочь Хакамады стала гостьей программы Елены Малышевой «Жить здорово!» на Первом канале. Для Марии это не первое появление на телевидении, она держалась весьма уверенно. Сейчас она учится в колледже, занимается керамикой, учит английский и задумывается о карьере.

«Сегодня я встала очень рано, чтобы приехать сюда и выступить. Я хочу стать знаменитой, как моя мама. Я хочу строить карьеру и стать знаменитой в этой стране», – поделилась Мария.

Валерий, сын Константина Меладзе

Константин Меладзе с бывшей супругой Яной
Фото
Starface

Продюсер Константин Меладзе развелся с женой Яной в 2013 году после 19 лет совместной жизни, у пары осталось трое общих детей – Алиса, Лия и Валерий. Константин не сразу узнал, что его сын страдает редким заболеванием – аутизмом. С этим диагнозом свыкнуться непросто, ведь бороться с ним невозможно. Долгое время эта информация скрывалась от прессы. Однако мама мальчика Валеры рассказала о болезни сына в первом интервью после развода с Меладзе.

«Врачи поставили Валере диагноз „аутизм“. Лечение этой болезни во всех странах мира стоит очень дорого. Нет, это не приговор, это расстрел, после которого тебя оставили жить. Это тяжелейшее заболевание, которое пока никак не лечится. Оно корректируется. Я говорю о тяжелой форме аутизма. Таких деток можно обучать. Думаю, родителям, которые столкнулись с подобной проблемой, знакомо чувство страха, беспомощности перед горем, стыда. Наше общество „инаковых“ не принимает, не признает. Но когда у ребенка появляются первые успехи, просыпается надежда, вера – и вот тогда начинается новая точка отсчета подлинных побед и светлой гордости за своего ребенка. И родителям не надо стыдиться, винить себя. Не стоит думать, что ты мог что-то не так сделать. Когда вы поймете, какую ответственную миссию в жизни своего ребенка выполняете, осознаете ценность или даже бесценность своей роли. И самое главное: аутичное расстройство должно диагностироваться на первом году жизни ребенка! Роковая ошибка врачей и родителей – ждать до трех лет. Дети, с которыми начинают правильную коррекцию до года, показывают потрясающие результаты. И в итоге мало чем отличаются от своих сверстников».

Валера – совершенно нормальный ребенок внешне. Родители поняли, что он болен, когда ему исполнилось три года. Он прекрасно выглядит, но живет в каком-то своем мире. Он почти не общается с людьми, у него нет необходимости в этом. Ребенок похож на заколдованного мальчика, который внешне абсолютно такой же, как мы.

Тьяго, сын Анны Нетребко

Фото
@AnnaNetrebko

В 2008 году известная российская оперная дива Анна Нетребко родила первенца, которого назвала Тьяго. Когда мальчику исполнилось три года, ему поставили диагноз «аутизм». Эта новость была как гром среди ясного неба для его знаменитой матери.

«Раньше я объясняла его молчание тем, что в нашем доме разговаривают на четырех языках, и малышу трудно приспособиться к этому. Он говорил только тогда, когда ему что-то требовалось. Мы забили тревогу, лишь заметив, что сын не реагировал, когда к нему обращались. Тогда все и выяснилось», – рассказала она.

По словам знаменитости, во всем остальном ребенок казался абсолютно нормальным. «Тьяго очень аккуратный и самодостаточный», – считает певица. Несмотря ни на что, звезда не унывает и верит, что мальчик победит страшный недуг!

«Он, конечно, гений в компьютере. У меня вот нет компьютера, и я не умею с ним обращаться. А он уже умеет считать, узнавать цифры до 1000 в три года. Он очень любит зоопарк, смотреть, как пингвины плавают под водой», – с гордостью говорила звездная мама.

Сейчас ее 10-летний сын учится в интеграционной школе в Нью-Йорке. Это образовательное учреждение посещают не только больные, но и совершенно здоровые дети. Врачи обнадежили оперную диву – у ее ребенка лишь легкая форма аутизма, и если с мальчиком заниматься особым образом, отклонения в его развитии будут практически незаметны, а это значит, что он сможет нормально учиться и общаться с другими детьми.

«Я не боюсь говорить о том, что мой сын – аутист. Увы, с такой проблемой сталкиваются многие мамы, и я хочу, чтобы на примере Тьяго они убедились, что эта болезнь – не приговор».

Женя, сын Сергея Белоголовцева

Фото:
телеканал РазТВ

Дети Сергея Белоголовцева не только принесли немало счастливых минут артисту и его жене Наталье Баранник, но и стали настоящим испытанием для них обоих. Когда их старшему сыну Никите не исполнилось еще и года, Наталья снова забеременела. Вторая беременность далась ей очень тяжело, роды начались преждевременно – близнецы родились семимесячными. Одному из малышей, Жене, врачи сразу диагностировали сразу четыре порока сердца. Когда крошке исполнилось девять месяцев, его прооперировали. Сердечко Жени не выдержало – он впал в кому, которая длилась два месяца, пережил клиническую смерть. Из-за нее у малютки развился ДЦП.

Женя все время балансировал на грани смерти – до восьми лет. Родители не отходили от него сутками. Через несколько лет страшных мучений у них появилась надежда и радость – лечение больного сына стало приносить результаты. Сегодня дети Сергея Белоголовцева, а особенно Евгений – большая гордость для их родителей. Он успешно окончил школу для одаренных детей и поступил в Институт театрального искусства, рекламы и шоу-бизнеса. А в 2014 году Женя стал телеведущим, несмотря на тяжелое заболевание. Гордый отец поделился этой новостью на своей страничке в соцсети: «Женя Белоголовцев записал пилотные эфиры в качестве ведущего рубрики в программе „РАЗные новости“ на замечательном телеканале РазТВ».

В 2016 году в программе Юлии Меньшовой «Наедине со всеми» Сергей рассказал о том, что первое время после рождения Жени они с супругой старались не говорить окружающим о проблеме их сына.

«Был такой грех. Мы стеснялись, мы думали, что мы какие-то неполноценные, и какие-то мы неправильные, что у нас такой ребенок», – поделился Белоголовцев в беседе с Меньшовой.

Глеб, внук Бориса Ельцина

Фото
соцсети

Ребенок, страдающий синдромом Дауна, растет и в семье первого президента Российской Федерации Бориса Ельцина. Мальчишка родился в 1995 году во втором браке его дочери Татьяны Юмашевой. Семья долго скрывала болезнь мальчика. Даже на семейных фотоснимках невозможно было разглядеть его лицо.

Однако настал тот день, когда Татьяна нарушила молчание и рассказала всю правду в своем микроблоге. Женщина проинформировала прессу о том, что Глеб учится в специализированной школе. Домой к нему приходят репетиторы. Мальчик обожает заниматься плаванием и шахматами.

«Он на память помнит сотни классических музыкальных произведений – Бах, Моцарт, Бетховен… Тренер по шахматам поражена тем, как он неординарно мыслит. Еще Глебушка потрясающе плавает всеми стилями, – пишет Татьяна. — Считается, что синдром Дауна – это болезнь. Но, на мой взгляд, дети с синдромом Дауна просто другие. Их волнует то, мимо чего мы легко проходим, не замечая».

Татьяна Юмашева, гендиректор Фонда Бориса Ельцина, в 2006 году профинансировала создание некоторых образовательных методик для детей с СД. И гордится сыном, который, как говорят, во многом похож на Гарри Поттера.

Сергей, сын актрисы Ии Саввиной

Фото:
РИА Новости

Единственный наследник Ии Саввиной, сын Сергей, в свое время удостоился персональной выставки. И это стало для него невероятным достижением. Ведь мальчик родился с диагнозом «синдром Дауна», что в нашей стране звучит как приговор.

Тем не менее его необычные, талантливые картины разрушали стереотипы восприятия людей, страдающих синдромом Дауна. Несмотря на серьезный недуг, Сергей получил хорошее домашнее образование: изучал английский язык, превосходно играет на фортепиано, хорошо знает поэзию и живопись. А кисть и краски он взял в руки, будучи взрослым.

О диагнозе долгожданного сына Саввина узнала еще в роддоме. Ей предложили оформить больного ребенка в специальный интернат. Но она категорически отказалась. Саввина восприняла своего, непохожего на других мальчика таким, каким он был ей дан свыше. Занималась с ним, всячески развивала его способности, нанимала учителей. То, на что у других детей уходят месяцы, он осваивал годами. Зато результаты позже удивляли видных медиков. И те из них, кто когда-то уверял ее в бесполезности подобных занятий, признали свою ошибку.

Ия успевала и ухаживать за сыном, и играть в кино и в театре, создавая незабываемые образы самоотверженных женщин.

Сегодня Сергею Шестакову 59. Хотя он, по сути, так и остался большим ребенком, тем не менее поражает всех своими многочисленными талантами. Играет на рояле, декламирует стихи. Ну и рисует, конечно. Вот только до сих пор так и не может осознать, что его любимая мама уже никогда не посмотрит на него с гордостью и любовью: актриса Ия Саввина ушла из жизни 27 августа 2011 года…

Серджио, сын Сильвестра Сталлоне

Сильвестр Сталлоне и Саша Зак с сыновьями: Серджио (слева) и Сейдж (справа)
Фото:
Getty Images

У Серджио, младшего сына Сильвестра Сталлоне, диагностировали аутизм в возрасте трех лет. Для актера эта новость стала настоящим ударом.

Маленький Серджио с трудом адаптировался к окружающему миру: он никак не мог наладить контакт даже с близкими, не говоря уже об остальных. Горькая ирония в том, что в детстве самого Сталлоне чуть не записали в аутисты, однако он оказался здоров. Серджио не вызывал серьезных опасений – и оказался болен. В первые моменты они с женой Сашей были подавлены, опустошены и растеряны. Но потом вернулось понимание, что действие всегда лучше бездействия, и родители – в лучших традициях Рокки – решили сражаться.

«Я понимала, что Слай не сможет уделять этому достаточно внимания из-за его работы. И тогда я сказала ему: предоставь мне средства, и я позабочусь обо всем», – рассказывает Саша Зак.

Так и произошло: Сталлоне работал с такой отдачей, как никогда раньше, а его жена посвятила себя борьбе за сына. На деньги Сталлоне Саша добилась создания и открытия исследовательского фонда по аутизму.

Сейчас Серджио Сталлоне 38 лет. Он не публичный человек, не поддерживает контактов с журналистами, не посещает светские мероприятия, а живет спокойно и тихо. Отец помогает ему с медицинским обеспечением и регулярно навещает его. После того как в 2012 году от сердечного приступа умер старший сын Сильвестра, Сейдж, актер относится к Серджио еще более трепетно.

«Да, сын всегда в своем мире, – говорит Сталлоне, – и никогда оттуда не выходит. У меня достаточно денег, но вот уже столько лет я не могу ничем ему помочь. Тем не менее мысль отказаться от сына мне даже в голову не приходила – даже в годы молодости, когда я был так занят карьерой».

Эван, сын Дженни Маккарти

Фото:
Getty Images

В сентябре 1999 года Дженни вышла замуж за актера и режиссера Джона Ашера. В мае 2002 года она родила сына Эвана. Казалось, все в ее жизни идет прекрасно. И вдруг в августе 2005 года Маккарти и Ашер развелись. Оказалось, что их ребенок страдает аутизмом. У Джона не хватило терпения и сил воспитывать больного малыша. Врачи говорили, что не существует эффективных методов лечения аутизма, но Дженни отказывалась им верить.

Жизнерадостная, яркая блондинка никогда не скрывала диагноз своего сына Эвана. Дженни не впадала в панику и не поддавалась отчаянию. Узнав о диагнозе сына, звезда, собрав всю волю в кулак, начала борьбу с недугом своего ребенка. Все свои силы, время Маккарти отдавала Эвану. И любовь матери победила! Состояние мальчика стало улучшаться.

«Эван не мог говорить, не был способен установить зрительный контакт, был антисоциален. А сейчас он заводит друзей! Было удивительно наблюдать, как определенные виды терапии приводят к успеху у одних детей, но совершенно не срабатывают у других», – говорит Дженни.

Маккарти много занимается с Эваном, и благодаря этому он посещает обычную общеобразовательную школу. Для того чтобы помогать другим родителям детей с диагнозом «аутизм», она основала благотворительную организацию Generation Rescue. Кроме того, актриса опубликовала книгу «Громче слов», в которой рассказала о том, как ей удалось вылечить сына.

Дизель, сын Тони Брэкстон

Фото
Getty Images

В октябре 2006 года американская певица Тони Брэкстон разрыдалась на концерте в отеле Flamingo в Лас-Вегасе, со сцены рассказав о том, что ее младший сын Дизель болен аутизмом, а также заявив, что, если бы диагноз был поставлен раньше, мальчику можно было бы оказать гораздо большую помощь.

«Ранняя диагностика имеет значение величиною в жизнь… Как мама, я знала, что с моим малышом что-то не так, еще когда ему было примерно 9 месяцев. К тому времени, как ему исполнилось полтора года, я сказала: «Он развивается не так, как его старший брат», – вспоминает Тони.

В настоящее время артистка активно финансирует исследования в области аутизма и является представительницей организации Autism Speaks. А за 12-летнего Дизеля можно только порадоваться: мальчика включили в общую систему образования, и теперь он ходит в школу вместе с обычными детьми.

Джетт, сын Джона Траволты и Келли Престон

Фото
Getty Images

У актерской пары родилось трое детей – в 1992 году на свет появился их первенец Джетт, в 2000-м – дочь Элла, а спустя десять лет еще один сын Бенджамен.

Джон и Келли практически ничего не говорили о своем первом сыне Джетте, пока не случилась трагедия – 2 января 2009 года в 16-летнем возрасте мальчик погиб. У него случился припадок, Джетт упал и ударился головой.

Как стало известно, Траволта-младший страдал от эпилепсии и синдрома Кавасаки, то есть от воспаления кровеносных сосудов. В основном этот синдром проявляется у детей в раннем возрасте, а позже может привести к сердечным заболеваниям. К 16 годам у Джетта было уже несколько сердечных приступов, по словам актера, его сын мог умереть уже несколько раз. Не исключено, что именно поэтому Траволта почти всегда был рядом с ребенком, их часто можно было видеть вместе, в том числе и на съемочных площадках.

Горе семьи было таким сильным, что Траволта некоторое время не снимался, и только спустя семь лет смог что-то публично сказать по поводу трагедии, опубликовав у себя на странице в Facebook пост с такими словами: «Говорят, хуже всего – терять родителей. Уверяю вас, это не так. Самое трудное в жизни – это потерять ребенка. Того, кого ты вырастил, за кем наблюдал, кого ты учил ходить и говорить. Того, кому ты каждый день дарил свою любовь. Это худшее, что может произойти с человеком. Мой сын умер от эпилептического припадка. Он был для меня радостью. Он был для меня всем. За 16 лет, что мы были вместе, он научил меня безоговорочной любви. Мы должны остановиться и поблагодарить своих детей. А дети должны поблагодарить родителей. Жизнь коротка…»

Джеймс, сын Колина Фаррелла

Фото
Getty Images

15-летний сын звезды Джеймс страдает синдромом Ангельмана – генетическим расстройством, которое существенно влияет на развитие (например, на способность говорить, читать и сохранять равновесие).

С мамой сына, канадской моделью Ким Борденейв, Колин расстался, однако заявил, что сына не бросит и будет пожизненно его обеспечивать. Актер всегда говорил, что любит мальчика таким, какой он есть: «Я вспоминаю, что с сыном что-то не так, что он имеет некоторые отклонения, только в одном случае: когда я вижу его с другими детьми. Я никогда не думаю о моем сыне как об инвалиде и безумно его люблю».

Харви, сын Кэти Прайс

Фото
Getty Images

Первый из пяти детей супермодели, сын Харви, родился в 2002 году, позже ему был поставлен диагноз «аутизм», а также «синдром Прадера-Вилли». Это редкое наследственное заболевание, которое заключается в нехватке отдельных генов и приводит к проблемам в младенческом и детском возрасте. Одна из самых существенных – тело не сообщает мозгу, что оно насытилось, и продолжает есть, что приводит к ожирению, диабету и прочим заболеваниям, свойственным тучным людям.

«Заболевание, которое есть у моего ребенка, заключается в том, что он чувствует постоянный голод, – рассказывала Кэти в одном из интервью. — Так что он постоянно ест и ест, и порой это по-настоящему страшно».

Майкл, сын Дэна Марино

Дэн Марино с женой Клэр и сыном Майклом
Фото
Getty Images

Игрок в американский футбол Дэн Марино и его жена открыли при больнице Майами центр помощи детям с расстройствами аутического спектра.

Их сыну Майклу поставили диагноз в два года. Как и другие родители, Дэн и его жена привели мальчика к врачу, заметив отклонения и задержки в развитии. Сейчас Майклу уже 30 лет. Благодаря успешному проведению интенсивной терапии в раннем возрасте в настоящее время молодой человек живет практически полноценной жизнью.

Материалы по теме

Комментарии

7
  • Топ
  • Все комментарии
  • Бледанс делает своему больному ребенку БРЕНДИНГ. Все эти блоги, выдумки про детей солнца и т.д. Конечно ее самоотверженная любовь и забота о нем вызывают восхищение - раз родился нужно любить каким есть!, но... ,во-первых, ни ей ни Семену никто ничего не должен, а ,во-вторых, зачем вообще рожала, раз знала, что будет даун?? Я жуву в Европе. У меня на 16 неделе ПЕРВОЙ беременности проверка околоплодных вод показала дауна и я эту беременность прервала. Да было страшно, тяжело, но из двух зол выбрала меньшее. Потом родила 3 здоровых детей и КАЖДЫЙ раз воды проверяла.