Виктор Васильев: «Для Ани беременность была большей неожиданностью»

Не в пример другим мужчинам телеведущий с первых минут почувствовал себя настоящим отцом. Робости перед неожиданно свалившими на него обязанностями он не испытывает.

Фото
Persona Stars

Помню, как Аня (актриса Анна Снаткина, жена Васильева. – Прим. «Антенны») сказала, что беременна. Начала она разговор издалека и как-то нерешительно. После фразы «нам надо с тобой серьезно поговорить» вдруг смутилась и выдала: «Хотя… давай потом». Но я уже и так все понял, без слов. Радости не было предела. Морально я был готов к появлению ребенка, более того, ждал его. Ну что, мне уже 37 лет к тому моменту, взрослый мальчик. Когда УЗИ показало, что у нас дочка, мое настроение этот факт не изменил. Для меня не имело значения, кто родится, главное – чтобы ребенок был здоров.

Друзья, уже испытавшие радость отцовства, пугали меня. Предупреждали, что Аня за время беременности изведет капризами и дурным настроением. Но я, к счастью, изменений в характере жены не заметил. С другой стороны, мы познакомились с ней всего за полгода до этого события, времени изучить ее было немного. Так что, возможно, причуды беременной Ани я воспринимал как ее обычное состояние. Прихотей в плане еды у нее не было, за конфетами и солеными огурцами по ночам в магазин я не бегал. Единственное – жена волновалась. Не знала, как себя вести и что будет дальше. Для нее рождение ребенка оказалось большей неожиданностью, нежели для меня…

Заправский акушер

Фото
личный архив

18 апреля 2013 года выдалось на редкость пасмурным: серое небо, слякоть кругом, грязь. И только у меня были идеально чистые ботинки. Ведь я шел по улице, не касаясь земли, летел над ней. В этот день у меня родилась дочь! Когда пришел в роддом и впервые взял ее на руки, врачи были в шоке, настолько я все делал умело, правильно. Поинтересовались, какой по счету у меня ребенок. Узнав, что первый, не поверили. Может, я в прошлой жизни был акушером? А может, опыт из детства остался. Я же из многодетной семьи. Когда родился младший брат, мне было 11 лет, и я активно помогал маме. Вот руки и помнят. Перед рождением дочери никакой специальной литературы не читал, курсов для будущих родителей не посещал. Но сориентировался моментально. Помню, дочка открыла глаза и стала внимательно на меня смотреть. Я сказал об этом медсестрам. Они не поверили, уверяя, что мне показалось. Мол, у ребенка первое время глаза бегают. Тогда я положил дочь и отошел в сторону. Она проводила меня взглядом. Медперсонал был поражен такой концентрацией внимания, а я так гордился за свою девочку.

С именем мы долго не могли определиться. Аня хотела назвать дочь Машей в честь сестры, я – Верой в честь бабушки. Пару раз в разговоре звучал вариант Вероника. Каково же было наше удивление, когда из окна роддома мы увидели на асфальте именно это имя. Все вопросы отпали. Сейчас я ласково называю дочку Ника-Клубника. Скупаю игрушки в виде этих ягод, сувениры, у нас уже их целая коллекция.

Первое купание Вероники проходило под четким контролем педиатра. Но вскоре я стал ее купать сам. Дочка боялась воды. У меня же страха не было и в помине. Это Аня со своей мамой постоянно чего-то опасаются. Вскакивают по ночам, если Ника раскроется или ворочается. Я же думаю, что переживать из-за этого не стоит. Ребенок всегда делает так, как ему удобнее. Мои родители в этом плане более спокойные. Они же четверых детей воспитали. Насморк никогда не воспринимали как катастрофу, над каждым чихом не тряслись. Говорили: «Три дня полежит – все само заживет». Это спокойствие передалось и мне. Насчет того, что дочка может в квартире ненароком пораниться, тоже не волнуюсь. Да к тому же Аня изначально квартиру очень грамотно обставила, особенно детскую. Предусмотрела розетки с защитой, мебель без острых углов.

День слабины

Фото
«Инстаграм» Анны Снаткиной

И была права. Ника хотя и спокойный ребенок, но не флегматичный. Она любопытная, ей все интересно. Никогда не сидит, уставившись в одну точку. Ей нужно все исследовать, взять, изучить. И при этом она послушная. Нике достаточно всего одного «нельзя», сказанного спокойным тоном. Даже если вкусная конфета отправилась в рот, услышав «нет», дочка вернет сладость в коробку. Мои родители говорят, что ребенку ничего нельзя запрещать, но я это мнение не разделяю. Рамки должны быть. Хотя один раз в несколько месяцев у нас есть «день слабины». В этот день мы разрешаем Нике все, что хочется. Как-то она за раз три порции мороженого съела. Надо было видеть ее состояние, граничащее с беспамятством. Ест, слюни текут, а в глазах непонимание, за что ей такое счастье привалило. В тот день Ника поняла, что мороженое – это очень вкусно. И теперь я этим пользуюсь. Если нам пора домой, а дочка продолжает самозабвенно кататься на качелях, обещаю ей мороженое. Пока мы идем домой, я ее отвлекаю разговорами, и она забывает про мое обещание. Хорошо, что у детей память короткая.

А еще Ника – большая кокетка. Любит красоваться перед зеркалом, примерять новые наряды. Обожает танцевать и петь. Стоит лишь попросить, затягивает: «А-а-а-а-а!» на странный мотив. Наша любимая игра – перекладывание вещей. Ника вываливает из шкафа все тряпочки, а потом аккуратненько складывает их обратно. Ей нравится возить коляску, кормить кукол. В общем, хозяйственный ребенок. Сама выбрасывает использованный подгузник.

Филиппинское воспитание

Фото
Сергей Джевахашвили/«Антенна»

Ника все схватывает на лету. Я не знаю, может, дети и должны так развиваться, но каждое новое слово дочери для нас – победа. Она сказала «папа» уже в семь месяцев, правда, сидя на горшке. Уж не знаю, почему именно там она решила это произнести. Сейчас мы потихоньку учимся говорить не только по-русски, но и по-английски. Четыре раза в неделю ходим в билингвальную школу (в таком заведении обучение идет сразу на двух языках. – Прим. «Антенны»). Каждое занятие длится 45 минут и проходит в форме игры с педагогом и другими малышами. Поэтому вопрос «Howoldareyou?» (что по-английски значит «Сколько тебе лет?». – Прим. «Антенны») дочку в тупик не ставит. Ника тянет пальчик вверх, сообщая всем о своем возрасте.

Дома мы тоже изучаем английский. Наша няня – филиппинка. И в этом много плюсов. Во-первых, сор из избы никогда не выносит. Вряд ли няня будет фотографировать ребенка и выкладывать его снимки в Интернет. Во-вторых, мама Ани ничего ей не может возразить, та все равно не поймет. И если мы сказали, что нужно надеть одни носки, а не трое, так и будет. Бабушка поначалу расстраивалась, но сейчас как-то жестами пытается объясняться с няней. А вот Веронике легче: она знает английских слов больше, чем ее бабушка. Люди на улице только удивляются, когда няня говорит с дочкой на иностранном, а та реагирует.

Ника уже ловко управляется с айпэдом. Включает свое любимое приложение «Микки-Маус» и играет, слушает песни. Даже открывая книжку, она тычет в нее пальцем, думая, что это планшет. Но я не против гаджетов, скажу больше: я их обожаю. Однако и книжки мы тоже читаем. Особенно нам нравится «Теремок».

Когда есть семья, какие друзья?

Фото
Starface

Какая бы Ника смышленая ни была, с ней невозможно общаться на равных, все время хочется сюсюкать. Но я отношусь к этому процессу как к клоунаде. Гримасничаю перед ребенком, чтобы ему стало веселее. Помню, в первый раз Ника осознанно засмеялась, когда сидела за столом, а я резко из-под него выпрыгивал. Дочка буквально заливалась от хохота. Теперь Веронику больше всего радует наше с Аней возвращение домой. Она всегда весело кряхтит, встречая нас, улыбается. Когда нас показывают по телевизору, кладет ручку на экран и говорит: «Мама, папа». Мы дочку, конечно, балуем. Дарим много игрушек. Сейчас даже хотим спрятать половину, чтобы потом выдавать их за новые.

Я стараюсь проводить с Никой все свободное время, чтобы ничего не упустить, уделяю ей как можно больше внимания. Анюта к дочке меня не ревнует. Напротив, считает меня суперпапой. И даже иногда разрешает мне повидаться с друзьями. Но меня постоянно тянет домой, к ней и к дочке.

Комментарии

0
под именем