Звезда сериала «Карпов»: «Я ушел в декретный отпуск»

Владислав Котлярский рассказал, как завоевывал жену и как воспитывает дочку.

Фото
предоставлено Рен-ТВ

– Сериал «Смерш» на канале РЕН ТВ – блокбастер, чистой воды боевик с приключениями, погонями, стрельбой и захватывающими историями, – рассказывает Владислав. – Мой герой, энкавэдэшник, был бумажной крысой, а с началом войны перешел в организацию «Смерш» и попал за линию фронта. Служба смершевца низшего оперативного состава составляла месяца три – они выбывали либо по ранению, либо погибали. Вот такая опасная работа. Мой герой Павел Семенов и Георгий Волков в исполнении Алексея Макарова все время в чем-то подозревают друг друга, между ними идет жесткое противостояние, но в конце концов они становятся друзьями. Я на съемках наслаждался сценарием, его закруткой, военной формой – она выпрямляет осанку, чувствуешь себя по-другому. В детстве любил кино про войну, но никогда не снимался в таких фильмах, разве что был эпизод в «Штрафбате». А тут полноценная войнушка с переодеваниями и автоматами. Можно сказать, мечта детства.

– Кулаками много пришлось махать?

– Это мне нетрудно, у меня по сценодвижению в институте всегда была пятерка. Когда только начинал в кино, наслаждался драками и перестрелками. А сегодня чем меньше их, тем лучше. Когда снимался в Волгограде, познакомился с парнем из СОБРа (СОБР – специальный отряд быстрого реагирования. – Прим. «Антенны»), он дал мне пистолет и показал, как из него стрелять. Потом я как-то попал в военную часть и впервые попробовал из него выстрелить, сделал все, как учили, мне дали всего три пули, и я попал в три девятки. Выбил 27 из 30 возможных очков.

Фото
личный архив Владислава Котлярского

– Какие проекты сейчас у вас в работе?

– В театре играю в «Эгоистах», «Опасном мальчике», «Ненавижу Жанну». Актерская профессия зависима, я хочу сниматься, пробуюсь, а не берут. И никто не знает, по какой причине. Спрашиваю продюсера, он говорит: «Режиссер не хочет», режиссера – тот: «Продюсер против». Хотелось бы хороший сценарий, какую-то комедию, в театре я в них играю, а в кино ни разу. Никогда не думал, что славу, известность, любовь зрителей мне принесет роль милиционера. Кто мог предполагать, что в нашей стране, где столько ментовских сериалов, вдруг случится такой успех «Карпова».

– Говорите, профессия зависимая, а сами долго и упорно шли к ней.

– Но тогда я ведь не знал об этом. Были бы уже представления, я бы так не стремился стать актером. Я рос на хороших советских фильмах с качественными сценариями, прилипал к экрану и не мог оторваться. Сколько раз школу прогуливал – шел в кино. Желание стать актером четко сформировалось в восьмом классе, когда собирался в школу ко второй смене, включил телевизор, а там «Тот самый Мюнхгаузен». Я стал смотреть и получил тот самый катарсис – очищение и возвышение через искусство. Кадр, где Олег Иванович Янковский по лестнице поднимается в небо, стал решающим для меня в выборе профессии. Родители мои были против. Поступал я в ГИТИС. Упорно. Приняли меня только с шестого раза.

Фото
личный архив Владислава Котлярского

– Вы ведь успели и в МГУ поучиться, прежде чем попали в театральный?

– Да, сначала поступил на геологический факультет. Причем математику за меня сдавал двоюродный брат, который нисколько на меня не похож. Он тогда в МИРЭА (Российский технологический университет. – Прим. «Антенны») учился, взял мой паспорт, сдал экзамены на «четыре» и «пять» и набрал проходной балл. Я честно два курса учился на геолога, на практику ездил и рад такому повороту в судьбе – знаю, как устроена Земля, как она сформирована. Но параллельно каждый год поступал в театральный, все не получилось. Подумал, может, не мое, ушел с геологического и сам уже сдал вступительные экзамены на психологический факультет. И опять, проучившись два года, бросил: меня наконец-то приняли в ГИТИС в 25 лет. Причем на режиссерский, где и актерскому мастерству учат. Был в одной группе с популярным сегодня режиссером Костей Богомоловым. Проучился на факультете полтора года и перевелся в актерскую группу. А после окончания института набрался смелости и пошел на кастинг в мюзикл «Нотр-Дам де Пари», у меня пятерка по танцу была, думал, что я бог. Но не справился, меня не взяли.

Фото
личный архив Владислава Котлярского

– Роли у вас пошли не сразу. Минуты отчаяния были?

– Есть хорошая фраза «самые темные сумерки перед восходом». Непосредственно перед «Глухарем» думал, что в профессии ничего не получается, надо ее бросить и чем-то другим заняться. Пошел в бизнес (торговлю пылесосами), в 2008 году организовал фирму, но денег она мне фактически никаких не приносила, а тут еще и кризис грянул. А у нас были кредитные деньги, так что попали, как и многие тогда. Этот бизнес, собственно, до сих пор у меня существует. А тогда неожиданно меня взяли на роль Карпова в «Глухаря».

– Правда, что поначалу от этой роли отказывались?

– Да, потому что очередного милиционера не хотелось играть.

– Тем не менее «Карпов» и принес вам популярность.

– И это приятно. В ней плюсов больше, чем минусов. Где-то пропустят без очереди, подарок сделают, гаишники не штрафуют. Я не боюсь наших полицейских. Раньше, когда видел их, у меня что-то екало в душе, сейчас – нет. Может, много общался с ними для ролей. Консультировался, выезжал в рейды на задержания преступников. Как-то сам задержал карманника. Он хитро вытащил у меня кошелек, но я справился с ним и сдал в участок.

Фото
кадр из сериала «Карпов»

– После этого проекта все сразу покатило?

– Нет, наоборот, остановилось. Кто ожидал, что после такого взлета, как говорится, из грязи да в князи, у меня ролей практически не будет… Я не снимался четыре года. И по большому счету «Смерш» – мой первый большой проект за это время.

– Так и до кризиса среднего возраста недалеко. Вас он коснулся?

– Нет. Меня в негативном смысле трогает отсутствие работы. А так мне кажется, что я даже намного счастливее, чем в молодости. Уже не беспокоюсь о каких-то вещах, как раньше. А зачем волноваться, если от тебя это не зависит? У меня просто нет времени быть несчастным и страдать. Жизнь не бесконечна, она может закончиться в любой момент.

Фото
Legion-Media

– Съемки «Карпова» подарили вам еще и знакомство с будущей женой?

– Да, там произошла знаковая история. Был 2012 год. В Вике в первую очередь меня привлекли красота и обаяние. Мы долго встречались, и я понял, что она – моя девушка. В ней есть те человеческие качества, которые люблю. Мы расставались раза три-четыре, как сейчас уже понимаю, по моей вине, но, даже когда не были вместе, Вика не выходила у меня из головы. Чувствовал: хочу вернуться к ней. Искал встречи, подъезжал к институту, где она училась. Стоял, думал, пошлет ли судьба встречу. Ни разу не сложилось. Потом стал вести себя решительнее, взял все в свои руки, начал ее завоевывать достаточно стремительно. Вика говорит, я вел себя слишком самоуверенно – по-хамски, нагло и дерзко. Сам удивляюсь, что могу быть одновременно робким и застенчивым. Организовал встречу на концерте Земфиры, передал через подругу билет Вике. Там мы в 2016 году и встретились и больше не расставались.

– Что изменилось в жизненном укладе после женитьбы?

– Меня все время заставляют есть вместе. Все эти семейные завтраки, обеды и ужины моя бунтарская натура не принимает. Я люблю открывать холодильник когда хочу.

Фото
Persona Stars

– Дочке сколько лет?

– Элине скоро будет два. Она радует нас, все понимает, но пока лопочет на своем языке. Ей просто не было надобности нормально говорить, мы ведь ее абсолютно понимаем. Отдали сейчас в детский садик, надеемся, скоро заговорит нормально. Похожа она внешне на жену, а характер – упертый, как у меня. Она умная, сообразительная, смелая, активная, самостоятельная.

Смотрю на детских площадках на некоторых мамаш, как они навязчиво опекают своих детей, и понимаю, что так делать нельзя. Вот Эли начала ходить в годик и, естественно, падала. Страшно, головой ведь удариться может. Некоторое время ловил дочь, но понимал, что так она не научится ходить. И пару раз на прорезиненной поверхности площадки во дворе она треснулась, поняла, что это неприятно, и с тех пор перестала падать. А в год и две недели она у нас уже на самокате ездила. Эли четко знает, что можно, а что нет. Советую всем родителям, как отец и психолог, давать чадам больше свободы. Поверьте, дети и сами многое понимают и знают.

Фото
личный архив Владислава Котлярского

– Знаю, вы сейчас опять учитесь – на психологическом.

– Да, два года назад поступил на бюджетное отделение, стипендию даже платят. Все решил случай. В институте две кафедры: детская и клиническая психология. Первый экзамен 2 августа, в мой день рождения. Вытянул билет и понял, что почти ничего не знаю, хотя готовился хорошо. Кое-как наболтал с трудом, получил 65 баллов. На следующий день тот же самый экзамен, но на другой кафедре, подошел к преподавательнице, которой отвечал накануне, сказал: «Вчера у меня был день рождения, не повезло, вытяните, пожалуйста, билет за меня». Она: «Я не имею права». Вытянул сам, посмотрел и понял, что знаю все. Даже готовиться не стал, прямо пошел, ответил и получил 95 баллов. А недавно пришел в деканат и говорю: «Хочу взять академический отпуск». Мне: «На каком основании?» Я: «По уходу за ребенком». Так что в настоящее время я в законном декретном отпуске.

Досье

Родился: 2 августа 1972 года в Москве.

Образование: в 2002 году окончил ГИТИС.

Карьера: сыграл в фильмах и сериалах, среди которых: «Русские амазонки», «Час Волкова», «Глухарь», «Карпов».

Семейное положение: женат на Виктории Котлярской. Дочь Элина.

Блицопрос

– Что считаете своим долгом?

– Заботу о семье, родителях.

– Что делаете, когда страшно?

– На страх надо идти прямо и на опережение.

– Как поступаете, когда забываете текст во время спектакля?

– Ужас, это страшный актерский сон. Никогда такого в жизни не было.

– Что надо, чтобы не потерять веру в себя?

– Знания лечат, понимание мира, где ты находишься.

– Что нельзя говорить женщине?

– Судя по моему опыту, ничего – лучше молчать. Любое сказанное слово может быть использовано против вас.

Комментарии

0