Юлия Барановская: о детях и отношениях с Аршавиным

«Андрей Аршавин в последний раз видел Арсения, Артема и Яну в январе 2014 года, – уточняет ведущая программы «Мужское/Женское». – С тех пор ни разу не позвонил. В современном мире произошла ужасающая подмена понятий. Мужчины и женщины, которые уходят из семьи, считают, что перестают быть мамами и папами. Это ошибка».

– У меня на работе плавающий график, – говорит Юлия. – Все зависит от съемок. Конечно, не сижу в офисе с девяти до шести, но бывает, днями напролет пропадаю в студии. Поэтому и с детьми вижусь не так часто, как хотелось бы. Если есть возможность взять их куда-то с собой, беру, чтобы подольше побыть рядом. Хотя они заняты ничуть не меньше меня. Старшие, Яна и Артем, в Москве учатся в школах. Причем в разных. Яна – в русской, Артем – в английской. И их это не смущает. Понимают, что у каждого свой путь – и учиться, работать они должны привыкать порознь. Но отдыхаем мы всегда сообща. Если кто-то не может полететь в отпуск или пойти на мероприятие, дома остаются все. Помимо школы у детей масса дополнительных занятий. Яна учит английский и китайский, три раза в неделю танцует в «Тодесе». Вместе с Артемом они репетируют и выступают с «Непоседами», недавно был концерт в Кремле. Артем на Новый год провел еще и свою первую елку в качестве ведущего! Так что если бы я находилась дома днями напролет, то точно так же их не видела бы.

Фото
Ирина Кайдалина

Квартиру пока снимаем

– Говорят, дети копируют родителей. Вот и переняли мою занятость. Но семейную традицию – пару раз в неделю собраться вместе у мамы в кровати, смотреть мультики и болтать – это не отменяет. Несмотря на то что живем мы в съемной квартире, в такие моменты возникает чудесное чувство дома, уюта. Думаю, у нас появятся и другие традиции, когда переедем в собственное жилье. Пока оно только в планах.

Я – человек неспортивный. Поэтому активным играм предпочту тихую прогулку в парке с детьми. Хотя если младший сын попросится на руки на полпути, поверьте, нагрузка будет не хуже, чем в спортзале. Еще обязательно посещаем театры и музеи. После всегда обсуждаем спектакль или выставку: что понравилось, что нет. Играем в настольные игры, читаем книги. Артем сейчас дочитывает «Гарри Поттера» в оригинале, ему произведения на английском даются легче, чем мне. Яна осваивает книги из школьной программы, она у дочери насыщенная.

Фото
Ирина Кайдалина

Спасибо маме, что не ломала

– Выступаю против гаджетов. Категорически. Вижу, как они поглотили не то что маленьких – взрослых людей. Хотела бы оградить своих детей от этого, но нет необходимости. Сами не проявляют к смартфонам никакого интереса. Иногда даже злят меня этим. Отправляю сообщение в WhatsApp, а они не отвечают. Оказывается, оба оставили телефоны дома. Артем, конечно, иногда берет в руки планшет, но только чтобы изучить сайты по авиатехнике или посмотреть видеоблоги путешественников. Против такого времяпрепровождения не возражаю.

Дочь одно время занималась теннисом, но затем по собственному желанию ушла из секции и с головой окунулась в танцы. Да, я заметила ее потенциал, задатки, но против решения Яны возражать не стала. Исходя из личного опыта, а также увиденного и услышанного на нашей программе, поняла, что заставлять детей следовать проложенному тобой пути – неправильно. Нельзя за их счет воплощать свои нереализованные мечты и стремления. Нужно предоставить свободу выбора. Папам и мамам не стоит идти на поводу у своих желаний, лучше внимательно прислушаться к желаниям детским. У меня поначалу тоже была такая проблема. Помню, пришла впервые выбирать игрушки старшему сыну. Хожу между прилавков и думаю: «Надо купить ему стиральную машину, она же все умеет», не осознавая, что речь идет о мальчике. Сама недоиграла в детстве, вот и решила реабилитироваться. Через какое-то время убеждала Артема, что динозавр лучше машинки. Но это всего лишь игрушки, а если мы говорим об увлечениях, дальнейшей профессии, жизни… Ребенок сам должен искать пути.

Фото
Ирина Кайдалина
Фото
Ирина Кайдалина

Моя мама, когда я была маленькая, постоянно что-то шила, вязала, строчила на всевозможных машинках, делала аппликации. Она обожала все это. Я же люто ненавидела. И если бы мама усадила меня рядом и заставила взять в руки иголку или спицы, это были бы самые ужасные воспоминания из детства. Она этого не сделала, и я благодарна. Надеюсь, и мои дети со временем скажут спасибо.

Сын просил отдать сестру кому-нибудь

– Также не вмешиваюсь в детские ссоры. Когда кто-то из них прибегает с жалобами на другого, у меня позиция жесткая: «Разбирайтесь сами». Иначе как они будут решать конфликты? Или во взрослом возрасте тоже к мамке побегут? Считаю, чем быстрее научатся ругаться и самостоятельно мириться, тем лучше. Бесспорно, могу заставить пожать друг другу руки и улы­б­нуться, но проблемы-то не решатся. Они помирятся для видимости, а в душе злобу затаят. Делать это лишь ради красивой картинки не хочу­.­

Сейчас ревности со стороны детей не вижу и не чувствую. Хотя был период, Артему пришлось тяжело. Помню, по дороге из роддома, когда возвращались с Яной, сын сказал: «Она мне надоела, отдай ее кому-нибудь». Но я тогда его поняла. Восемь недель до родов провела в больнице, нельзя было вставать с кровати, а в палату ко мне никого не пускали. Артема видела всего два раза за это время. Попыталась поставить себя на его место. Мама ушла на два месяца, а потом вернулась с какой-то лялькой. Думаю, это непросто пережить ребенку. Но все быстро улеглось. Дети теперь не разлей вода. Доходило до смешного. Дочь, если мы шли ей за новым платьем, просила и старшему брату купить такое же, чтобы не обижался. Когда родился Арсений, проблем вообще не возникло. У Яны и Артема уже была команда, в которую они легко приняли нового члена. Бывает, дочь изредка ревнует к младшему, все же семь лет – сложный возраст, но эти вспышки незначительны.

Фото
Ирина Кайдалина

Когда у девочки есть отец, тыл, она в будущем сможет искренне выстраи­вать отношения со своим мужчиной. Если опоры нет, то роль папы, ответственность она переложит на своего партнера, мужа. И будет бояться быть естественной, потому что ей некуда пойти. Я тоже выросла без отца. Но для меня таким тылом стал дедушка. Он был строгий, со сложным характером, но с моим появлением оттаял. Для Яны пока опора – я. И это нехорошо, неправильно.

Лишние роли, лишние травмы

– В современном мире произошла ужасающая подмена понятий. Мужчины и женщины, которые уходят из семьи, считают, что они перестают быть родителями. Это ошибка. Разводы, к сожалению, подчас неизбежны, и отношения между бывшими супругами могут быть какие угодно. Но после расставания они остаются мамами и папами. Навсегда. Ребенку важно знать, что у него есть родители. А для этого много не нужно: писать SMS, звонить, просить фотографии, интересоваться жизнью, говорить о своих чувствах. Тогда он, став взрослым, не начнет раздавать лишние роли в отношениях с противоположным полом. Не будет женских травм.

К сожалению, Андрей Аршавин к этой мысли пока так и не пришел. Хотя я бы очень хотела. Ведь невозможно не любить своих детей, не интересоваться ими. (Андрей и Юля жили в гражданском браке почти 10 лет. – Прим. «Антенны».) Последний раз он видел Арсения, Артема и Яну в январе 2014 года! С тех пор ни разу даже не позвонил. Такое поведение свойственно ребенку, но никак не взрослому человеку. Все эти обиды… Поверьте, у меня их гораздо больше, чем у него. Но это никак не должно сказываться на детях. Желаю, чтобы он поскорее это осознал и не впадал в детство.

Комментарии

0
под именем