Фото №1 - Алексей Глызин: «Жить надо в деревне – никакой бессонницы»
Фото
Роман Кузнецов

Дом – плод моих безумных фантазий. Видел его именно в таком стиле. Вся мебель штучная – делалась на заказ. Начал строить три года назад. Дом стоит на бывшей Каменной горе. Когда заливали фундамент, сломали несколько ковшей экскаватора – такой внизу крепкий камень. Сруб поставили из сосны. Лес обязательно надо пилить зимой и ставить сруб в холодное время года. А до осени он должен настаиваться, чтобы правильно встать. Потом вырезаются окна – это долгая технология. Строительство идет и по сей день. Делаются пристройки, гостевой домик, беседки. Здесь постоянно живут рабочие, заодно они все и охраняют.

Строительство шло трудно. Заливали стяжку в подвале, вдруг стало течь с крыши и текло всю зиму. Собирали консилиум, переходящий в конвульсии. Снимали часть крыши, чтобы разобраться, кто там напортачил. Определили, но расстреливать не стали, ведь уже не 37-й год. В доме три этажа (включая подвал). Наверху четыре спальни, ванная, балконы. На основном этаже еще две спальни и ванная плюс гостиная, столовая и кухня. В подвале тоже ванная и там же зал, где пока лежат строительные материалы, но скоро установим бильярдный и теннисный столы, будет спортзал полноценный. А пока я прикатил туда две дубовые бочки – для домашних заготовок. В каждой ванной комнате – душ. Ванну не ставил, чтобы домочадцы подолгу там не задерживались и не расслаблялись.
Фото №2 - Алексей Глызин: «Жить надо в деревне – никакой бессонницы»
Фото
Роман Кузнецов

Домочадцы – это жена и сыновья. Старший, Алексей, работает на телевидении, на НТВ, режиссером программы «Дачный ответ». Младший, Игорь, окончил в этом году Институт современного искусства, а сейчас в «Останкино» ходит на курсы. Мечтает стать телерепортером или диктором. Жена Сания – руководитель коллектива спортивного танца, человек сугубо городской: ей не нравится копаться в земле, не любит она, в отличие от меня, цветы, грибочки. На даче бывает крайне редко. Приезжаю сюда, как только выдается свободная минута. Вот сейчас вас принимаю, а через несколько дней приеду на открытие памятника Игорю Талькову. Он родился в деревне Грецовка Щекинского района, примерно в 100 км от моей дачи. Я дружил с Игорем, исполнял его песни, выступал на его концертах. И большая честь для меня, что пригласили участвовать в увековечивании его памяти.

Фото №3 - Алексей Глызин: «Жить надо в деревне – никакой бессонницы»
Фото
Роман Кузнецов

Справа от дома баня русская, но топка финская – березовыми или дубовыми дровами. Береза дает аромат, а дуб горит долго. Сосной нельзя топить: она выделяет смолы. Баня – святое место, там исключены алкоголь и тяжелая еда. На столе – чай, лимон, варенье, баранки, сухари, пряники. Проводим там минимум два-три часа, а лучше – полдня. Как правило, ходим в баню с сыновьями вечером, но она хороша круглые сутки.

Всем рекомендую жить не в бетоне, а в дереве. В таких домах пропадает бессонница, восстанавливается давление. Кто-то делал у меня замеры воздуха: говорят, как в швейцарских Альпах. А надпись «А. Глызин» над крыльцом и на кухне сделали в качестве сюрприза строители, сначала попросив у меня автограф.
Фото №4 - Алексей Глызин: «Жить надо в деревне – никакой бессонницы»
Фото
Роман Кузнецов

Мой друг, у которого картинная галерея, периодически на дни рождения дарит полотна. Он меценат, скупает работы молодых художников, устраивает их выставки. На стенах развешаны также голландские пейзажи, но это копии.
Фото №5 - Алексей Глызин: «Жить надо в деревне – никакой бессонницы»
Фото
Роман Кузнецов

Кот Яшка у меня три года. Зимой пришел на стройку крошечным, пищит. Ребята, которые тут работали, прикормили его, и вот выросло такое абсолютно наглое животное. Но без него нельзя: в доме обязательно нужен кот. Правда, внутрь его особенно не пускают – он все тащит со стола. Миска стоит за дверью. А в отсутствие людей он, как настоящий охотник, ходит в лес и добывает себе пропитание. Иногда и нам приносит добычу: мышей и птиц. Его два раза кусали клещи, но ничего – справился с инфекцией, которая могла бы быть смертельной для домашнего зверя. Вот такой у нас боец!
Фото №6 - Алексей Глызин: «Жить надо в деревне – никакой бессонницы»

На даче стараюсь отвлечься от профессиональных дел. Сейчас у меня опустошение после шоу «Три аккорда». По сравнению с первым сезоном оно изменилось к лучшему. Все исполняется вживую, с одного дубля. В одном из номеров я должен был прыгать со стола, чтобы смотрелось веселее. На репетиции получилось, а на съемках встал на край стола, а он как поедет – чуть ногу не сломал.
Фото №7 - Алексей Глызин: «Жить надо в деревне – никакой бессонницы»
Фото
Роман Кузнецов

Лет в шесть-семь я приезжал сюда, в санаторий на Оке, с мамой, ответственным работником в Министерстве путей сообщения. Ностальгия привела сюда вновь. Неподалеку от дачи – заповедная зона, охраняемая государством. Тут находится природный музей нашего великого художника Василия Поленова. Я вышел на берег этой речки, которая называется Скнига, или Скнижка, и впадает в Оку, увидел, как здесь красиво. Тут подобие водопада, и звук падающей воды поверг меня в оцепенение. Мне предлагали показать еще участки, но я влюбился в этот раз и навсегда. А когда по этой речке плавают лодки, ялики, байдарки... Ах! Спуск от моего дома крутой, забито примерно 30 свай.
Фото №8 - Алексей Глызин: «Жить надо в деревне – никакой бессонницы»
Фото
Роман Кузнецов