Айвазовский и Шишкин за сотни миллионов

Самое ценное собрание Евгения Вагановича – картины. Их он никогда никому не показывал публично, поэтому «Антенна» узнала у осведомленного галериста, что за полотна там спрятаны.

— Общий знакомый узнал во время гастролей Петросяна в Новосибирске в прошлом году, что он желает посетить местный художественный музей, – вспоминает галерист Григорий Гапонов. — А у нас на следующий день должен был состояться аукцион советского искусства. Я, будучи другом и музея, и картинной галереи, часто там бываю. И возникла идея сделать Евгению Вагановичу индивидуальную экскурсию, и заодно завести его на нашу аукционную выставку. Так и получилось. Ходили очень долго, часа два. Он очень внимательно все смотрел. Видно было, что человек до нюансов разбирается во многих вещах. Выяснилось, что у Евгения Вагановича приличная коллекция русских классиков XIX – начала XX века. Он рассказал, что у него несколько произведений Боголюбова. Восхитился пейзажем Киселева и сказал, что у него тоже есть. Я и раньше слышал, что он коллекционер, потому что все коллекционеры между собой общаются. Все его знают и в аукционных домах в Москве, и в картинных галереях как большого знатока и покупателя русского классического искусства. Это для людей нашего круга не секрет.

Фото №1 - Бесценные коллекции Петросяна, которыми придется делиться: фото, стоимость
Фото
Persona Stars

— Я хотел поподробнее кое-что узнать, но Петросян больше отшучивался – скрытный, как и все настоящие коллекционеры подлинников произведений искусств. Они не любят вопросы о количестве, для настоящего знатока главное – качественно собрать коллекцию, то есть найти всю серию или все редкие полотна, что очень сложно. Мне было интересно, какие еще у него есть художники. Он неизменно отвечал: «Есть немножко». У меня сложилось впечатление, когда мы с ним общались, что он из тех советских времен, когда было не принято демонстрировать свое богатство.

Петросян, конечно, покупает только подлинники. Этому уделяется много внимания, потому что сегодня много подделок, были скандалы. Того же Киселева подделывали, и это вскрылось в коллекции одного крутого политика. Какие-то вещи Евгений Ваганович может и сам определить как поддельные, но в большинстве случаев и ему нужна технологическая экспертиза. Даже имея большую насмотренность, все равно можно ошибиться.

Фото №2 - Бесценные коллекции Петросяна, которыми придется делиться: фото, стоимость
Фото
Getty Images

— Сейчас очень сложно что-то купить у населения, и мы с ним про это говорили. Все стоящие вещи давно разобраны.

Страстью к коллекционированию картин и других ценных предметов старины Евгения Вагановича заразила его первая супруга Людмила, искусствовед из Санкт-Петербурга. Слышал, в последнее время он не так активно ходит по этим галереям и выставкам: у него уже все так отлажено, что, когда что-то появляется стоящее, ему звонят и это предлагают.

Можно только догадываться, сколько всего у него произведений разных художников. Вот если бы он издал альбом или каталог или устроил выставку, что иногда делают коллекционеры! Может быть, он когда-нибудь решится на это. Думаю, он пока этого не сделал, потому что кое-чего недособрал.

— Евгений Ваганович собирает в основном русских классиков. У него могут быть и Айвазовский, и Шишкин, и Поленов, и даже Рерих. Он возвращается к традициям коллекционирования, которые были до 1917 года. Интеллигентный, образованный человек, у которого есть возможности, просто обязан коллекционировать. И не волнуйтесь о том, что, купив классиков, он лишил народ возможности посмотреть на их произведения: 90% наследия Шишкина находится в музеях, поэтому невозможно сделать какую-то прореху в его творчестве. Такая же ситуация с Айвазовским. Поэтому не нужно беспокоиться, что картины куда-то уедут, пропадут, если люди наслаждаются ими дома.

Таких коллекционеров, как Петросян, надо беречь, холить и лелеять. Где бы все музеи были сейчас без Третьякова и Морозова? Думаю, он будет следующим, кто оставит такой же вклад в развитие культуры. Все это покупается совершено законно. У нас есть рынок произведений искусства. Вы можете прийти в ЦДХ, и я вам подскажу, где продается Шишкин, которого вы вправе спокойно купить и повесить дома. Это подлинник в хорошей золоченой раме. Золото не потому, что хочется роскоши, а тогда традиции были такие – Шишкина оформляли в массивные золотые рамы. Ценится, когда и рама родная, того времени.

Фото №3 - Бесценные коллекции Петросяна, которыми придется делиться: фото, стоимость
Фото
Getty Images

Вещи выше денег

— Коллекция Евгения Вагановича бесценна. Но если делать оценку, как для суда, то от 50 до 70 тысяч долларов (картины принято оценивать в этой валюте, так как их чаще всего приобретают на аукционах, за которыми следят коллекционеры по всему миру) могут стоить совсем небольшие картины не самых известных художников, например Киселева. А другие могут доходить до миллиона долларов. Рекорд по цене у Боголюбова на аукционе – 3,3 млн долларов. Такой же у Шишкина. У Айвазовского – 5,217 млн. У Поленова – 6,39 млн. Рерих стоит 12 млн. В среднем небольшая качественная работа Айвазовского или Шишкина стоит 100−200 тыс. долларов. Работы Рериха практически не встречаются на рынке, насколько они ценны.

Евгений Ваганович – настоящий коллекционер, и для него эти вещи выше денег. Кому-то нужны деньги, а ему нужны картины.

Такие коллекции обычно попадают на рынок при разводе или кончине владельца. Так что, возможно, это тот случай, когда что-то попадает на рынок, а возможно, они со Степаненко договорятся, и ничего не попадет. Сейчас коллекционеры, затаив дыхание, следят за развитием событий.

— Степаненко вполне может что-то продать, потому что для нее это не такие дорогие вещи, как для него. Она с ним по аукционным домам не ходила, никто не видел.

Любопытствуя о его картинах, что же там именно у него, я смотрел те интервью с парой, которые они давали в своих квартирах. Может, что на стене разгляжу? Картины не показали, зато заметил, что у них дома стоит самая дорогая мебель начала XIX века, какую я видел в жизни. Там может один стульчик стоить 100 тысяч долларов – это мебель пушкинских времен, которая давно пропала с рынка. Это был период расцвета русской мебели, которая ценится больше, чем западная. Она из красного дерева, там пламя, золоченые накладки. Это 1800−1830-е годы, не позже, потому что позже пошли повторы, которые такой опытный коллекционер у себя держать не будет.

Все это, конечно, собиралось годами. Это дорогие редкие вещи. В витринки хочется поставить дорогой фарфоровый сервиз. Так, одно за другим, собираются интерьеры и коллекции. Поэтому неудивительно, что помимо картин у него есть коллекции и книг, и много чего еще.

Фото №4 - Бесценные коллекции Петросяна, которыми придется делиться: фото, стоимость
Фото
Vadim Tarakanov / Legion-Media

Есть у него и прикладное искусство – те же бронзовые часы, канделябры. Это целое направление – бронза. Возможно, есть и качественное русское столовое серебро, к которому призывает весь его интерьер.

У него есть и коллекция икон, в которых он тоже разбирается. Как говорится, что имеешь, то и знаешь. Иконы, скорее всего, тоже этого периода.

Возможно, картины и иконы он хранит и не дома, а в специальных защищенных хранилищах в банке или, что более вероятно, в знакомом ему аукционном доме.

Петросян в разговоре со мной нарочно занижал стоимость своих коллекционных вещей. И это тоже тренд современных миллиардеров – выглядеть скромнее, чем есть на самом деле.

Зощенко и Грибоедов за сотни тысяч

Другая обширная коллекция юмориста – раритетные книги. Ее часть он однажды озвучивал сам – на 61-м заседании клуба «Библиофильский улей» Национального союза библиофилов (НСБ), в котором состоит. Мы раздобыли стенограмму его доклада и обсудили его с другим членом этого общества.

Фото №5 - Бесценные коллекции Петросяна, которыми придется делиться: фото, стоимость
Фото
Елена Мильчановска

– Евгений Ваганович первым пунктом назвал сборники анекдотов XIX – начала XX веков – они, в зависимости от состояния, могут стоить от 10 до 100 тысяч рублей, – подсчитал для «Антенны» член НСБ, генеральный директор аукционного дома «Литфонд» Сергей Бурмистров. – Далее он назвал юмористические рассказы Аркадия Аверченко, Михаила Зощенко, Надежды Тэффи – эти книги, как правило, на рынке стоят недорого. Прижизненные издания – от 1 до 10 тысяч рублей, если они с автографами авторов. Так что это собрание сатириков не представляет серьезной инвестиционной ценности. Есть у него литературно-театральный альманах «Русская талия» 1825 года с единственной прижизненной публикацией отрывка из комедии Александра Грибоедова «Горе от ума» – в зависимости от состояния экземпляра может стоить от 150 до 300 тысяч рублей. Все библиофилы, которые собирают произведения XIX века, конечно, знают о прижизненных изданиях Пушкина, Гоголя, Грибоедова и стараются приобрести экземпляр.

Конечно, любой коллекционер пытается купить дешевле, понимая, что потом сможет продать дороже. Это дополнительный стимул. Гораздо приятнее купить, например, такую книгу за тысячу долларов, понимая, что стоит она гораздо больше – около пяти тысяч. Истинные коллекционеры стараются не покупать по максимальной цене.

— Мы с Евгением Вагановичем нередко виделись в магазинах, куда и он, и я приходили посмотреть книги. Это антикварно-букинистические лавки, которые располагаются в центре города. Чаще всего я его встречал в магазинчике в Калашном переулке.

Библиофилы не очень публичные люди, но в кругу себе подобных могут рассказать о своих находках. Так вот и на заседании клуба он говорил, что есть у него юмористический сборник «В минуты отдыха» 1910 года из библиотеки крупнейшего советского библиофила Николая Смирнова-Сокольского с его экслибрисом – знаком, удостоверяющим владельца книги. У Смирнова-Сокольского был очень простой экслибрис – на продолговатом кусочке бумаги было напечатано его имя – Ник. Смирнов-Сокольский. Эти ярлыки на книги клеила его вдова. Когда он умер в 1960-х годах, вся его коллекция почти целиком перешла в Ленинскую библиотеку, а что не перешло, его вдова продавала и клеила его экслибрисы на книги. Тот экземпляр, который он назвал, недорогой. Он может стоить тысяч 20, а с таким происхождением – из библиотеки Смирнова-Сокольского – и дороже, до 30 тысяч цена может дойти. Для любой книги важно происхождение. Если она из библиотеки известного деятеля культуры или политика, то это добавляет цену экземпляру.

Фото №6 - Бесценные коллекции Петросяна, которыми придется делиться: фото, стоимость
Фото
личный архив

— У Евгения Вагановича тоже есть свой экслибрис, и он помечает им книги из своего собрания. У Петросяна он выглядит просто, но красиво: синими буквами напечатано «Библиотека Евгения Петросяна» в три строчки и внизу затейливый узор из ромбов, которые переплетены в виде сердечка. Его эксилибрис, естественно, добавит книгам цены, когда и если они попадут на рынок.

Хранится у него «Энциклопедия весельчака: собрание 5 тыс. анекдотов древних, новых и современных…» в пяти томах (СПб. — М., 1871−1873). В полном комплекте это достаточно редкая книга, которую можно оценить от 250 до 400 тысяч рублей в зависимости от состояния. В одинаковых ли переплетах все эти пять томов, старые ли переплеты – это очень сильно влияет на ценность экземпляра.

— Что касается культовых сатирических журналов «Шут», «Новый Сатирикон», «Осколки» и других, он не сказал, один это номер или годовая подписка. Один номер может стоить 1−2 тысячи рублей, годовой комплект – 50 тысяч рублей, полный комплект, которого, я думаю, нет ни в одной библиотеке, может стоить сотни тысяч рублей.

Имеются у него и иллюстрированные издания начала XVIII—XIX вв.еков. Такие книги могут стоить достаточно дорого – несколько сотен тысяч рублей. Если такая вещь попадает в солидную коллекцию, как у Петросяна, то иногда это надежнее, чем хранить ее в государственных хранилищах, поскольку библиофилы платят большие деньги за свои приобретения, относятся к ним очень трепетно, и в частных коллекциях книги могут храниться десятки лет. Евгений Ваганович – один из немногих собирателей, который загадка для нашего и других аукционных домов, в аукционах которых он никогда не принимал участия.

Фото №7 - Бесценные коллекции Петросяна, которыми придется делиться: фото, стоимость
Фото
Евгений Петросян

— Я слышал о том, как Петросян хвастался покупкой прижизненного Пушкина, которого он увел из-под носа у именитого библиофила Ниточкина за 5000 рублей. Действительно, он нашел альманах, в котором на титульном листе было четверостишие Пушкина. Возможно, я расстрою Евгения Вагановича, но эта вещь больше 5000 и не стоит. И Ниточкин не сильно расстроился, что не купил. Формально это прижизненный Пушкин, но ведь только эпиграф, а не прижизненное издание. То есть всего одно четверостишие, процитированное как эпиграф. Больших денег стоят произведения, изданные при жизни, например, «Медный всадник». А если какой-то издатель просто цитирует четыре строки в своем издании, то это вещь интересная, но стоит она недорого. Это больше история для обывателя, что он купил такую редкость за 5000 рублей. Он и сегодня купил бы ее за ту же сумму.

«Сливки юмора», «В царстве смеха», «Не хочешь – захохочешь» – его юмористические журналы XIX века. Они достаточно редкие, но не очень дорогие – примерно 30 тысяч рублей за экземпляр. Думаю, Евгений Ваганович использует эти редкие книги в своей профессиональной деятельности, берет какие-то шутки, перерабатывает их, изучает историю сатиры в России. Это составляет большую часть его коллекции. Представитель Совета НСБ, руководитель Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям Михаил Сеславинский как-то сказал, что у Петросяна лучшая в мире частная коллекция юмористических изданий. Поэтому желаю Евгению Вагановичу, чтобы у него всегда были на нее деньги, несмотря на развод.

Клоун за бесценок

А еще Петросян, гастролируя, скупает разные статуэтки. Об этом хобби он рассказал «Антенне», пригласив к себе в офис накануне Дня смеха и попросив называть фигурки коллекцией не клоунов (хотя их большинство), а театрального фарфора. И вот почему.

– Одна из самых ценных статуэток коллекции – балерина, – показывал «Антенне» Евгений Петросян. – С нее часто начинаются каталоги «Мейсена» (марка немецкого фарфора, первого в Европе, основана в 1710 году. – Прим. «Антенны»). А на других полках расположились у меня персонажи из произведений Гоголя и Чехова. Изготовлены они на Ломоносовском фарфоровом заводе Санкт-Петербурга.

– Мейсеновская балерина может стоить и 10, и 20, и 30 тысяч евро и даже больше, – прокомментировал «Антенне» почетный президент Союза коллекционеров России Александр Никишин. – Она в идеальном состоянии, но неизвестно, есть ли клеймо на донышке, так как донышко-то Петросян и не показал. Есть много подделок, даже китайских, и отличить просто невозможно. Подлинные же фигурки бесценны, и разброс цен очень большой в зависимости от состояния, наличия клейма, провенанса. 10 тысяч евро может быть ценой начала торгов на аукционе, а далее – до бесконечности в зависимости от того, кто торгуется. За Мейсена могут и 100 тысяч евро отдать.

Есть такое понятие провенанс – откуда взял, у кого купил, сколько лет этой вещи, у кого она была, есть ли подтверждение, что она была у того-то. Чем больше документальных подтверждений, тем вещь дороже. Если она была у важного человека, знаменитости, и есть фотографии, подтверждающие это, то она стоит дороже.

Мейсеновское блюдо недавно продали за миллион рублей. Мейсен XIX века очень дорого стоит. В середине и конце XX века уже подешевле. Так что самые дорогие изделия – первые – могут стоить и сто тысяч евро, а середины прошлого века – и десять тысяч евро.

Фото №8 - Бесценные коллекции Петросяна, которыми придется делиться: фото, стоимость
Фото
GettyImages

Герои произведений Гоголя и Чехова, изготовленные на Ломоносовском фарфоровом заводе, стоят 100–200 тысяч рублей за штуку. Это советский фарфор, у которого своя хорошая цена. Коллекции не оцениваются суммой розничных цен, коллекции ценны своей полнотой. 11 фигурок, как у Петросяна,– это мало, их завод выпускал тысячами. Это не коллекция. Можно сказать, что Евгений Ваганович – начинающий коллекционер.

Чтобы собрание предметов можно было назвать коллекцией, их должно быть много. Клоунов у него, как он сам признался вашему журналу, несколько десятков, но меньше сотни. Он покупал их в 1990-е годы за границей. Это немного. Это можно назвать увлечением, а не коллекционированием. Если он будет их продавать, то, может, ему дадут миллион рублей за все, а если не он, то это, скорее всего, никому не будет нужно.

Тогда в экскурсии для «Антенны» Евгений Ваганович особенно обратил внимание на статуэтку клоуна, которая стала заставкой «Смехопанорамы».

– Он уже «инвалид»: часто падал с полки – пройдет человек мимо и заденет его плечом за ногу, его много раз склеивали, – посетовал Петросян.

– Это называется утерянный экспонат, который никому битый не нужен, будь он хоть символом легендарной передачи, – отметил наш эксперт. – Причем битые, пусть и склеенные, статуэтки держать считается плохой приметой – в таком случае ее надо выбросить или продать кому-то за бесценок. А Петросян расстаться с ним не смог. Может, поэтому и брак у него треснул.