Через огонь и воду: как участницы «Голоса» шли к славе

Судьбы трех участниц шоу – три рецепта, как не сдаваться, когда все идет плохо.

Людмила Соколова: приехала в Москву без гроша и с тремя детьми

Фото:
Сергей Джевахашвили

Сейчас она участвует в концертах в Кремле, а когда приехала в Москву, долго не могла устроиться певицей в ресторан.

«Я всегда прислушиваюсь к себе. И если некоторые вещи идут вразрез с мнением родителей, друзей, я делаю по-своему. Позже получается, что оказываюсь права. В семье у меня все люди музыкальные. Но когда пришло время поступать в институт, я пошла на факультет лингвистики. Мне нравился английский язык. Тогда я не понимала, для чего он нужен, а сейчас осознаю: это сверху меня кто-то вел. Ведь джаз, например, поют только на английском. Да не будь у меня языкового образования, я бы не достигла ничего. А сейчас пою на шести языках: французском, английском, испанском, итальянском, португальском и на родном русском. Так что доверяйтесь интуиции».

По подсказке Коэльо

«Но поворотный момент в судьбе связан с книгой Пауло Коэльо «Алхимик». Там сказано: человек должен выполнять свое предназначение. Когда я это прочла, мне исполнилось 30 лет. Личная жизнь не клеилась, отношений с мужем никаких, пела в местной группе, но это не было работой мечты. В общем, ничего в Нижнем Новгороде, где тогда жила, не держало. Решение уехать в Москву приняла в одну секунду. Собрала вещи, взяла троих детей (младшей на тот момент не было и семи месяцев!), села в такси – и на вокзал. В никуда! В Москве меня никто не ждал. Даже денег толком не было, только те средства, что заняла у друзей. Впрочем, и их быстро лишилась. Отдала за съем жилья, из которого меня вскоре с детьми выгнали. Помню, стою на улице и плачу. Спасла грузинка, проходившая мимо. У нее тоже было трое детей, и она как раз сдавала квартиру. Несколько месяцев мы жили бесплатно, пока я не заработала первые деньги».

Вытье в подушку

«Но ведь работу (я пробовала устроиться певицей в ресторан) еще найти надо. Долго обивала пороги. Просила: «Ну послушайте меня, возьмите диск». И натыкалась на глухую стену, а иногда и на оскорбления. Сносила все стоически. Но дома выла в подушку. Выручил меня односельчанин, которого я встретила в Москве. (Людмила в детстве жила в селе Филинском Нижегородской области. – Прим. «Антенны».) Он настраивал аппараты в ресторанах и в одном из них таки добился от руководства, чтобы меня взяли на прослушивание. Потом кочевала из одного заведения в другое, пока не попала в одно из лучших мест – «Марио». Там уже повезло. Встретила DJ Smash, который предложил мне записать песню «Я волна». Потом познакомилась со Стасом Михайловым. Он пригласил спеть с ним на его концерте в Кремле. Затем выступала в шоу Пугачевой «Песни для Аллы». Как на деревянных счетах: плюс один, плюс два… «Итого» привело к тому, что в том ресторане я встретила Игоря Матвиенко, и он предложил мне контракт. Я не подписывала его три года! Не хотела исполнять поп-музыку. Привыкла петь то, что хочу. Но затем поняла: сама себя раскрутить не смогу».

Стимул – дети и муж

«Как бы мне ни было трудно, дети никогда не делали мою жизнь труднее! Только легче. Они – стимул. Помогают быть в форме! Я ведь как сумасшедшая занимаюсь хозяйством. Еще они самые строгие критики. Сыну Вадиму уже 22, Александру – 15, Марии – 12. Еще одна девочка – Татьяна, от первого брака моего нынешнего мужа Владимира. Ей 32 года. Ребята все музыкальные, воспитанные. Мужа (с ним мы вместе больше 10 лет) я встретила в Москве. Он музыкант и потрясающий певец. Работал с группой Queen. Его бы самого в «Голос», но он здесь показываться не хочет. А меня во всем понимает и поддерживает. Терпит, что и дому я теперь меньше времени уделяю…»

Мариам Мерабова: начинала гардеробщицей в джаз-клубе

Фото:
личный архив Мариам Мерабовой

Ее путь к успеху тоже извилист: от гардеробщицы в популярном в СССР джаз-клубе, бэк-вокалистки у Димы Билана и Ани Лорак до создания собственной группы и участия в проекте «Голос».

«Певицей родители меня не видели, хотели, чтобы я стала пианисткой, поэтому в пять лет отдали в музыкальную школу имени Чайковского в Ереване. Не могу сказать, что ходила туда с охотой. Каждый урок сольфеджио был страшным испытанием. Иногда прогуливала занятия, за что мне крепко доставалось».

Муж в придачу к образованию

«В начале 80-х наша семья переехала в Москву. После окончания школы имени Мясковского поступила в училище при Московской консерватории, где отучилась всего год.

Дело в том, что друзья как-то пригласили меня в клуб «Синяя птица», и я... пропала. Джаз меня поразил. На следующий день забрала документы из училища. Вход в «Синюю птицу» стоил по тем временам бешеных денег – пять рублей. Да и попасть туда было непросто. Очередь на концерты тянулась от Садового кольца («Синяя птица» находилась на ул. Чехова, сейчас Малая Дмитровка). Но ради джаза я была готова пройти через любые трудности. Попалась на глаза директору клуба, его тронула моя любовь к музыке, и он устроил меня на работу гардеробщицей. Я принимала у гостей пальто, рассаживала их по местам, потом сама садилась в зал и слушала выступления советских джазовых мастеров.

Так продолжалось год, пока я не поступила на эстрадно-джазовое отделение училища имени Гнесиных. Пошла на вокал. Помимо того что альма-матер подарила мне прекрасное образование, она еще свела меня с будущим мужем – Арменом Мерабовым.

Мы познакомились на первом курсе и с тех пор не расстаемся. Не изменяю я до сих пор и джазу, хоть этот стиль и не пользуется бешеной популярностью в нашей стране. С 1998 года существует наш с Арменом коллектив «Мирайф». Мы выпустили всего два альбома, но планов и идей у нас множество. Даже на частных вечеринках, корпоративах играем джазовый репертуар, ресторанных песен не поем».

Уроки Носкова

«А начинала я как бэк-вокалистка. В 1993 году устроилась в этом качестве к певцу Носкову в группу «Николай». Коля тогда только что вернулся из Америки.

Не стоит думать: вот бэк-вокал – что-то несерьезное. Это сумасшедшая школа, она не каждому солисту по силам. Носков мне показал тогда, как правильно извлекать звуки. Вообще было непросто. Мы выступали не на лучших площадках, а в убитых ДК с не самой лучшей аппаратурой. Времена были тяжелые, денег зарабатывали немного. Бывало, гречневую кашу друг другу возили. Но каждый день Николай, несмотря ни на что, отрабатывал на все сто процентов. Я училась у него, и этот опыт сильно пригодился.

В 2005 году мне позвонил Юрий Айзеншпис (первый продюсер Димы Билана, умер в 2005 году) и предложил поехать с его подопечным на «Евровидение». В тот год Дима отбор не прошел. Но в 2006-м меня отыскала Яна Рудковская, и мы все же отправились на конкурс в Афины. Там я познакомилась с Филиппом Киркоровым. Видимо, ему моя работа понравилась, раз он пригласил меня на следующий год выступить с Димой Колдуном, а в 2008 году – с Ани Лорак. Кстати, на «Евровидение- 2007» я поехала через две недели после рождения дочки Софьи. Пока я была в Хельсинки, за ней ухаживал муж.

Работать с Филиппом Бедросовичем – удовольствие. Он – профессионал. Любит свою команду, поддерживает ее. Я помню, он чуть не подрался с руководителем белорусской делегации из-за меня. Тот экономил каждый рубль, был недоволен моим высоким гонораром».

Школа Пугачевой

«Судьба свела меня и с Аллой Пугачевой. Ирсон Кудикова, которую знаю очень давно, предложила преподавать в ее творческой школе. Я никогда не работала в институтах, училищах. Но тут сделала исключение. И мне нравится. Алла Борисовна курирует проект очень серьезно. Она постоянно находится в школе, ведет уроки. Каждую неделю отсматривает всех детей, контролирует их успехи. К сожалению, сейчас я не могу каждый день появляться в школе, все время уходит на репетиции в «Голосе». Но я жду встречи, скучаю по детям».

Севиль Велиева: сломанный на соревнованиях нос и подработка по ночам

Фото:
Сергей Джевахашвили

Уроженка Крыма умеет за себя постоять: у нее коричневый пояс по карате. Но вот доказать родителям, что петь она тоже умеет, ей оказалось трудно.

«В детстве я была жуткой драчуньей. Платья не носила, что такое туфли, не знала вовсе. Зато умела стрелять из автомата, играть на барабанах. С друзьями носилась по улицам, пока мама не загоняла домой, крича на весь двор: «Севиль, Севиль!»

Папа хотел, чтобы я стала спортсменкой. Я записалась в школу единоборств. Пять лет занималась карате. Даже входила в сборную Украины, была там единственной девочкой. Как-то, на чемпионате Крыма, мне выбили нос. В карате запрещено бить после сигнала «стоп», но соперник поздно его услышал. У меня был перелом со смещением, нос оказался на правой щеке. Я отказалась от наркоза, врачи вкололи димедрол и начали вправлять. Терпела, пока не стали вставлять штыри, как бы каркас для носа. На второй день, когда отек начал спадать, подошла к зеркалу и разрыдалась. Нос был раза в четыре больше обычного. И я не могла открывать глаза, только с помощью рук. В стационаре провела неделю, потом штыри вынули, но нос так и остался с горбинкой.

Когда мама все узнала, была в шоке! Папе тогда влетело. После этого я ушла из секции. Не получив черный пояс, но с коричневым и званием мастера спорта.

Папа всегда учил меня никогда не выпендриваться, а мама мечтала, чтобы я была леди. И в моем гардеробе появились платья и туфли на шпильке. Сейчас я обожаю платья, красивый макияж и разбираюсь в тонкостях этикета.

Когда пришло время поступать в институт, я думала о медицинском и театральном вузах, а папа мечтал, чтобы я стала переводчиком. И я поступила в Крымский инженерно-педагогический университет на историко-филологический факультет. Сейчас выпускница, филолог.

С первого курса, кстати, я параллельно работала в «Макдоналдсе»: сначала на кассе, потом администратором. Не хотела зависеть от родительских денег. С 8:00 до 16:00 – университет, а потом до двух ночи – работа! Еще хотела получить красный диплом, рвала и метала, когда поняла, что в нем есть четверка. В «Макдоналдсе» тоже проходил конкурс, похожий на «Голос», для работников всей сети по миру. В европейском отборе я дошла до полуфинала. Но родители долго не верили в мою затею с пением и часто на этой почве ругались. Мама не хотела отпускать на «Голос». Папа же дал добро на переезд. Но мама начала по-другому ко всему относиться, только увидев меня по телевизору».

Комментарии

0
под именем