«Голос-3»: что означают тату участников

Участники телепроекта – люди неординарные, вот и татуировки у них весьма оригинальные.

Фото
Сергей Джевахашвили/«Антенна – Телесемь»

Симона Да Сильва:

«Татуировка на руке символична. Цветок обозначает женское начало. Пуанты – дань моему балетному прошлому. Я много лет отдала танцам. Надпись на спине переводится как «Завоевывая каждого, преодлевая все».

Дмитрий Баженов, татуировщик:

«В цветочной татуировке смысл второстепенен, она служит исключительно украшением».

Фото
Сергей Джевахашвили/«Антенна – Телесемь»
Фото
Сергей Джевахашвили/«Антенна – Телесемь»

Ксанна Сергиенко:

«Эту татуировку я сделала год назад. Надпись на руке переводится как «Если меня никто не услышит, значит, меня никогда не было на земле». Думаю, эти слова подходят вокалистам».

Дмитрий Баженов, татуировщик:

«Такие татуировки на теле – в основном женская история. Именно девушки чаще боятся броских рисунков и выбирают что-то менее заметное. Ну и, конечно, эту моду во многом задала Анджелина Джоли. Она покрыла свое тело разными надписями. Такие татуировки советую делать в зрелом возрасте, когда мировоззрение уже устаканилось. Ведь с годами смысл татуировки может стать неактуальным».

Фото
Сергей Джевахашвили/«Антенна – Телесемь»

Илья Киреев:

«Каждая из моих татуировок – символ, талисман. Большинство – очень личные. Первая татуировка – человек, записывающий песню на студии. Ниже подпись: «Без нот». Я сам не знаю нотной грамоты. У меня был преподаватель, наставник. Он объяснял, с каким чувством надо подходить к исполнению песни. И мне этого достаточно, чтобы выступать в клубах, записывать клипы».

Дмитрий Баженов, татуировщик:

«Татуировки из серии «Люблю, когда на меня обращают внимание». Рисунки сделаны на очевидно заметных местах, которые не прикроешь, – это смелый шаг. Летом с шарфом на шее не походишь! Татуировки для этих мест выбраны не совсем удачно. Их можно расшифровать только с очень близкого расстояния, а издалека выглядят как винегрет. Следовало выбрать более крупные рисунки или четче расставить контрасты».

Фото
Сергей Джевахашвили/«Антенна – Телесемь»
Фото
Сергей Джевахашвили/«Антенна – Телесемь»

Андрей Звонкий:

«На руке татуировка в виде ворона. Это символ мудрости и напоминание, чтобы я эту мудрость в себе накапливал. Рядом – высотка на Баррикадной и человек, ныряющий в город. Все тату сделал недавно. Случайно познакомился с татуировщиком, он пришел ко мне на концерт и вдруг выдал: «Твоему стилю не хватает татуировок». Я скоро еще набью музу с лирой – символ вдохновения».

Дмитрий Баженов, татуировщик:

«Надпись на шее «Звук тишины» неудачна и по идее, и по исполнению. Тату несет личный смысл. Не надо размещать его на обозрение всем».

Фото
Сергей Джевахашвили/«Антенна – Телесемь»
Фото
Сергей Джевахашвили/«Антенна – Телесемь»

Пьер Эдель:

«Первое тату я сделал в 16 лет. Это был логотип моей школьной группы, сейчас уже даже и не вспомню ее название. Последнее тату сделал на днях, оно – сороковое на моем теле. Так как я безумно люблю старую музыку, решил набить фонограф. У меня много тату, связанных с музыкой, но любимое на правой руке – «Вегетарианец». Я отказался от мяса уже много лет назад. Также есть и религиозные татуировки. На левом локте изображен духовный знак «Ом», считается, что это первый звук, который был произнесен Богом, когда он сотворил Вселенную. Самая большая татуировка на спине. По-моему, совсем не оригинальная вещь – крылья. Самая маленькая находится на руке – скрипичный ключ».

Дмитрий Баженов, татуировщик:

«Такие татуировки мы называем «рукава». И в данном случае они представляют своеобразную летопись их обладателя: рассказывают, что и на каком этапе жизни его цепляло. Надеюсь, спустя какое-то время ему все же захочется вспоминать о событиях, которые он «задокументировал». Некоторые из этих татуировок не представляют никакой художественной ценности, спасает только то, что они сделаны на память».

Фото
Сергей Джевахашвили/«Антенна – Телесемь»

Егор Сесарев:

«Татуировка появилась у меня три года назад. Это портрет Рэя Чарльза, музыканта, который кардинально изменил мою жизнь. Я никогда не учился вокалу, к преподавателям не ходил. И если кто-то меня научил петь, то это Рэй. Я слушал его песни, потом стал исполнять их, внося свои особенности. Моя девушка сейчас в положении. Мы ждем мальчика. Так вот перед сном я пою «Georgia» Чарльза в качестве колыбельной».

Дмитрий Баженов, татуировщик:

«Портрет Рэя Чарльза – качественная татуировка в стиле реализма. Удачно выбрано место – ты всегда сможешь его увидеть и вдохновиться».

Фото
Сергей Джевахашвили/«Антенна – Телесемь»
Фото
Сергей Джевахашвили/«Антенна – Телесемь»

Нтэнтие Мари Нжипуакую:

«Эту татуировку я сделала летом незадолго до начала кастинга на «Голос». Здесь по-французски написано «Если можешь мечтать, можешь и реализовать». Это стало моим девизом. Тату обошлось недорого, всего 2000 рублей».

Дмитрий Баженов, татуировщик:

«Для смысла, который несет в себе надпись, больше бы подошло, например, запястье. В данном случае татуировка на груди с годами сильно будет подвержена метаморфозам не в лучшую сторону. Но, видимо, в данном случае выбор места обусловлен возможностью при необходимости скрыть тату платьем».

Фото
Сергей Джевахашвили/«Антенна – Телесемь»
Фото
Сергей Джевахашвили/«Антенна – Телесемь»

Ваня Чебанов:

«Эту татуировку я сделал три года назад, когда моя песня «Сердце» попала в радиоэфир. И я решил увековечить этот момент. Нашел мастера в Интернете, и он за полчаса набил мне на руке фразу «Все получится» латинскими буквами. Процедура прошла почти безболезненно. Отдал за работу, по-моему, 3000 рублей. И теперь перед выходом на сцену я смотрю на тату – оно внушает уверенность».

Дмитрий Баженов, татуировщик:

«Татуировке не помешала бы коррекция. Из-за низкого качества она «поплыла». Словосочетание «Все получится» вряд ли в данном случае способно приободрить, раз сама татуировка, увы, не получилась. Шрифт тоже выбран обывательски: видно, что работал непрофессионал. Срочно в хорошую тату-студию исправлять ситуацию!»

Фото
Сергей Джевахашвили/«Антенна – Телесемь»
Фото
Сергей Джевахашвили/«Антенна – Телесемь»

Зариф Норов:

«Всего у меня семь татуировок. Первую сделал в 19 лет на предплечье, это была фраза на латыни «Каждому свое». Однажды в аэропорту один человек сказал мне, что такая надпись была на воротах немецкого концлагеря Бухенвальд. Тогда я решил татуировку переделать. Поверх набил свое имя.

Затем сделал лотос на внутренней стороне руки. Это память о родине. Я родился в Астраханской обрасти, где растут эти цветы. Еще сделал надпись «Вера в себя», и еще у меня есть рисунок микрофона с надписью «Музыка – моя жизнь». Есть еще одна татуировка – инициалы девушки».

Дмитрий Баженов, татуировщик:

«Еще одно доказательство того, что на татуировках экономить не стоит! «Вера в себя» сделана уж очень непрофессионально: надо всегда просчитывать место, чтобы буквы не искажались. Рисунки на руках в виде лотосов смотрелись бы более выигрышно с обратной стороны руки, а так изображение сильно дробится».

Фото
Сергей Джевахашвили/«Антенна – Телесемь»

Комментарии

0
под именем