Аппарат красоты
Фото
Gorodenkoff — stock.adobe.com

Титан русской мысли

Я очень нетерпеливый человек. Именно поэтому любые процедуры, обещающие какой-либо видимый эффект не ранее, чем через полгода, не для меня. Нет, я верю, что такое возможно, – сама наблюдала сногсшибательные результаты, проявляющиеся по прошествии шести месяцев. Но меня нужно удивить сразу и сейчас. Не то чтобы я гордилась подобным подходом, но ничего поделать с собой не могу. Поэтому, подробнейшим образом изучив новейшие аппаратные технологии, появившиеся за последнее время в мире, я остановила свой выбор на Titan Laser. Суть его воздействия – в активизации процесса построения новых коллагеновых волокон в коже (по этому принципу работают все ультрасовременные аппараты). Однако отличительная особенность этой чудо-машины заключается в том, что результат от ее воздействия – моментальный, а с течением времени (все те же полгода) он становится лишь ярче и очевидней. В Москве эта машина появится в октябре (к моменту выхода нового номера «Мари Клер»), но я уже опробовала ее в римской клинике моего любимого профессора эстетической медицины Стефано Верарди. Надо сказать, что я подробнейшим образом изучила отзывы пациентов всего мира (все-таки Интернет – великая вещь!) и обнаружила, что, например, в США Titan Laser очень успешно применяется на протяжении уже нескольких лет. Отзывы – только положительные! Но все равно я шла на риск (пусть и небольшой). Дело в том, что в Рим я приехала с целью посетить одно из самых важных событий модной индустрии – грандиозный прием по случаю 40-летия творческой деятельности великого Валентино. Так как профессор Верарди пообещал мне, что процедура не вызывает ни покраснений, ни отечности, а я доверяю ему безоговорочно, то тестировать Titan Laser я отправилась приблизительно за шесть часов до выхода в свет.

Я смотрю в зеркало: результат мне нравится.Он вполнеочевидный.
Аппарат красоты
Аппарат красоты
Фото
JenkoAtaman — stock.adobe.com

Для начала Стефано нанес мне на лицо некий препарат, который должен был облегчить ощущения от теплового воздействия. Кстати, еще одно отличие нового аппарата заключается в том, что лифтинговый результат достигается не за счет повышения температурного режима внутренних слоев кожи, а за счет цветового воздействия на них. Итак, час «Х» настал, и доктор начинает манипуляции. На протяжении получаса он тщательно обрабатывает левую половину моего лица. Движения – четко выверенные. «Для того чтобы смоделировать идеальный овал, необходимо соблюдать огромное количество правил. Кое-где надавить, кое-где двигаться плавно», – поделился со мной Стефано. Никакой болезненности нет, лишь небольшой дискомфорт на наиболее чувствительных участках. Первая часть процедуры подошла к концу. Доктор дает мне в руки зеркало, и я с радостью констатирую, что разница между левой и правой стороной – разительная. Правда, некоторая краснота все же имеется, однако профессор обещает мне, что к моменту окончания процедуры от нее не останется и следа. Мы снова приступаем к работе, теперь уже над второй половиной лица. Ровно через 30 минут Стефано сообщает мне, что процедура подошла к концу. Я смотрю в зеркало: результат мне нравится. Он вполне очевидный и, бесспорно, позитивный. А еще меня вдохновляет тот факт, что через несколько месяцев он будет еще лучше! Краснота сошла примерно через час, и я отправилась на свое мероприятие, даже не воспользовавшись тональными средствами. Никакой необходимости в них не было – наоборот, заметно более свежий цвет моего лица получил массу комплиментов от коллег. Выходит, эксперимент удался.

В Москве аппарат Titan Laser появится в октябре в клинике Kraftway: Кулаков пер., 13, тел.: (495) 232-2752

Думская фракция

На процедуру с использованием аппарата фракционного термолиза Fraxel я отправила свою подругу. Ей недавно исполнилось 50 лет, и, как вы прекрасно понимаете, стареть ей совсем не хочется. А пластических хирургов она боится как огня. Настоящая трусиха! Для таких женщин неинвазивные методики – единственный способ поддерживать себя в форме. Итак, первое посещение клиники Helen Baden и первая процедура. Очаровательная Елена Кондрашева, главный врач клиники, предупредила меня, что лучше всего будет провести ее накануне выходных. Связано это с тем, что кожа, не привыкшая к каким-либо вмешательствам (а случай был именно такой), может отреагировать на процедуру покраснением и отечностью. Я в свою очередь попросила Елену не пугать и без того испуганную пациентку и первую встречу провести в максимально щадящем режиме. В клинику моя подруга шла, как на казнь. Она внушила себе, что боль будет нестерпимая, хотя ничего подобного я ей не обещала! Практически с секундомером я ожидала окончания процедуры и, наверное, волновалась даже больше, чем «подопытный кролик». Из кабинета моя подруга вышла взволнованная и пыталась убедить меня в том, что ее лицо – огненно-красного цвета. Нет, конечно, мы все бываем чрезмерно критичны к собственной внешности, но даже я, с присущим мне перфекционизмом, не смогла обнаружить ничего ужасного. Разве что из бледно-зеленого цвет стал немного розоватым. Затем она рассказала мне, что во время процедуры ей было нестерпимо больно, и, чтобы выдержать эту пытку, она пела (слава богу, про себя!) патриотические песни. В принципе, я слышала, что небольшой дискомфорт во время процедуры присутствует, поэтому скорее склонна была поверить в тот факт, что она, ни разу не осуществлявшая подобных манипуляций с собственной внешностью, с непривычки просто испугалась… А впереди еще три процедуры.

Цвет лица из бледно-зеленого стал немного розоватым.

Прошло две недели, и я не могла не отметить явно позитивные изменения, произошедшие у подруги с лицом. Но я ничего ей не говорила – ждала, пока она сознается сама! Она молчала, но на второй сеанс отправилась с куда большим энтузиазмом. Доктор предупредила, что на этот раз выберет более активный режим... Каково же было мое изумление, когда после процедуры подруга позвонила мне и сообщила, что сегодня боли почти не чувствовала. Более того, Елена предложила ей между процедурами сделать инъекцию ботокса (Fraxel не работает с мимическими морщинами) – и она согласилась! Это при том, что никогда до этого не решалась ни на какие «уколы совести». В следующий раз мы встретились через пару недель. Моему восторгу не было предела: цвет лица у нее улучшился, нижняя часть подтянулась, а благодаря ботоксу разгладились мимические морщинки на лбу и вокруг глаз. Фантастика! Надо сказать, что подруга также находилась под впечатлением от результата. Теперь я собой горжусь – за четыре процедуры с моей подачи подруга победила внушительное количество морщин и не менее серьезный процент пигментных пятен. Она любит статистику.

Клиника Helen Baden: Ленинский пр-т, 35, тел.: (495) 958-0554

Градус повышен

Для того чтобы понять ощущения, которые будут испытывать пациенты клиники «Клазко», ее руководитель Этери Крихели приняла решение испытать методику Thermage на себе. «Я уверена, что будущее косметологии именно за методиками неинвазивного омоложения – такими, как Thermage. Во время процедуры активные радиочастотные импульсы проникают не только в дерму, но и в находящуюся под ней гиподерму, укрепляя коллагеновые и эластиновые волокна, стимулируя выработку нового собственного коллагена. Как только аппарат появился в нашей клинике, я, как говорится, “приняла огонь на себя”. И, кстати, подопытным кроликом я себя не чувствую, так как во всех методиках, появляющихся в нашей клинике, уверена на сто процентов! Итак, процедура выполняется на аппарате ThermaCool при помощи специальной насадки ThermaTip. Именно она снабжена сенсорами, которые контролируют температуру кожи, площадь, глубину и интенсивность воздействия. Скажу честно: процедура не из приятных. Различные участки на лице реагируют на импульсы с разной степенью чувствительности. Ощущения сравнимы с горячими каплями, падающими на лицо. Нужно просто попытаться расслабиться и говорить себе, что надо лишь один раз потерпеть, зато потом можно будет наслаждаться результатом несколько лет. Несмотря на неприятные ощущения, никаких негативных визуальных изменений (отечность, покраснения и т.п.) после процедуры не возникло. Так что сразу по ее окончании я смело отправилась на важные переговоры. Мгновенных результатов я, правда, тоже не обнаружила, но их и не могло быть – период синтеза коллагеновых и эластиновых волокон займет от четырех до шести месяцев. По прошествии этого времени начнет проявляться мощный лифтинговый эффект. Будьте готовы к частым вопросам: “Когда вы успели сделать пластическую операцию?”, ну и, конечно, восхищенным взглядам! Повторить процедуру можно через два года. Или совместить с другой аппаратной процедурой – Aluma, чтобы к радиочастотным импульсам добавить вакуумное воздействие. Конечно, таких радикальных результатов, как от Thermage, ждать не стоит. Aluma – прекрасное дополнение к сделанной процедуре для продления и закрепления результатов Thermage».

Клиника «Клазко»: ул. Серафимовича, 2, тел.: (495) 959-3225
Аппарат красоты
Фото
F8 — stock.adobe.com

Аргумент «за»

Галина Корчак (клиника пластической хирургии «Корчак») голосует за Thermage

Я услышала об этом аппарате всего год назад на закрытом международном конгрессе пластических хирургов в Вене. Ко мне подошла коллега из Германии и спросила, знаю ли я что-либо об этой чудо-машине. После этого я провела мощное исследование: искала отзывы в Интернете, расспрашивала своих зарубежных коллег… Впоследствии компания «Валлекс М» стала официальным дистрибьютором этого аппарата в России, и в январе 2007 года эта машина была сертифицирована в нашей стране. На самом деле, Thermage – первый и единственный аппарат, воздействующий именно на коллаген в нашей коже. Раньше для того, чтобы добиться такого результата, необходимо было делать эндоскопический лифтинг.

Так как в процессе процедуры мы достигаем нагревания волокон коллагена, то и получаем эффект моментального лифтинга. Происходит это за счет того, что белок коллагена резко сокращается (представьте, что получится, если опустить кусок мяса в кипяток). Эффект первого воздействия длится в течение двух недель. Кожа лица становится подтянутой, ее цвет – здоровым и ярким. Следующий этап построен на принципе «самосохранения» организма. Он начинает «залечивать» кожу путем построения в ней новых коллагеновых волокон. Эта работа длится около полугода – все это время мы день ото дня можем наблюдать за прогрессом. Приятно то, что полученный результат держится от 4 до 6 лет.

До этого она не решалась ни на какие «уколы совести».

Эта процедура не болезненная, но чувствительная. Боли как от ожога быть не должно. Я всегда говорю, что это не пытка, это – как горчичник. Поверьте, что температура 40–42 градуса совершено не критична для кожи. Еще один большой плюс Thermage в том, что он сочетается абсолютно со всеми методиками. К примеру, с мезотерапией. Цель инъекций – работа с кожей, улучшение ее цвета, качества. Одним словом, работа на поверхности. А Thermage действует на более глубоких слоях, так что мезотерапия прекрасно его дополняет. Однако при помощи этого аппарата невозможно убрать мимические морщины. За помощью я рекомендую обратиться к ботоксу. Также Thermage прекрасно сочетается с фотоомоложением. Ведь цель последнего – устранение пигментных пятен, уменьшение пор… Так что, как видите, новый аппарат – прекрасное дополнение ко всем ранее существовавшим методикам.

Российско-французская клиника пластической хирургии и косметологии «Корчак»: ул. Чаплыгина, 15, тел.: (495) 625-6292

От простого к сложному

Известный пластический хирург Владимир Эдуардович Тапиа-Фернандес не является сторонником повального увлечения аппаратными технологиями.

Для восстановления пациентов после пластической операции я использую два-три аппарата, проверенные временем и работой. Ведь к аппаратным технологиям нужно подходить с большой осторожностью. После 25–30 лет женщины начинают чувствовать, что стандартного набора кремов и сывороток им уже недостаточно – и тогда они обращаются к аппаратным методикам. Они получают некий результат, но забывают о том, что это – всего лишь видимость. Ведь процесс увядания кожи подобным образом остановить невозможно. Когда в возрасте примерно 40 лет женщина осознает это, она отправляется к пластическому хирургу. И все бы ничего, но некоторые аппаратные технологии, которые она применяла раньше, впоследствии весьма затрудняют ход пластической операции. У меня были пациентки, которые злоупотребляли фотоомоложением, в результате чего их кожа стала очень плотной, потеряла эластичность. Поэтому во время операции мне было очень сложно создавать идеальный овал лица.

Есть аппараты, которые помогают ускорить восстановительный процесс после хирургического вмешательства. Но я сторонник убеждения, что работать нужно совершенно в другом направлении. Будущее за нанотехнологиями! Сейчас уже доказано, что для того, чтобы разгадать тайну вечной молодости, нужно работать не над ядром клетки, а над ее оболочкой. Потому что только от нее зависит, что может проникнуть внутрь. Нужно разгадать некий химический код… Думаю, лет через десять он поддастся ученым. А в настоящий момент я уверен, что для того, чтобы поддерживать организм в должном состоянии, необходимо принимать омега-кислоты и л-карнозин, который способен восстанавливать стенки клеток в нашем организме. Все остальное, увы, лишь видимость. Мы действуем, как слепые котята, принимая поверхностные решения проблемы старения за панацею. А разгадка кроется на гораздо более глубоком уровне...