Боня, Свиридова и другие звезды, которые уверяют в отсутствии пластики

Знаменитости разных поколений рассказали, что думают о пластической хирургии.

Виктория Боня, 40 лет, телеведущая:

Фото
Илья Габдурахманов/личный архив Виктории Бони

– Самое частое обвинение в мой адрес со стороны хейтеров — увлечение пластикой. Дня не проходит, чтобы кто-то не «рассмотрел» на моих фотографиях якобы следы хирургического вмешательства. Глядя на мою маму, можно понять, откуда черты лица, высокие скулы и большие губы. Достаточно просто набрать в интернете «мама Виктории Бони» — и все увидите своими глазами. И конечно, своему лицу я обязана ежедневными занятиями фейсбилдингом (комплекс гимнастики, укрепляющий мышцы. — Прим. «Антенны»).

Моя красота — это не заслуга хирургов, а результат личной ежедневной работой над своим лицом.

Не буду скрывать, что раньше я, как и многие, колола филлеры и ботокс. Но ничего хорошего в зеркале не видела. Краткосрочный эффект, конечно, был, но лицо превращалось в неестественную маску. Тогда я начала искать лучшие практики и упражнения по работе с мышцами лица и шеи и профессионально изучать фейсбилдинг. Если постоянно делать упражнения, со всеми проблемами можно справиться самостоятельно дома. Приведу личный пример. Заметила, что у меня появилась линия — складка вдоль уха, а еще пропал контур шеи и подбородка. Я не была готова на операции и подтяжки. Начала искать техники, которые бы исправили ситуацию, на это ушел целый год. Собирала упражнения по крупицам: японские, арабские, из Индии. Нашла классный массаж, который называется «сухожильный шлем», когда массируем не только лицо, но и голову, и постепенно складка около уха ушла. Я сама разработала курс для каждой части лица и тела. В нем по 25 минут длятся занятия только для глаз!

Но объяснить это трудно, надо показывать, чем и занимаюсь у себя в «Инстаграме» и своим личным примером и результатами тех, кто проходит мои онлайн-марафоны, мы постоянно доказываем эффективность фейсбилдинга.

Ирина Муромцева, 42 года, телеведущая:

Фото
www.instagram.com/ira_muromtseva/

– Посвящать время себе я начала после рождения первой дочери, это было в далеком 2001 году. На тот момент мне было 23. Тогда в моей жизни на регулярной основе возник косметолог, конечно, не каждую неделю, но хотя бы раз в две-три я ходила на программы по уходу, чистки, массажи, была большой поклонницей мезотерапии со всевозможными коктейлями. И сейчас раз в полгода к ней прибегаю, прокалываю витамины.

Конечно, на состояние кожи лица влияют многие факторы, осанка в том числе, это не миф, ведь позвоночник — наша центральная ось, которая держит все тело. Но здесь нет универсального ключа, нельзя заниматься только позвоночником или только исключить вредные продукты и молодо выглядеть. Очень важно проходиться по всем аспектам, с одной стороны, интуитивно, с другой — с использованием экспертного знания.

Моей коже подходит массаж. Знаю, что есть адепты, которые считают, что нужно делать только его и больше ничего. Категорически с этим не согласна. Нам многое требуется для того, чтобы насыщать кожу, питать, поэтому я прохожу курсы той же гиалуроновой кислоты. Уход за собой может зависеть от настроения. Если проснулась и понимаю, что нет желания делать массаж лица, то могу просто походить с маской и буду гораздо лучше себя чувствовать. Женщины в принципе интуитивны. Когда не забываешь свою природу и прислушиваешься к себе, все так, как надо, получается.

К агрессивным методикам, особенно в отношении девушек, которым лет 25 лет, отношусь резко отрицательно. Потому что вижу таких девочек с измененными, перекособоченными филлерами лицами, и это ужасно. Люди теряют свою индивидуальность, начинают выглядеть как вышедшие с одного конвейера, а в будущем это будет иметь печальные последствия. Все, что могут делать для себя девушки такого возраста, — это подобрать правильный уход: очищение, тонизацию, увлажнение кожи. Если сложно разобраться самостоятельно, то нужно найти правильного косметолога. На самом деле в основе изменений, на лице в том числе, лежит наша лень. Замедлить все можно, если следить за собой регулярно.

Для меня в косметике важен подход бренда к производству, к тому, насколько он вкладывается в исследования, изучает, какие именно и процессы происходят с кожей. Когда люди разрабатывают то или иное средство, основываясь на научных данных, это вызывает доверие. Поэтому сочетание такого подхода и натуральности ингредиентов для меня оптимальное.

Многое на себе тестирую, когда появляется какое-то популярное направление в уходе за собой, о чем пишу в своем «Инстаграме». Например, сейчас везде продаются аппараты для микротоковой терапии, стоят они от 1000 рублей. Это очень актуальная история для домашнего ухода. По моим наблюдениям, можно купить всем знакомый дарсонваль (физиотерапевтический аппарат для воздействия на кожу высокочастотным импульсным током. — Прим. «Антенны»), если вам нравится ощущение покалывания на лице, или поступить еще проще — заморозить кубик льда из ромашки и протирать им лицо. Тонизация будет не хуже, а может, и лучше.

Лера Кудрявцева, 49 лет, телеведущая:

Фото
пресс-служба канала НТВ

– Пятнадцать лет назад в Санкт-Петербурге я поставила импланты. На сертификате было черным по белому написано: «Пожизненная гарантия», а доктор говорил, что их можно танком давить. Тогда еще не было никакой информации, и мы были как подопытные кролики. Вердикт: левый имплант порван, протекает лет пять-шесть, куда только можно было затечь. В срочном порядке операция по удалению и иссечению силикона из тканей.

Не имею права отговаривать от каких-либо решений, просто не повторяйте моей ошибки и внимательно следите за состоянием своих имплантатов. У меня ничего не болело, не воспалялось, ничего не чувствовала, кроме того, что поехала форма одной груди! УЗИ показывало скопление жидкости, но не разрыв. Поскольку в имплантате не вода, а каша из геля, вытекал он долго и пропитывал все ткани, которые мне вычищали четыре часа.

Пятнадцать лет мой иммунитет боролся с инородным телом в организме, и поэтому я постоянно чувствовала хроническую усталость.

Наталия Гулькина, 56 лет, певица:

Фото
Наталья Волконская/пресс-служба Натальи Гулькиной

– Я пока не прибегала к помощи хирургов. Время от времени всевозможные клиники предлагают пройти обследование, посмотреть, что в себе не нравится, что можно исправить. Причем в основном приглашают на бартерных условиях, но я, честно говоря, побаиваюсь. Как мы знаем, бесплатный сыр бывает в мышеловке, и нет никакой гарантии, что результат будет хорошим. И потом, не считаю, что мне нужно срочно бежать и что-то делать. Может быть, например, подбородок уже можно было бы скорректировать, иногда кажется, что он дает о себе знать, но опять-таки на ближайшее время хочу найти какие-то безоперационные методы. Я толком не делаю никаких процедур. Один раз в жизни прошла биоревитализацию (инъекции гиалуроновой кислоты. — Прим. «Антенны») и испытала такую адскую боль! А пройти ее нужно было с интервалами раз десять, но я не стала, поняла, что больше не появлюсь в этой клинике, не могу переносить такие ощущения.

Так что пользуюсь хорошими кремами, масками. На самом деле в моем ритме совершенно некогда ходить к косметологам. Природа дала мне узкое лицо, за что спасибо родителям, поэтому пока обхожусь без радикальных методов. Что касается ботокса, то раз в году могу подколоть, но в мини-порциях. Пусть лучше на лбу немного виднеются морщины, чем он будет натянут, а брови взлетят. Это смотрится ужасно. Вводить филлеры в скулы тоже страшно. Мне кажется, что потом эти скулы начинают у людей по всему лицу гулять и съезжать куда-то в сторону! Слышала, что сейчас и в подбородок можно вставить какой-то каркас. Но сама на такое не решусь, буду ждать, пока наука придумает нечто менее травмоопасное. Конечно, меня посещали разные мысли, когда разглядывала себя перед зеркалом. Совсем недавно была гостьей в программе Стаса Садальского, который абсолютно бесцеремонно начал разглядывать меня, искать, есть ли швы, не нашел и рассмеялся: «Надо же, как хорошо выглядишь! Операций никаких не делала».

Когда смотрю на некоторых коллег и вижу, что они натянутые, перетянутые, имеют непонятные скулы, вывернутые губы, понимаю, что подобные вещи не для меня. Если перестану нравиться себе в зеркале, то, может быть, и задумаюсь, чтобы что-то изменить, но пока меня устраивает все, что происходит естественным путем. Потихоньку вхожу в возраст зрелой женщины. Я все-таки за естественное старение.

Алена Свиридова, 58 лет, певица:

Фото
Андрей Калмыков/Woman.ru

– Надо суметь признать, что с возрастом происходят изменения. Это вполне закономерно. Чтобы отражение в зеркале все-таки радовало, нужно не лениться и уделять себе внимание. Отмечу, что я против пластических операций. Ведь, изменив что-то во внешности однажды, можно больше и не остановиться. К тому же есть неутешительные примеры, которые демонстрируют обратную сторону хирургического вмешательства.

Думаю, не стоит так рисковать. Ведь благодаря современной косметологии и средствам можно достичь прекрасного эффекта и безоперационным путем. Как ни крути, состояние кожи зависит от питания. Поэтому я исключила жирное, жареное и мучное. Повезло, что лицо не поправляется, так как худое от природы. Конечно же, я за любую двигательную активность: дайвинг, бег, танцы и так далее. Надо помнить, что в первую очередь на лице видно состояние души.

Жизнь после 50 точно не заканчивается. Наоборот, можно еще столько интересного попробовать и открыть для себя. Главное — желание. Оно и является нашим вечным двигателем!

Ирина Мазуркевич, 62 года, актриса:

Фото
Persona Stars

– К хорошей пластике я отношусь хорошо, к плохой — плохо. Я бы просто побоялась ее делать. К тому же у меня нет никакой в ней потребности. Меня вполне устраивает мой внешний вид. К пластике часто прибегают женщины, у которых нет работы, личной жизни, которые чем-то недовольны. Им нужно как-то компенсировать свое внутреннее неудовлетворение, и они считают, что после операции у них все пойдет на лад. А я полагаю, все зависит от внутренней гармонии человека. У меня отличная работа и есть личная жизнь, а также дела, и просто некогда этим заниматься. Я не считаю, что если сделаю пластику, у меня сразу все станет в сто раз лучше. Когда у тебя есть роли, соответствующие возрасту, есть удовлетворение от жизни, то не будет потребности что-то делать с собой, чтобы кого-то обмануть. Потому что рано или поздно все сделанное с лицом возвращается обратно.

Раз в год я хожу к косметологу. Мы делаем мезотерапию — уколы витаминов. Из процедур это все. Очень большое значение имеет наследственность. Она у меня хорошая и позволяет мне все выдерживать, несмотря на профессию. Моя косметолог говорит, что пластические хирурги своим родственникам пластику не делают. И самим себе не делают таких операций, прекрасно понимая, что это дело случая. Можно задеть какой-то нерв и испортить лицо, которое для артиста очень много значит.

Что касается питания, то я ем и пью все подряд. У меня никогда не было больших перепадов: я никогда резко не поправлялась, чтобы потом резко худеть. Поэтому с кожей у меня все в порядке. А у полных людей, которые сильно худеют, кожа обвисает и нужно что-то делать. Мне мой организм подсказывает, что можно, а что нельзя есть. Я позволяю себе абсолютно все.

Если женщину подталкивает на это мужчина, то это беда — тут уже ничто не поможет. Но я этого не понимаю. Мужчина же видит, что его женщина, которая что-то подрезала, уже не она, что она изменилась, пошла на жертвы. Я не верю, что человека можно оценивать по лицу, а не по родству душ, внутренним достоинствам. С человеком должно быть интересно, несмотря на три лишние морщины на лице. Для меня пример — старики, идущие по жизни, взявшись за руки. Моя мама дожила до 90 лет. И я хотела бы также идти вместе с человеком, решая проблемы, ругаясь, помогая друг другу. Если вам интересно друг с другом, внешность отходит на второй план.

Что касается профессии, то мне режиссеры никогда ни на что такое не намекали. А в театре можно выглядеть на 20 лет моложе, если есть драйв и талант. В кино такого нет. Артистки часто теряют работу из-за того, что плохо выглядят, а перейти в другой возраст они не смогли или режиссеры не предлагают работу. Но мне повезло, когда я снималась у Юрия Грымова в фильме «Три сестры» (по мотивам пьесы Чехова), куда он пригласил совсем немолодых артисток — Анну Каменкову, Людмилу Полякову и меня.

Конечно, я замечаю все свои недостатки в зеркале и стараюсь пореже к нему подходить. Снимаясь в телепередачах, я вижу свой возраст. Мне важно заинтересовать зрителей своей историей, своим отношением к жизни, а не внешностью.

Пластика — это дело случая. Иногда женщины сталкиваются с ситуациями, что не могут жить дальше, если не сделают ее. Пусть рискуют, если это отравляет им жизнь. Но нужно избегать этого до последнего момента.

Валентина Теличкина, 75 лет, актриса:

Фото
Persona Stars

– Кто здоров и в состоянии выдержать такую операцию, пусть делает ее. Особенно актеры, профессия которых напрямую зависит от внешности и возраста. Хотя омолаживают лицо сегодня не только мои коллеги, а те, кто, я бы сказала, не ограничен материально. И тут нет ничего криминального.

Кто-то после таких операций теряет свое лицо — индивидуальность. А вот Надежда Бабкина, напротив, стала после пластики еще краше. Если задуматься, губная помада или подводка глаз — почти та же пластика, но без операции. Это ведь не естество, но к таким ухищрениям прибегают почти все. Лично я не делала подтяжек и даже пока не задумывалась по поводу них, но это не означает, что я никогда не решусь на этот шаг.

А еще мне кажется, что если высыпаться и хорошо питаться, то и лицо у вас не скоро постареет и будет выглядеть молодым. 

Лариса Лужина, 81 год, актриса:

Фото
Persona Stars

– Лет в 40 сделала блефаропластику. Глаза были большими, а веки стали нависать над ними, поэтому и подтянула. Пользовалась различными инъекциями для лица. А вот к пластике никогда не прибегала. Хотя, скажу, не против нее совсем, но все надо делать вовремя, чтобы сохранить индивидуальность. После 40 лет ну или когда хотя бы чуть-чуть за 50, но не позже. Многие наши актрисы старшего поколения делали пластику, но от нее их лицо не менялось в худшую сторону. Все было выполнено деликатно, выглядели они моложе. К примеру, Лидия Николаевна Смирнова. Но когда к подобным операциям прибегают женщины, которым за 60, то такое омоложение явно заметно, что не красит.

Признаюсь, в прошлом году я тоже хотела пойти на этот шаг, но потом подумала: возраст уже большой, так зачем мне это надо. Лучше я не стану, а как поведет себя здоровье, неизвестно. Вот если бы была мотивация — работа, то неизвестно, что бы решила. Ну а пока нарастила реснички и успокоилась на этом.

Сама по себе круговая подтяжка лица не даст эффект омоложения ни одной женщине, если она не будет следить за своей фигурой, а это большой труд. Тут нужна огромная сила воли, которая есть не у каждого человека. Вот у Валерии она есть, она работает над своим телом в тренажерных залах и всегда в прекрасной форме.

Алла Будницкая, 83 года, актриса:

Фото
Persona Stars

– Пластические операции не лучший способ стать моложе и привлекательнее. Это все-таки лотерея. К тому же никакие внешние манипуляции не способны затмить то, что творится в голове и сердце.

Красота зависит от внутреннего содержания. Самоощущение играет очень большую роль. Бывают с виду довольно милые женщины. Но если они еще все делают с достоинством и осмысленно, то от них нельзя оторвать глаз! Поэтому красота требует большой работы, которая складывается из мелочей.

Мои секреты просты, их знают многие. Но почему-то немногие придерживаются. Залог — в регулярности. Во-первых, пить полтора-два литра негазированной воды в день. Во-вторых, находить 10 минут на утреннюю зарядку, чтобы размяться и взбодриться. В-третьих, увлажнять кожу. Каждый день умываюсь кусочками льда. Делаю различные маски из подручных средств, которые лучше любых кремов.

Пара фраз

Кого из актрис мирового кино вы считаете эталоном красоты?

Борис Грачевский, режиссер:

–  Конечно, невероятную Одри Хепберн. Она манит своей утонченностью, лиричностью и внутренним светом.

Сергей Губанов, актер:

–  Обладательницу двух премий «Оскар» Вивьен Ли. На экране всегда выглядела как настоящая королева.

Данила Дунаев, актер:

–  Очаровательную итальянку Джину Лоллобриджиду. Привлекала внимание  крупными чертами лица и великолепной фигурой. Кроме того, она не только снималась в кино, но и лепила скульптуры и писала картины. Талантливый человек талантлив во всем!

Владимир Коренев, актер:

–  Софи Лорен с изысканным овалом лица! Она уникальна в том, что с возрастом становится еще краше.

Алексей Куличков, телеведущий:

–  Роковую Марлен Дитрих. Многим мужчинам запали в душу ее точеные скулы и непреступный взгляд. Кстати, актриса была первой, кто ввел в женский гардероб смокинг.

Одри Хепберн

Фото:
Legion Media

Комментарии

0
под именем