Песочные часы

цвета Диор
цвета Диор

Затянутая в корсет талия, покатые плечи и пышная юбка ­— силуэт «песочные часы» стал главным орудием Кристиана Диора в борьбе с широкоплечими и громоздкими формами военного времени. Он акцентировал главное — грудь, талию, бедра. Так выглядели женщины прошлого, такими хотел он видеть женщин послевоенной Европы. И они ответили ему взаимностью, приняв его манифест абсолютной женственности как руководство к действию. Глубокие декольте, открытые плечи, поднятые волосы, открывающие шею, — Кристиан Диор честно признавался, что вдохновлялся романтизмом XIX века.

Розовый

Высокие материи

Диор называл его «цветом радости и женственности». И в самом деле, какой цвет более всего отражает стремление к вечной женственности? Разумеется, розовый! Но для Диора это еще и приятные воспоминания — цвет прекрасного дома в Гранвилле, где прошло его детство. Диор считал, что существует множество оттенков розового: цвет фарфора, цвет инея и цвет розы, любимого цветка его матери. Женщина в розовом должна была выглядеть оглушительно на обезображенных войной улицах Парижа. И в этом был терапевтический, лечебный эффект розового цвета. Он позволял забыть о пережитых ужасах и поверить в безмятежно-прекрасное будущее. Розовый цвет идеально соответствовал провозглашенной Диором идее женщины-цветка, и в этом не было ни пошлости, ни приторной сладости.

Банты

Высокие материи
Высокие материи

Любимая деталь Кристиана Диора. Он не просто украшал ими платья, банты всегда были полноправной частью кроя. Ими он обозначал самую важную часть костюма, на которую хотел обратить особое внимание, — глубокое декольте, воротник или пышную юбку. Он называл их «бантами Фонтанж» по имени фаворитки короля Людовика XIV. Лепные банты всегда украшали рамы зеркал все в том же доме семьи Диора в Гранвилле, а затем перекочевали на упаковки духов и даже на подкладку туфелек. Без бантов не обходится и ни одна современная коллекция Dior.

Леопард

Высокие материи
Диор предпочитал средиземноморский тип. Но его любимой моделью была русская девушка Алла.

Единственная хищная нотка в творчестве Диора. Присутствовала в его коллекциях начиная с самой первой в 1947 году. Сам Диор, впрочем, называл этот рисунок не «леопард», а «джунгли». Женщина-цветок превращалась в леопардовых одеждах в женщину-кошку, вкрадчивую и агрессивную одновременно. Женщину в «леопарде» он противопоставлял женщине в кружевах. Муза и соратница Диора Митца Брикар (на фото вверху) носила леопардовые вещи с особой элегантностью. А Диор говорил про нее: «Митца принадлежит к редкой в наше время породе людей, для которых элегантность является смыслом жизни». Он честно признавался, что ее вкус влиял на него в наибольшей степени.

Серый

Высокие материи
Высокие материи

Этот цвет Диор считал символом элегантности: будь то практичный твид, комфортная шерстяная фланель или невесомый шелк. Как и в розовом, Диор распознавал различные оттенки серого и давал им поэтические названия: цвет земли, камня, урана, жемчужного облака. Стены его Дома моды на авеню Монтень выкрашены в серый цвет, серой тканью обита мебель. Он считал, что серый является идеальным дополнением к белому, черному и его любимому розовому. В нейтральности серого Диор видел практичность и универсальность, вовсе не чуждые его романтическому складу характера.

Красный

Высокие материи
Весьма далекая от образа женщины-цветка, Марлен Дитрих была тем не менее клиенткой Диора.

Символ жизни и страсти, цвет мака и герани, «самый однозначный и самый рафинированный цвет», по определению Сесила Битона. Самый яркий из всех возможных для Диора, он придавал торжественности его женственным нарядам, вносил необходимую долю пафоса, подчеркивал формы и силуэты, что всегда было для кутюрье принципиально. Этот цвет тоже традиционно присутствует во всех коллекциях Dior. Джон Гальяно посвятил ему целую коллекцию весна — лето 2006 года.

Цветы

Высокие материи
Высокие материи

Больше всего Диор любил розы и ландыши. Розы — за их торжественную пышность, ландыши — за трогательную нежность. Он использовал их в качестве рисунка, имитировал их формы в силуэтах юбок и платьев. Женщина-цветок из умозрительной идеи превращалась в цветущее создание, тем более что в ароматах Диора всегда присутствовали цветочные ноты, напоминавшие ему благоухающий сад его детства.