Самым загадочным образом у англичан все получается нестерпимо обаятельно. Приходится либо напрямую подражать им, либо, что сложнее, вдохновляться. Работая над коллекцией Prefall, Марк Джейкобс выбрал последнее. Получилась изысканная вариация на тему уик-энда в английском загородном доме. Высшее общество, 1920-е гг., прогулки на лошадях, охота и коктейли. Атмосфера блестящего праздника с четким пониманием дресс-кода. Днем — твид «в елочку» или традиционная клетка, узкие брюки и жакеты для верховой езды, вечером — соблазнительные шелка, атлас и бархат. Коллекция вся построена на непринужденной игре: день и вечер, мужское и женское, простота и роскошь. Одежда — непрерывное упражнение для глаз. Ритм то и дело сбивается неожиданной отстрочкой, не сразу замеченной вставкой другого рисунка и текстуры, складками и многослойными оборками, каскады которых ломают пропорции, эффектно усложняя крой. Чтобы лучше разобраться во всех тонкостях и хитросплетениях коллекции, мы попросили Питера Копинга, студио-директора женской одежды Louis Vuitton, поподробнее рассказать нам об ее особенностях.

Фото №1 - Сложный характер

ELLE Откуда взялась идея вечеринки в загородном поместье?

У нас была идея охотничьего жакета. Как раз в Лондоне мы и нашли типичные английские костюмы для верховой езды.

Питер Коппинг Главным источником вдохновения для нас был, скажем так, английский образ. Мы воображали 20-е гг., аристократический уик-энд в загородном поместье. Размышляя на эту тему, мы представляли что-то вроде жакета для верховой езды или для охоты, узкие брюки, элементы мужского костюма, скроенные так, чтобы походить на настоящие мужские вещи. Вообще, идея, что называется, витала в воздухе. Ведь женщины много заимствуют из мужского гардероба, только, трансформируясь, одежда становится более свободной, менее строгой и жесткой в отношении формы.

Помимо этого, нам важно было иметь в виду и летнюю коллекцию, чтобы ощущались некая связь и соответствие — ведь им предстоит какое-то время жить бок о бок. Делая какую-либо вещь, мы будто складывали много-много разных, а потом производили деконструкцию. Этот алгоритм мы использовали, создавая блузки и жакеты. По тому же принципу работали и с мужскими пиджаками, превращая их в разнообразные предметы гардероба, от шарфов до топов и прочей одежды.

Фото №2 - Сложный характер

ELLE Чем идея сочетания разных текстур, материалов, рисунков столь привлекательна для дизайнера? Что более любопытно: создать интересный «сложный» образ или «простой»?

Круизные коллекции становятся все более значимыми для нас. Они очень узнаваемы и многофункциональны.

П.К. Самое главное для нас — качество. Мы не имеем в виду сделать нечто принципиально сложное или простое. Все дело в том, что дарит вдохновение. Мы приступили к работе на следующий же день после показа летней коллекции. Еще не была до конца ясна идея, и мы стали перерывать книги, альбомы, архивы в поисках чего-нибудь интересного, в основном из 30-х гг. или раньше.

ELLE Есть ли у Вас какой-то любимый тренд всех времен?

П.К. Пожалуй, нет. Но два тренда, которые определяли нашу коллекцию прошлого сезона, были совершенно противоположны друг другу: очень женственная история, с которой традиционно ассоциируется Louis Vuitton, и резкие 80-е. Именно в таком направлении мы работаем. Нам интересно сочетать какие-то совершенные, законченные элементы и нечто неожиданное, что способно поразить, сбить с толку. В полной мере это относится и к Prefall 2007.

Фото №3 - Сложный характер