Агния Дитковските: «Мы с Лешей не можем стать чужими»

Актриса стала ведущей реалити-шоу «Союзники», в котором участникам – разведенным парам предстоит объединиться в борьбе за приз в 10 миллионов рублей. Эти деньги достанутся их общим детям. Роль соведущего исполняет бывший муж артистки Алексей Чадов. «Мы поровну проводим время с нашим сыном Федей, вместе летаем отдыхать. Люди не могут понять, как такое возможно, а мы не представляем, как может быть по-другому», – говорит Агния.

На Агнии: рубашка DOROTHEE SCHUMACHER, джинсы JBRAND
Фото
Илья Вартанян. Мейкап Андрей Шилков. Парикмахер-стилист Светлана Шайда. Стиль Ирина Волкова

— В нашем проекте пары пройдут через множество различных испытаний. Например, на доверие, преодоление страха – им даже придется есть жутких насекомых. Среди участников – бывшие супруги. Одни не общались друг с другом несколько лет после развода, другие, наоборот, только недавно расстались и испытывают взаимную ненависть. И у всех у них есть дети, которым нанесена непоправимая психологическая травма. Как мне кажется, если вы разошлись, неважно, по каким причинам, нужно все равно найти в себе силы и суметь выстроить отношения ради общего ребенка. Разойтись как в море корабли возможно, лишь не имея детей. Мои родители (актриса Татьяна Лютаева и актер, режиссер, бард Олегас Дитковскис. — Прим. «Антенны») приняли решение расстаться, когда мне было пять лет. И я этот день прекрасно помню вплоть до запахов. Как мне сказал психолог, даже собака, которую хозяин оставляет у магазина, переживает смерть за эти пять минут. Представьте, что происходит с ребенком. Чтобы дети не переживали потерю, маме и папе надо суметь сплотиться.

Если вы приняли решение разойтись, значит, исполнили свою миссию

— Я основная ведущая «Союзников», Алексей приезжал на несколько программ, и мы рассказывали участникам свою историю, служили для них примером людей, сумевших договориться. Расходились мы тяжело. Просто никогда не бывает. Когда люди встречаются, между ними возникает любовь, «химия». Кажется, что ты летаешь, ничего вокруг не рушится, все только развивается, идет вперед. Конечно, после такой эйфории нужно суметь выстроить дальнейшие отношения, постоянно работать над ними, помогать друг другу. А если ваши взгляды на одни и те же ситуации начинают расходиться, то и дороги тоже. Я думаю, что больше всего в жизни стоит бояться пустоты внутри себя, от нее ты разрушаешься как личность. Когда я начала ее чувствовать, то поняла, что мы оба, как бараны, пришли к какой-то стене, встали, уперлись и не знаем, что нам делать, куда двигаться дальше.

Мы с Лешей стали союзниками задолго до проекта, и никакого насилия над собой, как считают многие, у нас не было. Еще до шоу он пригласил меня в спектакль «Незнакомка 32», где мы сыграли влюбленных. Леша – заядлого циника, ставящего все материальное на первый план, а я – девушку, которая очень хочет, чтобы к ним пришла любовь, и она в итоге приходит. Каково нам было играть пару? Прекрасно. Мы как брат с сестрой. Мы десять лет прожили, как можно стать чужими после такого количества времени вместе после всего пройденного? Мои мама с папой отлично общаются после развода. Папина жена – одна из лучших подруг мамы. Они приезжают к нам в гости, ночуют. Никто не понимает, как это происходит, а я не знаю, как можно жить наоборот. Мне кажется странным, когда люди дерутся, ненавидят друг друга. Я не знакома с таким чувством, как ненависть. У меня нет врагов. Не знаю, что такое обижаться, прощать или не прощать кого-то за что-то. Если вы разошлись, значит, исполнили некую свою миссию, для которой соединились, а дальше вам просто не по пути. Мы друг для друга учителя, и если будем это понимать, то жить станет намного проще и родителям, и детям.

Боялись от невозможности договориться

Фото
Валерия Звездочкина

— По тому, с какими парами мы имели дело на проекте, я поняла, что в некоторых семьях бить свою женщину – абсолютная норма. Получила – сама виновата! Что-то исправить в отношениях людей, как-то помочь можно, только если человек сам этого хочет и готов. Уверена, что кто-то у экранов телевизоров, когда будет смотреть наше шоу, нет-нет, да спроецирует происходящее на себя. Кто-то, послушав меня, подумает: «Да врет она все. Ей деньги за это платят». У нас настолько недоверчивые люди, многие не могут поверить, что расстаться не врагами возможно. Считают, что раз развелись, надо делить дома, квартиры. Если вы вместе жили, то муж должен тебе что-то отдать. Если захочет так поступить, пусть отдает, нет – и не надо. В моей жизни дележки не было. Это ведь его совесть, отношение мужчины к матери собственного ребенка, пусть сам и решает. Я привыкла все по жизни делать сама и прекрасно знаю цену и деньгам, и отношениям. Это у меня от мамы, она абсолютно такая же.

Леша в одном интервью как-то говорил: он переживал, что я начну делать все, чтобы забрать сына. А я волновалась, что так поступит он. И мы, два таких переживающих идиота, что-то себе выдумывали от невозможности договориться. Но ничего, проскочили этот момент. Никто никого не забрал. Мы не дошли до ручки, когда развод отпечатывается на детях. У нас в шоу есть одна часть, в которой смотрим с участниками, как психолог разбирает с их детьми рисунки, расшифровывает и рассказывает, что на самом деле переживает ребенок. Один мальчик лет девяти из-за развода родителей еще чуть-чуть и был готов покончить жизнь самоубийством! После таких разборов полетов я уходила в кусты и час рыдала. Даже сейчас говорю об этом, и ком к горлу подкатывает. Если вы расходитесь, нужно в правильный момент собраться с силами, встряхнуть голову и сказать: «Так, сейчас не мы главные, а наш ребенок».

Объясним развод со знаком «плюс»

На Агнии: топ NOTHING TO WEAR
Фото
Илья Вартанян. Мейкап Андрей Шилков. Парикмахер-стилист Светлана Шайда. Стиль Ирина Волкова

— Я всегда была и буду за то, чтобы родители равноценно общались со своими детьми, потому что им нужны оба родителя. Исключение – лишь если один из родителей психически нездоров либо асоциален. Ребенок не наша собственность. Мама с папой должны ему помогать, создавать максимально комфортные условия для жизни и развития. Я верю, что все приходят в этот мир со своей головой, неким заложенным кодом, характером и «тараканами» в том числе. А дальше родители либо давят и пытаются сделать из ребенка того, кем они сами не стали, либо подают руку и ведут по жизни, основываясь на интересах ребенка. Это очень сложный и трудоемкий процесс, но если мама с папой не эгоисты, то сделают все правильно.

Мы поровну проводим время с нашим сыном Федей, вместе летаем отдыхать. Люди не могут понять, как такое возможно, а мы не представляем, как может быть по-другому. Ребенок ведь так счастлив. Ему необходимо видеть нас вместе. Знаю, таких, как мы, очень маленький процент. Но сейчас все чаще замечаю, что в актерской среде многие молодые пары друг с другом общаются – и новые семьи, и бывшие. Понятно, что у Леши может появиться или уже есть женщина, я этого не знаю, и, возможно, через какое-то время нам нужно будет думать, как планировать отдых иначе. Но обо всем можно договориться. Это нормально, когда ребенок видит родителей за одним столом, шутящих, смеющихся. Нет ничего хуже, чем ситуации, в которых мама наговаривает детям на папу или отец рассказывает, какая плохая их мама.

Когда-нибудь нам придется объяснить Феде, что мы разошлись. Верю, что это будет воспринято со знаком «плюс» и он скажет: «Да, мои родители развелись, но мы классно общаемся вместе. У папы есть жена, у мамы муж, и мы все дружим семьями».

Ни на что не променяю ощущение быть матерью

Мейкап Андрей Шилков. Парикмахер-стилист Светлана Шайда. Стиль Ирина Волкова
Фото
Илья Вартанян

— Все до появления детей другие. Ребенок заполняет определенную нишу в твоей жизни, ту, о которой ты даже не знал. Это очень интересное чувство. Многие говорят: «За что нам, женщинам, все? А мужчинам – ничего!» Я бы ни на что не променяла ощущение выносить, родить, быть матерью. Это, как мне кажется, величайший дар, какой-то космос. Но от своей работы отказаться не смогу, для меня это тоже космос. Я как была трудоголиком до появления Феди, так им и осталась. И без работы не могу, начинаю сходить с ума, и без ребенка тоже. Надо все уметь совмещать. На Шри-Ланку, где проходили съемки «Союзников», я летала с сыном. Феде там очень понравилось. Он любознательный: куда ни привези, везде найдет для себя что-то интересное. Полтора месяца ходил на один и тот же пляж, где в принципе ничего нет, только ракушки и камешки, но всегда придумывал чем заняться. Федя – прекрасный, спокойный, некапризный путешественник. Он страшный юморист, все время шутит. Обожает машины, постоянно просит: «Поморгай, помигай, включи свет, дворники». Особенно дворники ему нравятся.

Чем мы любим заниматься вдвоем? Всем. Ему интересно даже просто ходить в магазин за продуктами, готовить. Что бы я ни делала, он все время присоединяется, сразу пододвигает свой стул, говорит: «Тоже хочу порезать». Во всем желает участвовать. Он ходит на борьбу недалеко от нашего дома. Мне приятно сидеть в компании других мамочек и ждать сына. Все, что с ним связано, – в кайф, потому что каждый день Федор настолько разный. Мы постоянно говорим, что любим друг друга. Когда ни с того ни с сего ребенок вдруг кричит из комнаты: «Мам, я тебя люблю!», это что-то невероятное. Любви никогда не бывает много, чем ее больше, тем лучше. Федя растет чувствительным мальчиком. Он вроде понимает нашу профессию, но был случай, когда где-то по телевизору увидел, как я плачу, и замкнулся, ему даже кусок в горло не лез. Только когда он спросил: «У мамочки все нормально?», дома догадались, в чем дело. Я тогда была на работе, позвонила ему и сказала: «Федечка, это ведь в кино, а значит, не по-настоящему. На самом деле я не плачу». Потом мы разыграли с ним ситуацию, как что-то не по-настоящему делает он, чтобы закрыть этот вопрос.

Больше не переживаю из-за чужого мнения

Мейкап Андрей Шилков. Парикмахер-стилист Светлана Шайда. Стиль Ирина Волкова
Фото
Илья Вартанян

— Моя мама в 11 лет написала родителям письмо: «Я вас умоляю, расстаньтесь, а то я уйду». Она чувствовала их взаимную ненависть, что они терпят друг друга ради нее. У меня, видимо, несоветское понимание жизни. Я не за то, чтобы родители терпели. Если уж не получается сохранить отношения, то не стоит. Потому что иначе это приведет к чему-то намного более худшему, чем развод.

Мы сами себе роем ямы, когда переживаем: «Если я сейчас разведусь, что обо мне подумают?» Разве лучше, когда вы вместе, и при этом все знают, что у тебя любовник, у мужа – любовница, вы все время ссоритесь, но живете в браке ради общественного мнения? Кому от этого хорошо? У нас всех всегда есть огромный выбор. Мы сами решаем, какой дорогой пойти. Мир делится на пессимистов и оптимистов. Одна женщина думает: «Я с пятью детьми. Кто на меня посмотрит?» А другая с детьми от прошлого брака вновь выходит замуж и прекрасно себя чувствует. Тех, которые осуждают и хоть на каплю тянут нас на дно, нужно от себя гнать. Когда-то я еще переживала из-за чужого мнения. Могла прочитать комментарий в социальных сетях, на сутки уйти в депрессию и расстраиваться: «Как могли такое написать? Это ведь неправда». Где-то услышала интересную фразу: «Даже если научишься ходить по воде, обязательно найдется кто-то, кто скажет: «Смотрите, он даже не умеет плавать». Так будет всегда. Поэтому нужно помнить, что есть те, кого ты любишь, чье мнение уважаешь, твой круг, мир, а все остальное – суета.

Сейчас репетирую спектакль в МХТ, в нем задействовано много молодых актрис. И ловлю себя на мысли, что засматриваюсь, не могу отвести глаз от красоты. Не от стандартов, когда все одинаковые, это как раз не привлекает, а от таланта, внутренней силы. А ведь по общественному мнению есть некрасивые люди, но на самом деле красивы все. Просто одни смотрят на окружающих глубже, другие – поверхностно. Об этом нужно помнить. Мы и без чужого мнения умеем сами себя накрутить, оговорить. И чем больше себя уничтожаем, тем сложнее потом вставать на ноги. Но от каждого дна можно оттолкнуться. Есть такая книга «Тонкое искусство пофигизма», многим стоит ее почитать и на все наплевать в хорошем смысле этого слова.

АГНИЯ ДИТКОВСКИТЕ

НА ТВ «Союзники», воскресенье, 19:30, СТС

ПОДПИСИ ПОД ФОТО

— Многие члены съемочной группы пробовали проходить испытания, приготовленные для участников проекта, но я – нет. Не уверена, что справилась бы. Хотя это я так говорю, а на самом деле, наверное, все бы смогла.

— Не хочу задушить сына любовью, боюсь этого, но оторваться от него невозможно.

Комментарии

0