– Амалия, от вас давно не было вестей, и вдруг вы вернулись в Россию, да еще не как актриса, а как поэт. Как у вас родилась идея книги «Концепция райского сада»? Чем вы вдохновлялись?

— Идея книги появилась, когда я поняла, что писать стихи становится неотъемлемой частью моей жизни. И стихи подбирались один к одному – диалог с Богом. Я слушала жизнь вокруг и записывала наставления, которые дарило мне мироздание и учитель (так актриса, которая исповедует индуизм, называет своего духовного наставника. — Прим. «Антенны»), о том, как жить в правде и гармонии с собой и природой, как относиться к людям даже в самой острой ситуации, как сохранять позитивное мышление.

Амалия Мордвинова: «Замуж пока рано – пусть дети подрастут»
Фото
Вера Варлей

– А как вам удалось самой прийти к этому позитивному мышлению? Были ли в вашей жизни ситуации, когда именно оно помогло справиться с проблемами?

— Сама бы я не пришла. Меня привел учитель как к единственному методу жизни на Земле. Люди делятся всего на две неоспоримые группы: позитивщики и негативщики. И вот с людьми позитивного мышления можно жить, любить, рожать, работать, творить мир с огромным удовольствием. А вот с негативщиками все это делать трудно, опасно и нерезультативно. Напрашивается простой вывод: будь в позитивном мышлении. «Но как?» – спросите вы. Это непросто, но можно для такого благого дела постараться. Ведь на кону ваша счастливая жизнь. Приведу простой пример. Однажды в Дели мы встали в чудовищную пробку. Угораздило нас отправиться перед отъездом за покупками в самый час пик. Делийские пробки отличаются от московских только тем, что из открытых окон стареньких авто летят пронзительные хиты индийской и арабской эстрады, чувствуется аромат благовоний из придорожных храмов и запах карри отовсюду, а по крышам машин может промчаться стая обезьян. В машине нас было четверо: учитель, я, маленькая Серафима и ее крестная Надежда. Я сразу же начала волноваться, потом ворчать, злиться, что в гостинице забыли бутылку с молочком и соску, что ребенок сейчас проголодается и будет кричать, и вот тогда… И конечно же Серафима после моих слов сразу же начинает плакать, крестная – ее утешать, я – требовать развернуть машину и ехать обратно в гостиницу.

На моих растерянных и испуганных глазах пробка собирается и в противоположном направлении, и мы оказываемся в ловушке собственного негатива. Тут я и сама начинаю плакать, но уже не над пробкой в Дели, а над всей своей жизнью, сплошь состоящей из «пробок». И в этот момент учитель меня останавливает: «Амалия, заканчивай, а то ты сейчас до землетрясения доплачешься или до военного переворота. Практикуй немедленно!» И я начинаю молиться, чтобы прийти в норму, успокоиться. Это самый действенный способ вернуть себе позитивное мышление. За мной следом успокаиваются Серафима и крестная, а затем и пробка рассасывается. А через пять минут мы уже гуляли по сияющему делийскому моллу и покупали подарки друзьям и близким. Звучит как чудо, но позитивное мышление и есть главное чудо нашей жизни.

– Учитель, судя по всему, играет важную роль в вашей жизни…

— Мы встретились с ним 8 лет назад. В моей жизни рушилось все: карьера, семейные и дружеские отношения. Наступило время перемен. Готов ученик – найдется ему и учитель. А я была готова так, как никогда раньше: нужно было спасаться! Сегодня учитель уже не считает меня своей студенткой – я непослушная и часто спорю, а он всегда говорит: «Я не даю дружеских рекомендаций, мои слова – это руководство к осознанию и правильному действию». Но, несмотря на это, лучшего друга на земле у меня нет.

Спасибо за солнце, океан и кокосы

– 7 лет назад вы неожиданно уехали жить в Индию, взяв с собой троих маленьких детей. Ненадолго вернулись в Россию и снова перебрались за границу, но на этот раз в Нью-Йорк. Что толкало вас на переезд в другие страны? Жажда новых ощущений или желание найти душевное равновесие?

— Скорее любознательность. Какое же душевное равновесие в переезде?! В начале 2009 года я потерпела сокрушительное поражение на личном и профессиональном фронтах, разрушила до основания здоровье и отношения с родными и друзьями, и у меня был единственный выход – спасаться в Индии.

Убежищем для меня и моих детей стали Гималаи, затем Гоа и Раджастан. Когда в Индии начинались муссонные дожди, мой маленький табор устремлялся дальше на восток, в Таиланд или Индонезию – подальше от потерь, разлук и предательств. Но пришло время задуматься об образовании для детей, и я снова собралась в путь – сначала в Москву, а потом в Нью-Йорк.

Амалия Мордвинова: «Замуж пока рано – пусть дети подрастут»
Фото
Вера Варлей

– Кто из ваших родных живет в России?

– Мама. Она даже заграничный паспорт делать отказывается — так глубоко пустила корни, но я ее выбор понимаю и принимаю. Мы-то с детьми давно путешествуем. Индия и Америка — лишь части нашего мирового турне.

– Индия производит сильное впечатление на всех, кто туда приезжает. А вы, прожив там несколько лет, какой увидели эту страну?

– Она так же многонациональна и разнообразна, как бывший Советский Союз. Люди разные даже внешне: от белокожих обитателей штата Химачал-Прадеш до угольно-смуглых жителей самого южного штата Керала. И везде есть чудесные храмы и добрые люди.

– Какие индийские традиции вы переняли? Может быть узнали какой-то индийский секрет вечной красоты?

— Есть в индийской культуре традиция совершать богослужения в храмах и домах по большим и малым праздникам. Когда я приезжаю в свой ганский дом, я немедля приглашаю пуджари (священнослужитель в индуизме. — Прим. «Антенны»), собираю своих людей, с которыми работаю уже долгие годы, и благодарю индийскую землю и богов, которые принимают меня у себя в гостях. Спасибо за дом, за хлеб и соль, за ананасы и кокосы, за ласковое солнце и необъятный океан. За все благодарю. В этом и секрет красоты.

Сыроедение против фастфуда

– Жизнь в США совсем иная, нежели в Индии. Что вам нравиться в Америке?

– В Америке мне нравится сидеть дома (смеется). У меня скалы вокруг и лес. Олени ходят, белки с бурундуками носятся. Вот такой у меня американский уклад. Правда, иногда выезжаем в театр. Это тоже нравится. Люблю масштабные бродвейские шоу. Из недавно просмотренного запомнилось шоу «Книга мормонов» — как раз комедия о человеческой вере. Смеялась до слез.
Амалия Мордвинова: «Замуж пока рано – пусть дети подрастут»
Фото
PhotoXpress.ru

– Считается, что американцы повернуты на здоровом образе жизни. А вы? Что делаете, чтобы оставаться в хорошей форме?

— Американцы не повернуты на здоровом образе жизни. Американцев, как и большинство населения планеты, подсадили на корпоративное питание, газированные напитки известных всему миру марок, алкоголь и табак. Пока люди питаются картошкой и трупами жестоко убитых животных, рыб и птиц, ни о каком здоровом образе жизни речи быть не может. Я сохраняю форму тела и чистоту духа, питаясь продуктами растительного происхождения в сыром виде и занимаюсь йогой вместе с детьми.

Секрет идеального отца

Амалия Мордвинова: «Замуж пока рано – пусть дети подрастут»
Фото
PhotoXpress.ru

– Как дети чувствуют себя в американской школе, легко адаптировались?

– Да, они быстро привыкли. Их учат по международной образовательной системе Марии Монтессори, которая ставит во главу угла свободе ребенка в его развитии. Главное – чтобы дети не плакали. Я считаю, что уже в ближайшие годы устаревшая система университетского образования рухнет. Поэтому на зубрежке не настаиваю. Лишь бы нашли себе науку по интересу. Открыты все возможности: читайте, считайте, пишите на всех интересующих вас языках, пойте, танцуйте, рисуйте, только не пропадайте у монитора с утра до вечера.

– Дети поддерживают связь со своими отцами?

— Старшая, Диана, живет с папой (она переехала к нему в Нью-Йорк, когда ей было 8. — Прим. «Антенны»), но много времени проводит со мной. По выходным и на каникулах мы веселые и очень смешливые подружки. Младшие живут со мной, а папа частенько наезжает из Москвы. При этом он сам заметил, что ему ничего не нужно делать, чтобы быть идеальным отцом, просто накормить чизбургерами, напоить газировкой и отвести на карусели или в кино: я детей ограничиваю в сладком и в бестолковых развлечениях, а папа наоборот. Так что мы вполне гармоничные воспитатели.

Флирт не интересует

– У вас за плечами три брака. Как считаете, что помешало вам сохранить отношения?

— Мне тут и считать ничего не нужно. Единственная верная и полезная для жизни информация заложена в ведической культуре. Современные пары образуются в основном по экономическим соображениям или недосмотру родителей. А раньше в племени человеческом обязательно была веста, которая объясняла НЕвесте, что она будет делать в союзе с мужчиной. Молодые люди тоже проходили инструктаж. И залогом их счастливого брака была жажда жизни и забота о потомстве. Мужчины ходили на охоту или разборки с соседними племенами, а сильные и тоже готовые к обороне женщины охраняли стан от набегов с тыла, а не пиво пили с утра и телевизор смотрели. У современного человека утрачены законы бытия на планете земля, в том числе и законы счастливого союза мужчины и женщины. Мы как дети, которым в руки попала красивая и очень непросто устроенная игрушка, а инструкцию мы уже потеряли. А поиграть-то хочется, поэтому мы трясем эту игрушку изо всех сил, пытаясь вытрясти из нее хоть какую-то радость для себя. А это небезопасно. Если мы продолжим вести себя в том же духе, она может просто взорваться.

Амалия Мордвинова: «Замуж пока рано – пусть дети подрастут»
Фото
кадр из сериала «Охота на Золушку»

– Если не секрет, что сейчас происходит в вашей личной жизни?

– Я поэт и мать четверых детей. И то, и другое требуют от меня полной отдачи. Флирт меня не интересует — я же этими губами детей целую и стихи читаю. А замуж пока рано. Пусть дети подрастут и разъедутся по высшим учебным заведениям, и я подумаю.

Свою роль не пропущу

Амалия Мордвинова: «Замуж пока рано – пусть дети подрастут»
Фото
Вера Варлей

– В последние годы вы очень редко снимаетесь. При этом, насколько я знаю, сценарии вам предлагают регулярно. Почему отказываетесь?

– Читала все, не приняла ничего. Я очень изменилась за эти годы, а роли предлагают из прошлого.

– Последний фильм, который мы с вами видели, — это «Generation П». Чем вас привлек этот проект?

– Если честно, это как раз то самое прошлое, о котором я говорила. Снималась я там очень давно, еще будучи в России. Все очень хорошо играют, кроме меня. Потому что мне там нечего играть. Как раз на этом примере могу сказать, что в какой-то момент я принимала предложения без разбора, не боясь оставлять в истории кинематографа такие нелепые следы. Хорошо, что это в прошлом.

– А что в будущем? Не боитесь упустить свой шанс?

– В реализации себя как творческой личности спешка неуместна. Поверьте, свои роли я не пропущу.