О возрасте

Деми Мур и Эштон Катчер
Деми Мур и Эштон Катчер

Деми Мур: Разумеется, не я первая на всем свете завела отношения с молодым мужчиной. Но меня превратили в какую-то ролевую модель. Уж и не знаю, почему.

Эштон Катчер: Всю свою жизнь я общался с более зрелыми людьми. Друзья у меня всегда были постарше. В юности я проводил много времени с мамой и ее подружками.

Деми: Мой возраст всех чрезвычайно волнует. Но при чем здесь возраст? Он не играет никакой роли. Правда, бывает иногда забавно, когда я вдруг соображаю: «Когда я это сделала, ты был всего лишь во втором классе».

Эштон: Все так много пишут о нашей разнице в возрасте. А я не чувствую ее. Для меня главное, что Деми – лучшее, что случилось со мной. Деми, я люблю тебя.

Об отношениях

Эштон: Настоящая фишка – быть рядом с людьми, которыми восхищаешься. Поэтому я женат на моей жене. Это самый яркий свет в моей комнате. У нас с женой есть соглашение: давать друг другу свой свет.

Деми: Когда кого-то едва знаешь, ты не можешь просто подскочить к нему и заявить: «Я люблю тебя». Когда-то в начале наших отношений мы с Эштоном заканчивали звонки или электронные послания словами: «А также все, что мы не сказали».

Эштон: С первого момента нам было так хорошо друг с другом, что это застигло нас обоих врасплох. Мы сразу поняли, что связаны друг с другом очень искренне и естественно.

Деми Мур и Эштон Катчер
Деми Мур и Эштон Катчер

Деми: Я знала наверняка, что этим отношениям суждено превратиться в нечто особенное. Будто случилась встреча с кем-то, кого ты давно знал, но выпустил из виду. Но был дисбаланс – между накалом эмоций, которые мы переживали, и количеством времени, которое проводили вместе.

Эштон: Я никогда не пытался изменить свою жену, а она – меня. Никто и не поверит, что мы ссорились с Деми один-единственный раз в первые три месяца после знакомства. А больше никогда.

Деми: Теперь мы физически вместе. Его любовь ко мне делает меня лучше, давая мне смелость рисковать. Я могу потерпеть неудачу, но у меня есть кто-то, кто любит меня любой. Я и не знала раньше, что такое возможно.

Эштон: Надеюсь, Деми, Брюс и я помогли другим разведенным парам.

Деми: Брюс рад и ценит то, что у нас есть с Эштоном, и то, как Эштон относится к нашим девочкам.

Эштон: Самый большой урок моей женитьбы – не пытайся решать ее проблемы. Просто слушай, люби и поддерживай. Есть и второй урок. Когда она говорит, что пора в постель, запрыгивай – тебя ждут приятные вещи.

О детях

Фото №1 - Деми Мур и Эштон Катчер об отношениях

Деми: У нас с Эштоном много целей, ради которых стоит жить – например, завести ребенка. Почему бы и нет? Все возможно! Я неисправимый оптимист.

Эштон: Нет никого, кого я любил бы больше, чем этих девочек и их маму (Эштон имеет в виду трех дочерей Деми от Брюса Уиллиса. – Прим. ). Я чувствую, что у меня есть трое детей. Посмотрим, будет ли нам дан еще один.

Деми: Чтобы расставить точки на «i»: нет, мы не собираемся усыновлять ребенка. Но могу и родить. Джине Дэвис было 46, когда она родила первенца!

Сами о себе

Эштон: Я искренне верю во фрейдистскую идею, что каждый мужчина хочет женщину, похожую на его мать.

Деми: Я лью слезы, даже если счастлива. Могу заплакать, посмотрев рекламный ролик. Что с этим поделаешь? Эштона это не раздражает, он не против.

Эштон: Думаю, можно сказать, что я романтик. Я люблю жизнь, люблю людей и люблю делиться. Я люблю свою жену, у меня самая удивительная жена, и я был рожден любящим любить.

Фото №2 - Деми Мур и Эштон Катчер об отношениях

Деми: Когда-то меня чрезвычайно заботило мое тело. Я превратила его в мерило собственной полноценности. Мне хотелось иметь власть над ним. И это мне удалось – я многократно его переделывала. Но ничего не было постоянным и давало лишь краткое ощущение счастья. В конце концов понимаешь, что подобная одержимость бессмысленна.

Эштон: Я самый что ни на есть мужик. Я не расчесываюсь, пока совсем уж не прижмет. И я не пользуюсь особыми лосьонами или шампунями.

Деми: Люблю бриллианты, больше, чем другие камни. Большая их поклонница. Но мое обручальное кольцо навсегда останется моим любимым.

Эштон: Ненавижу День святого Валентина. Думаю, каждый день должен быть днем любви. А в День Валентина можешь сказать тому, кого ненавидишь, что ненавидишь его. А потом наступают 364 дня любви.

Друг о друге

Эштон: Каждый день мы с Деми работаем вместе – над жизнью, и это самая значительная работа, которую делает каждый человек.

Деми: Конечно, я не могу отвечать за Эштона, но, думаю, что ему не пришлось себя ломать. Взаимоотношения Эштона с его матерью по-настоящему прекрасны. И ему не было трудно установить отношения с женщиной, имеющей дочерей. Это также говорит о доверии, которое есть между нами.

Эштон: Никакая хирургия Деми не нужна. Я люблю каждую морщинку на ее лице.