Любовь без обязательств существует

Елизавета Боярская фото
Фото
Ирина Кайдалина

Фильм «Статус: свободен» – первый продюсерский проект Данилы Козловского. Он сам сыграл главную мужскую роль, а на женскую позвал вас – свою давнюю подругу, коллегу по театру и однокурсницу. Даже не раздумывали?

Нет. Были на гастролях, нас куда-то организованно повели, и во время пробежки от автобуса до места назначения Даня сказал: «У меня есть безумная идея. Впишешься?» Сразу согласилась, даже не уточняя, на что, поскольку знаю, что он не предложит ничего плохого и некачественного, а если за что-то берется, это будет сделано по максимуму.

У фильма необычный для мелодрамы сюжет: герой отчаянно борется за бросившую его девушку и в какой-то момент начинает понимать, что после расставания их отношения стали богаче…

Это история о том, что иногда отношения мужчины и женщины становятся намного лучше, когда они друзья, а не пара. Возможно, из-за того, что оба сильные личности и им друг с другом сложно: все время возникают конфликты, идет соперничество. В такой ситуации оптимальный вариант – расстаться. Это не значит, что любовь проходит и ее нужно подавить в себе и забыть. Более того, оказывается, что любить гораздо проще, когда нет никаких обязательств. Это возможно, просто нужно поверить.
Данила Козловский и Оксана Робски фото
Фото
«Каропрокат»

Вы сами с таким сталкивались?

Да, сталкивалась. Будь то речь об отношениях мужчины и женщины или о дружбе, у меня нет «бывших» – людей, которые совсем ушли из моей жизни. В любом случае остается общее прошлое, которое хочется беречь и относиться к нему с уважением. За исключением, конечно, ситуаций, когда пара расстается болезненно и оба намерены все зачеркнуть. Но у меня такого не было.

Ухаживать бессмысленно: я замужем

Если бы вы выделили три главных качества Данилы, что бы назвали?

Перфекционизм. Доброта и щедрость. Энергичность. Такое ощущение, что он все время живет на шестой скорости. В нем бьется невероятная энергия, днем и ночью. Вообще не понимаю, откуда он берет столько сил, но это какой-то вечный двигатель.
Елизавета Боярская и Данила Козловский фото
Фото
«Каропрокат»

Еще все хвалят его чувство юмора…

Оно замечательное. А поскольку мы знаем друг друга, страшно сказать, почти 15 лет, у нас появился свой дружеский юмор, его сложно объяснить другим. Мы работаем вместе в большом количестве спектаклей, и почти везде, будь то Чехов, Шиллер, Шекспир или Гроссман, играем пару. За время такого долгого партнерства научились понимать друг друга без слов. Можем на сцене одновременно о чем-то подумать, например, от того, как кто-то сыграл, перевести друг на друга взгляд и понять, что нам пришла в голову одна и та же мысль. И, естественно, невольно возникает улыбка. Просто ты уже знаешь человека как самого себя.

Насколько вы друг с другом откровенны?

Думаю, что предельно. Общие интересы, в данном случае профессия, всегда сближают.

Личную жизнь обсуждаете?

Нет конечно! Знаете, я, наверное, извращенка, но все время говорю о работе, спектаклях, кино, выставках, политике, на худой конец. Только не об отношениях между мужчиной и женщиной. И у меня нет ни одного друга, с которым бы я стала обсуждать какой-то личный вопрос.

И друзья-мужчины не пытаются за вами ухаживать?

Нет. Я верю в дружбу между мужчиной и женщиной. У меня много друзей, с которыми всегда есть о чем говорить. Мне интересен предмет разговора и мой собеседник. И потом, какого черта за мной ухаживать, если я замужем (супруг Елизаветы – актер Максим Матвеев. – Прим. «Антенны»).

Елизавета Боярская и Данила Козловский фото
Фото
«Персона Старс»

Максим не ревнив? Не каждый разрешит дружить с таким красавцем, как Даня…

Мне кажется, глядя на Максима, можно сразу понять, что ревновать ему нет причин. Помимо того, что он красив, он умен и мудр (смеется). А что касается Дани, между ними замечательные отношения.

Но есть же пары, которые проверяют телефоны и электронную почту друг друга…

Точно не про нас. Не дай бог!

Каренина и Вронский

Елизавета Боярская фото
Фото
Ирина Кайдалина

Недавно вы с Максимом начали вместе сниматься в экранизации «Анны Карениной»…

Пока боюсь говорить на эту тему. Конечно, мы с Максимом посвятили обсуждению романа немалое количество часов, и сейчас все время в диалоге, и мне ужасно нравится этот процесс. Уже есть понимание, какими нам бы хотелось видеть наших героев, Анну и Вронского. Но съемки – живой процесс, и что-то может меняться.

Каково ваше отношение к адюльтеру?

Его за нас сформулировал Толстой: «Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему». Эту историю можно трактовать по-разному. Недавно смотрела передачу, посвященную роману, его обсуждали четыре человека: режиссер, театровед, литературовед и кинокритик. И у всех были непохожие мнения. Кто-то считал Анну хорошей, кто-то – порочной. Один видел Вронского холодным подлецом, другой – безупречным любящим человеком. На то оно и гениальное произведение, что каждый найдет в нем свое.

Вы с Максимом вместе уже пять лет. А тут надо играть первые впечатления и начало отношений. Удается вернуть ощущение «бабочек в животе»?

Мы немножко отстаем от пятилетнего стажа, поскольку живем на два города, и для нас каждая встреча, по сути, свидание. Мы скучаем, ждем встречи, радуемся ей. У нас нет рутины, и, дай бог, не будет. Да и, честно говоря, жизнь и кино – это разные вещи, надо будет, сыграем страсть, надо – ненависть, надо – брата и сестру.

Кстати, а какой была ваша первая встреча?

В 2006 году на пробах фильма «1612» Владимира Хотиненко, в котором в итоге оба не снялись. Помню, увидев Максима, я, конечно, сразу обратила на него внимание. Потом Максим мне говорил, что я тоже тогда ему сильно понравилась. Но поскольку мы оба стеснительные, сделали вид, что нам все это кажется, и разошлись. Четыре года не виделись. А потом встретились на съемках картины «Не скажу» и спустя год поженились.

Что происходит с любовью со временем?

Она становится более осознанной. Уже не такая бездумная, эгоистичная, на уровне инстинктов. Любовь, подкрепленная уважением к человеку, к его увлечениям, интересам, тому, как он существует в профессии, какой он отец. И это уже более стабильное ощущение.

Сын мастерит с папой игрушки

Вашему Андрюше скоро четыре. Вы сами выросли в актерской семье и с детства были погружены в мир театра и кино. Стараетесь, учитывая опыт, ограждать ребенка от гастрольного образа жизни?

Мы ограждаем его от публичности, появления в журналах. А так он часто бывает в театре, ездит со мной на гастроли и знает, что такое актерская жизнь.
Елизавета Боярская фото
Фото
Ирина Кайдалина

О наклонностях уже можно судить?

Он эмоционально подвижный, любит и чувствует музыку. Часто разыгрываем сказки, и это превращается в целое представление. Артисты ведь даже книжки детям по-другому читают, «по ролям», с разными голосами, естественно, ребенок делает то же самое. Сейчас у нас «Алиса в стране чудес», до этого был «Незнайка». Мы для его возраста уже много книг осилили, и он воспринимает их с удовольствием. В то же время в Андрюше чувствуется математическое мышление, он любит разные логические задания, ребусы. Что мне, кстати, очень нравится, поскольку у меня этого нет вообще. А вот в Максиме есть. Обычно артисты – беспомощные люди в плане быта, а муж рукастый, все сам прикрутит-привинтит. Они с сыном делают игрушки – выпиливают из дерева машинки, зверюшек. Иной раз просто поражаюсь тому, что он умеет. И Андрюше это тоже нравится. Так что у них есть своя «история», которой они обожают вместе заниматься.
Семья Боярских фото
Фото
«Персона Старс»

По вопросам воспитания часто советуетесь с родителями?

Важно, чтобы перед глазами был хороший пример. А он у нас великолепный. Родители для нас и друзья, и любящие бабушки с дедушкой, и коллеги. Но хочется этот путь пройти самостоятельно.

В быту не погрязну

Вы постоянно в разъездах между столицей и родным Петербургом…

Когда съемки в Москве, живу здесь и езжу в Питер на спектакли. Когда съемок нет, живу там, и Максим ездит к нам.
Елизавета Боярская фото
Фото
Кайдалина Ирина

Москвичкой себя чувствуете?

Я люблю этот город, но не москвичка абсолютно. В Петербурге мне все больше нравится: природа, погода, даже замкнутость человеческая. Питерцы более смурные, что ли. Мне самой гораздо интереснее с человеком, который немного закрыт, а потом вдруг открывается для тебя, чем с тем, кто сразу чересчур общительный. Не люблю, когда человека слишком много, хочется, чтобы он поскорее исчез.

Неужели москвичи такие?

Не все, но это качество, безусловно, есть. Оно безумно обаятельно, но я другая. Я привязчивая. Своих друзей люблю, оберегаю наши отношения, стараюсь их поддерживать, но для меня это камерно, а не часто, много и громко.

Нет ли ощущения, что в Москве взрослая жизнь, а в Питер приезжаете – и как в детство возвращаетесь?

Есть немного. В Петербурге мы живем у родителей. А у каждого дома есть хозяйка. Там это мама, как ни крути. Хоть я помогаю и распоряжаюсь в большей степени всем, что касается сына, все равно часть обязанностей с меня автоматически снимается. Где больше нравится? Знаете, когда приезжаю в Москву, сразу начинаю думать: «Как хорошо, когда есть помощь!» А когда возвращаюсь в Питер, хочется самостоятельности. Такая натура у человека: хорошо там, где нас нет.

Хозяйство не в тягость?

Ну, назвать меня хозяйкой будет слишком громко. Я отвечаю за порядок в доме, чтобы было уютно, все работало, не было задолженностей, чтобы приходила домработница, был полный холодильник. У меня такая профессия, что я никогда не буду посвящать жизнь быту, как это делают некоторые женщины.

А разве ваша мама не такая?

Да она проклинает весь быт уже (смеется)! Всю жизнь готовит и говорит: «Господи, как же мне все это осточертело!» Но терпеливо несет свой крест.

Татуировку мама не разрешила

Вы говорите, что цените красоту, в том числе женскую. Многие считают эталоном вас…

Себя я, между прочим, не считаю красивой, мне кажется, у меня специфичная внешность, ее легко сделать странной или неприятной. Спокойно отношусь к себе: хорошо выгляжу – замечательно, нет – тоже.
Елизавета Боярская фото
Фото
Кайдалина Ирина

А период «гадкого утенка» проходили?

Еще какой! Ужасно себе не нравилась, казалась страшненькой, переживала. Была закомплексованным подростком. Общительная, веселая, но внутренне все равно чувствовала себя непривлекательной. Со временем прошло.

С имиджем экспериментировали?

Когда училась, в моде были татуировки, многие мои одноклассницы их сделали. Еще прокалывали носы, пупки, вставляли «тоннели» в уши. У меня были мысли сделать что-нибудь такое. Но мама не разрешила, а для меня родительский авторитет существовал всегда. Сказала (это ее позиция, я, кстати, ее не разделяю): «Это делают только неуверенные в себе люди, которые считают, что без этого недостаточно красивы. А ты достаточно привлекательна для того, чтобы быть интересной и так». Первый довод. А второй: вырастешь – пожалеешь.

А как сегодня относитесь к моде? Теперь, наверное, к мнению мужа прислушиваетесь?

Да, у него, на мой взгляд, более правильный вкус и чувство стиля острее. По магазинам ходить не люблю, испытываю полную палитру негативных эмоций. Не идет, плохо сидит, жарко, тесно, примерочные, очереди – весь процесс вызывает неприязнь. Но иногда приходится через него проходить. И точно скажу: в джинсах и футболке чувствую себя гораздо лучше, чем в вечернем платье.

Досье

Родилась: 20 декабря 1985 года в Ленинграде.

Образование: актерский факультет СПбГАТИ.

Карьера: с 2006 года – актриса Малого драматического театра. В кино сыграла более 40 ролей, в том числе в фильмах «Ирония судьбы. Продолжение», «Адмиралъ», «Матч», «Пять невест», «С Новым годом, мамы!», «Куприн», «Статус: свободен».

Семья: родители – актеры Михаил Боярский и Лариса Луппиан; муж – актер Максим Матвеев; сын Андрей (3,5 года).

Блицопрос

– Если цвет, то…

– Серый.

– Если животное, то…

– Кошка.

– Если время года, то…

– Осень.

– Если книга, то…

– Длинная.

– Если аксессуар, то…

– Неяркий.

– Если блюдо, то…

– Острое.

Спорим, вы не знали, что...

Елизавета отказалась от роли Жаклин, дочери д’Артаньяна, в фильме «Возвращение мушкетеров, или Сокровища кардинала Мазарини». Эту роль сыграла Лянка Грыу.