В «Адаптации» события разворачиваются в северном холодном городе Ноябрьск. Снимали тоже где-то в снегах?

У нас была увлекательная экспедиция в Мурманск. Да, там было жутко холодно. Но какой драйв мы ощущали от того, что действительно снимаем кино на севере, а не в Подмосковье.

Ваша героиня Марина там такая взрывная, эмоциональная…

Режиссер Федор Стуков говорил, что я могу позволить себе в той или иной сцене любую необычную реакцию. И это было здорово, актерский вызов для меня. Кажется, такого я еще точно не играла. Мою героиню я называю Дженнифер Лопес Ноябрьского уезда, потому что меня всю жизнь сравнивали с этой актрисой. Марина постоянно в макияже, яркие ногти, яркие губы. Она ведь парикмахер салона «Силуэт» и должна выглядеть соответственно для клиенток, которым делает невероятные прически в стиле «а-ля болонка» фиолетового цвета. В каких-то моментах она казалось нелогичной, но в этом и есть ее обаяние. Благодаря ее наивности и вере в настоящую любовь прощаешь ей все. Работает вместе с подругой Светой, их жизнь проходит в крошечной парикмахерской, расположенной в подвале жилого дома. Там они сидят и ждут своих принцев… За время съемок «Адаптации» вся киногруппа стала родной – это был тот проект, когда в последний день я заплакала. Теперь с нетерпением жду начала работы над вторым сезоном. Ведь первый заканчивается большой интригой.

Фото №1 - Евгения Брик: «Сразу знала, что Тодоровский – мой человек»
Фото
ТНТ

Маленькая актриса

А в каких еще проектах вас можно будет увидеть?

В сериале Алексея Смирнова «Садовое кольцо». Мы с Машей Мироновой играем двух сестер, а Ирина Розанова – нашу маму. Это драматический триллер. Еще в сериале «Оптимисты» Алексея Попогребского исполняю роль диктора телевидения. Я давно мечтала поработать с этим режиссером (снимал фильмы «Коктебель», «Как я провел этим летом». — Прим. «Антенны»). Действие происходит в 60-х годах. Чтобы подготовиться к роли, много читала о людях этой профессии. Встречалась даже с легендарным диктором Игорем Кирилловым. Но моя самая большая радость – семилетняя дочь Зоя сыграла в сериале «The OA» американского канала Netflix главную героиню в детстве. По сюжету она сирота из России, незаурядная девочка – видит будущее. Режиссер искал маленькую актрису, которая говорила бы и на русском, и на английском.

Зоя родилась в Америке, там учится. Английский у нее, наверное, в совершенстве?

— Наша цель с Валерой, чтобы у дочери с детства родным языком считался русский. Не могу представить себе, что Зоя обращается ко мне на английском. Дома мы общаемся только на русском, и она читает нашу классику в оригинале. А вот американских писателей – пожалуйста, на английском. Зоя уже третий год учится в Америке – тут школа начинается с пяти лет. Когда впервые пришла в класс, то плохо говорила на английском. Ей было тяжело, одноклассники не особо общались, потому что не понимали ее, но Зоя все преодолела. Мне потом учительница сказала: «У вас очень сильная дочь». Теперь она обожает учиться. Иногда мне жалко ее, вижу – устала, мало поспала, говорю: «Давай, завтра не пойдем в школу». «Нет, ты что!» – возражает она.

Фото №2 - Евгения Брик: «Сразу знала, что Тодоровский – мой человек»
Фото
Oxana Alex

А как Зоя попала на кастинг в сериал?

Когда я снималась у ирландского режиссера Джонни О’Райли в фильме «Москва никогда не спит», познакомилась с актерским агентом Ричардом Куком, и с тех пор он стал моим западным представителем. Благодаря ему я встречалась с Сэмом Мендесом, который рассматривал меня на роль в новом «Джеймсе Бонде». И именно Ричард, увидев фотографию Зои, предложил попробовать ее на роль в сериал «The OA», прислал текст. Мы сняли дочь на айфон и отправили видео без всякой надежды, но Зою утвердили. Хотя на эту роль рассматривали 400 девочек.

Неужели до этого у вас или Валерия не возникало мысли, чтобы снять дочь в российском кино?

Зная нашу работу изнутри, понимая, что такое быть на съемочной площадке по 12 часов, мы с Валерой такого счастья своему ребенку никогда не желали. Правда, когда я пробовалась в сериал «Оптимисты», на одну из ролей искали девочку. И я заикнулась мужу: «Может, приведем Зою на пробы?» А Валера ответил: «Ты что? Кто сказал, что она сможет сыграть такую большую роль? Хочешь, чтобы наша дочь вместо того, чтобы заниматься музыкой, пропадала целыми днями на съемках?!» Я согласилась с мужем. А потом, когда уже нашли девочку, наблюдала за ней, видела, что она работает как профессиональная актриса, и думала: «Нет, конечно же, наша Зоя не справилась бы с этой ролью. Она у нас избалована, начнет ныть, жаловаться на усталость после десятка дублей». К слову, Зоя и Марта Тимофеева (исполнительница той роли) подружились. На самом деле, когда узнала, что Зоя делала в Нью-Йорке на съемочной площадке, поняла, что недооценивала дочь. Она ходила босиком по искусственному (но все равно холодному) снегу, прыгала в прорубь на озере, выстроенном в павильоне. Оказывается, когда надо – может собраться. И ее с площадки приходилось гнать. По закону ребенок в Голливуде не может сниматься больше шести часов. Главное – Зоя получала от всего дикое удовольствие, она светилась от счастья, была любимицей всей киногруппы. Пять месяцев съемок – запоминающийся яркий отрезок ее жизни.

Премьера уже была?

Да, в конце прошлого года. Пошли с Зоей в кинотеатр. Незабываемое ощущение, не сравнимое ни с одной моей премьерой. Игра дочери понравилась всем. Зоя ведь полная противоположность ее героини: светящийся, жизнерадостный ребенок, который постоянно шутит. А ее персонаж – депрессивная девочка с глазами, полными грусти. Но на экране все органично – она просто живет ролью. Может, это режиссер так сумел настроить Зою или моя мама, которая все время была с ней рядом на площадке. Валера, к сожалению, на премьеру не смог приехать, он работал, но сериал уже видел по интернету. Сразу позвонил: «Не представляешь, как у меня сердце колотилось, пока смотрел». Мы с Валерой сумасшедшие родители, боялись, переживали. Зоя для нас ведь лучшая на свете.

Фото №3 - Евгения Брик: «Сразу знала, что Тодоровский – мой человек»
Фото
личный архив Евгении Брик

Жизнь в Лос-Анжелесе, работа в Москве

Считаете, профессия дочери уже предрешена?

Часто думаю об этом. Дочь хотя не кричит, что хочет сниматься, но сразу после премьеры сказала: «Я у Санты попрошу возможность попробоваться на новую роль». Она ведь с детства на площадке то со мной, то с Валерой. И ей, конечно, это интересно. Но надеемся, что в дальнейшем она свяжет жизнь с музыкой, которой серьезно занимается. От дедушки – Петра Ефимовича Тодоровского ей передался идеальный слух, и голос у нее замечательный. Петр Ефимович не имел музыкального образования, но мог прийти к нам и играть на фортепиано классические произведения, к примеру, Шопена. Я удивлялась: «Ну как же так, вы же без нот играете!» А он: «Я просто подбираю на слух».

Но и вы тоже поете отлично. В «Стилягах» это доказали.

У меня есть слух, я могу повторить мелодию, но голос я не развиваю. В «Стилягах» было две песни: «Скованные одной цепью» и «Будь со мной» Жанны Агузаровой. Помню, в студии записывала, казалось, что ничего не получится. Но Константин Меладзе подбадривал: «Петь тебе надо!» Потом во время съемок в сериале «Долгий путь домой» я позанималась несколько раз со своим другом из Большого театра. Мы распевались, и я поняла: если бы занималась голосом, то развила бы его. Вот и в «Оптимистах» моя героиня поет своему возлюбленному, сидя за роялем. Потрясающая старая советская песня «Звезды в кондукторской сумке». Ее пела замечательная Лидия Клемент, которой не стало очень рано, в 26 лет. Песня сложная, исполнять ее надо высоко, но я справилась. Зоя услышала ее несколько раз, и теперь исполняет лучше меня.

Фото №4 - Евгения Брик: «Сразу знала, что Тодоровский – мой человек»
Фото
личный архив Евгении Брик

Женя, но вы же живете в Америке, где актеры зациклены на совершенствовании – берут постоянно различные мастер-классы. Почему вы этого не делаете?

Мне все об этом говорят. Но я тут ощущаю себя мамой, которая полностью занимается своим ребенком, а работа моя дома – в Москве. Хотя, конечно, причина – в моей лени и неуверенности в себе.

А вас родители тоже с детства готовили к творческой профессии?

Это все происходило на бессознательном уровне. Мама поступила в ГИТИС, а потом встретила моего папу – они оба обожали кино. И познакомились на премьере фильма Тарковского в Доме кино. У них красивая история большой любви. И мы с сестрой – дети, рожденные в этой любви. У нас было счастливое детство, и я мечтала бы еще раз окунуться в него. Мама с папой были неразделимы. Но при этом мама делала все для семьи. Она пожертвовала карьерой актрисы, папа не хотел, чтобы она была актрисой, и мама выбрала его спокойствие – ушла из театрального. Но подсознательно хотела, чтобы актрисой стала я. Я с пяти лет работала манекенщицей в Доме моделей – выходила на подиум. Папа же, когда я решила поступать в театральный, гибко, но трезво объяснил мне, что это тяжелая профессия. Так что параллельно я сдавала экзамены в институт приборостроения и информатики, где преподавал папа. Хотя, конечно, понимала, что этот институт, мягко говоря, не то, о чем я мечтаю.

Появился фильм, а потом дочь

Героини у вас в основном решительные, в жизни вы такая же?

Нет, я полная противоположность. Если мне надо на что-то решиться, то я переговорю с Валерой раз сто, потом раз двести с сестрой Лерой и мамой. И когда они одобрят мой план, приступлю к его осуществлению. Я большая паникерша и мне кажется, что ничего у меня не получится. В музыкальной школе боялась учителей и во время экзамена у меня всегда были холодные от страха руки. До сих пор боюсь полицейских… У Зои, слава богу, характер Валеры.

Фото №5 - Евгения Брик: «Сразу знала, что Тодоровский – мой человек»
Фото
ТНТ

Вы с Валерой вместе уже более 10 лет вместе. Когда почувствовали, что две половинки?

Мы познакомились давно, но потом жизнь разбросала нас. Наверное, почувствовали что-то друг к другу при первой встрече… Я пробовалась в сериал «Закон» режиссера Александра Велединского – это был первый кастинг в моей жизни. Хорошо все помню. К нам в институт пришла ассистент по актерам, снимала нас, тогда еще существовала бумажная картотека. Мне было 19 лет, я подготовилась, пришла, все сделала, как нужно. И Велединскому я понравилась, но вышло так, что не подошла по возрасту, и режиссер сказал, что посоветуется с продюсером Валерием Тодоровским. На следующий день меня вызвал Валера: «Поймите, я с вами говорю, чтобы вы не подумали, что плохо сделали пробы. Все хорошо, просто не подошли по возрасту. Наша компания будет выпускать еще другие проекты, и мы обязательно пригласим вас». После этого разговора я посмотрела «Страну глухих», «Подмосковные вечера»… Осознала, какого масштаба профессионал меня успокаивал. Он для меня был каким-то небожителем. И с первой встречи почувствовала, что это мой человек. В итоге мы вместе уже много-много лет. А Зоя – подтверждение наших чувств. До ее рождения мы успели пожить для себя, попутешествовать, поработать вместе. И родилась она после того, как вышли «Стиляги». Появился фильм, а потом Зоя – самая большая любовь нашей жизни.

Ваш муж режиссер. А у вас из около 40 сыгранных ролей всего три в его фильмах. Почему?

И это хорошо. Мне бы не хотелось, чтобы Валера в каждом своем проекте снимал бы свою жену! Не дай бог ему такой судьбы! Валера меня брал, когда видел, что я подхожу на роль, или я достойно проходила пробы. Даже на роль Ларисы в «Оттепели» я участвовала в кастинге, хотя там у меня была всего одна сцена. Но она была очень важна для начала фильма, и для меня большая честь, что я сыграла в этом великом сериале.

А пробы у мужа и у другого режиссера чем-то отличаются?

Конечно, у Валеры все слишком волнующе для меня. Я досконально помню день, когда пришла на пробы «Стиляг». Ведь кроме того, что для меня, как для любой женщины, важно быть просто привлекательной для мужа, чтобы он не разочаровывался. А тут еще и в профессиональном плане показываешься ему как актриса. В киностудии на стене висели фото десятка девушек, пробующихся на мою роль, и это на меня тоже давило. Страх был безумный. В итоге Валера сказал: «Да, это твоя роль, она будто на бессознательном уровне написана для тебя – по характеру, по всему». И это счастье – ощущать, что ты оправдала его ожидания.

Муж, друг, самый гениальный режиссер

Кто в вашей паре больше поддерживает друг друга?

Конечно, Валера. Мы артисты очень уязвимы. И советы Валеры для меня важны. Но вообще, мы плотно участвуем в работе друг друга. Валера – генератор идей. Он ведь не просто режиссер. Обычно у него три продюсерских проекта в производстве, а еще пять в голове. Но нам интересно друг с другом, без этого не получится счастливой семьи.
Фото №6 - Евгения Брик: «Сразу знала, что Тодоровский – мой человек»
Фото
Persona Stars

Споры бывают?

Не без этого, мы оба эмоциональны. Но мы любим друг друга и за то, что можем покричать, поругать, а потом помириться. Оба отходчивы и буквально через пару секунд ссора кажется мелочью, и мы уже смеемся.

А не ревнуете мужа? Режиссеры часто влюбляются в героинь своих фильмов.

Я вместе с Валерой восхищаюсь Викой Исаковой, Паулиной Андреевой (обе девушки снимались в сериале «Оттепель». — Прим. «Антенны»)… Режиссер должен быть влюблен в актеров, которых снимает. Если это не так, то он несчастный человек. То же самое происходит со мной на съемочной площадке – люди на время работы становятся буквально родными. И к этому мы не ревнуем, просто радуемся друг за друга. Если бы было иначе, наша жизнь превратилась бы в настоящий ад. Человек ведь по природе своей свободен, и если ему что-то захочется, он сделает это, запретить не сможешь. Не могу себя назвать абсолютно неревнивой, но я никогда не буду что-то придумывать, накручивать себя. Чтобы я приревновала, мне нужно дать почву. Но слава богу, ее мне никто не дает. И Валера знает, что он номер один в моей жизни во всем – муж, друг, самый гениальный режиссер.

Женя, о пополнении семьи не задумываетесь?

Мы хотим еще одного ребенка. И с Зоей подыскиваем имя для ее братика или сестрички. «А может, близнецы у нас будут – сразу двое появятся», – мечтает она. Правда, дочь говорит, что иногда будет ревновать, потому что все внимание начнет уходить на малыша. Хотя я думаю, что она у нас уже взрослая и будет помогать мне. Обожаю, когда наша семья вместе, а не в разных концах света, не надо никуда спешить, а можно просто наслаждаться общением.

Фото №7 - Евгения Брик: «Сразу знала, что Тодоровский – мой человек»
Фото
кадр из фильма «Географ глобус пропил»

Блицопрос

— Вы часто ругаете себя за…

— Неорганизованность.

— Настоящая женщина не позволит мужчине…

— Застелить кровать.

— Вы никогда не перестанете…

— Сомневаться в себе.

— Жизнь научила вас…

— Не верить сплетням.

— Каждое утро говорите себе…

— Что обойдусь без кофе, но не обхожусь.

— Вместо миллиона роз хотите, чтобы вам подарили…

— Еще одного щенка. У нас уже три собаки, я люблю их. А цветы запрещаю дарить, не могу смотреть, как они гибнут, начинаю их спасать, но они все равно умирают.

Спорим, вы не знали, что Евгения Брик в студенческие годы подрабатывала официанткой.

Досье

Родилась 3 сентября 1981 года в Москве.

Выпускница музыкальной школы имени Мстислава Ростроповича по классу фортепиано.

В 2004 году окончила ГИТИС (мастерская Александра Збруева).

Сыграла около 40 ролей в фильмах и сериалах. Среди них: «Марш Турецкого», «Мужчины не плачут», «Предлагаемые обстоятельства», «Стиляги», «Географ глобус пропил», «Оттепель», «Эти глаза напротив».

Замужем за режиссером Валерием Тодоровским. Супруги воспитывают дочь Зою (2009).