– Сейчас на ТНТ идет комедийный сериал «Ольга», – говорит заслуженная артистка России Ирина Цивина. – Играю там развратную женщину, хозяйку борделя, авантюристку. Внешне я мягкая и пушистая, может, поэтому мне нравятся роли характерные. А Евгений Александрович Евстигнеев был первым, кто разглядел, что это мое амплуа.

Сразу поняла: это мой человек

Фото №1 - Ирина Цывина: «Жениться на мне Евстигнееву посоветовала бывшая жена»
Фото
личный архив Ирины Цивиной

– Я родилась в Минске, с детства собирала открытки с актерами. И на одной из них был Евгений Евстигнеев с загипсованной ногой из фильма Рязанова «Невероятные приключения итальянцев в России». Именно эта открытка стала служить у меня закладкой в книгах, на ней я писала номера телефонов, рисовала цветочки... Тогда не понимала, но сейчас думаю: наверное, в этом был какой-то знак судьбы.

Я поступила в Школу-студию МХАТ не из-за Евстигнеева, который там преподавал, а потому что мне нравились актрисы, окончившие ее: Ирина Мирошниченко, Татьяна Лаврова, Татьяна Васильева… Набирал курс Василий Петрович Марков. Когда впервые на втором курсе увидела Евгения Александровича, сразу поняла: это мой человек. И, что любопытно, у него возникли те же чувства. Этим он поделился со мной уже позже. Как педагог он проработал с нами два года, и, скажу, его обожали все студенты.

В 80-е не москвичи могли получить прописку, чтобы остаться в столице, только путем фиктивного брака. И мы, иногородние, судорожно искали варианты, чтобы за деньги нас кто-то прописал на свою жилплощадь. Я, естественно, тоже и рассказала об этом Евгению Александровичу. Он и познакомил меня с человеком. Я сразу поехала в Минск, набрала денег у друзей, и меня прописал администратор МХАТа, которого я видела в первый раз, когда мы с ним расписывались в загсе, а во второй – когда разводились. Евгению Александровичу на тот момент я была еще никто – не любовница и не жена, чтобы он мне деньги давал.

Уже получив диплом, зашла в Школу-студию МХАТ за какими-то документами и встретила там Евгения Александровича. «Ой, как жалко, что все закончилось», – сказала ему. И он назначил мне свидание. Но это не было свиданием в полном смысле слова. Евгений Александрович пригласил на съемки фильма, проходившие на Котельнической набережной… Мы начали встречаться. Долгое время я не могла сказать ему «ты» и называть по имени, причем не из-за большой разницы в возрасте (я ее не ощущала), просто он был для меня учителем. И трудно было перестраиваться.

Спросила: а где портрет сына?

– Мы жили поначалу вместе с дочкой Евгения Александровича Марией. Я ее уже знала, но Евгений Александрович, когда привел в дом, представил меня Маше в качестве любимой. Мне казалось, что она сразу приняла меня, я ведь не конфликтный человек. Но через много лет узнала, что она испытывала ревность. И я прекрасно понимаю ее: окажись на месте Маши, тоже, наверное, ревновала бы, ведь прошло всего около года после смерти ее мамы Лилии Дмитриевны, которая тоже была актрисой.

…На стене в квартире Евгения Александровича висели фотографии его мамы, Маши, Лилии Дмитриевны, известных людей, но там не было портрета сына, Дениса Евстигнеева. Я спросила: «Тут есть все, даже Жан Габен. А где Денис? Почему ты его фотографию не повесишь?» Он обрадованно: «А что? Можно?» Я даже удивилась, почему этого нельзя было сделать раньше. Не понимала, почему там не все общались друг с другом. Моя мама вышла из детдома, воспитывала меня одна, без отца, ей приходилось много работать, заниматься мною времени не было: я находилась в яслях, круглосуточном детском саду, на школьной продленке, в пионерских лагерях все лето. Но мама с детства мне говорила: «Ира, пойми, нет на свете плохих, есть обстоятельства, которые поставили хороших людей в определенные условия. Ты должна всегда помнить, что все люди хорошие». Она мне вдолбила это, и, когда вошла в семью Евгения Александровича, я знала, что в ней все хорошие.

Когда Евгений Александрович пригласил Дениса, чтобы мы познакомились, я приготовила вкусный обеда, накрыла стол… У нас с Денисом как-то сразу возник контакт. Недавно я снялась в его продюсерском проекте «Шакал» (продолжение сериала «Мосгаза», «Палач» и «Паук». – Прим. «Антенны»), заключительной части истории. Спасибо ему за роль, надеюсь, что я его не подвела и мы с ним еще поработаем. С Денисом я общаюсь меньше, чем с Машей: он мужчина. А с Машей мы можем трепаться о разных женских вещах часами.

Фото №2 - Ирина Цывина: «Жениться на мне Евстигнееву посоветовала бывшая жена»
На съемках сериала «Ольга»
Фото
канал ТНТ

Поженились с подачи Галины Волчек

— Когда мы начали жить с Евгением Александровичем, я еще состояла в фиктивном браке (по закону, чтобы получить московскую прописку, он должен продолжаться не менее трех лет). Но Евгений Александрович не поэтому не делал мне предложение, ему просто в голову не приходила такая мысль. А однажды пришел и сказал: «Выходи за меня замуж». Мне этого, конечно, хотелось, но я не ожидала, что предложение будет таким внезапным. Оказывается, он был у своей бывшей жены Галины Волчек, и мудрая Галина Борисовна сказала: «Женись на Ире, ей, как и любой девушке, хочется замуж». Так что поженились мы с ее подачи. Очень скромно расписались в загсе, собрали самых близких друзей и посидели в ресторане в узком кругу. У меня в жизни ни разу никакой свадьбы не было, хотя замуж я выходила потом еще дважды.

В то время Белоруссия была настоящей Европой – с более свободными нравами. Если в Москве за чтение писателей из черного списка могли посадить или выселить из страны, то в Белоруссии – нет. У меня был прекрасный учитель литературы, и он давал нам в старших классах читать и Солженицына, и Галича, и Булгакова. «Школьную программу вы все равно когда-нибудь прочтете, это легально». В девятом классе я прочитала самиздат Булгакова «Собачье сердце». Так что, когда Владимир Бортко прислал Евгению Александровичу сценарий, я уже знала это произведение, а муж его не читал. Поэтому я начала уговаривать его прочитать, а потом буквально умоляла взяться за роль профессора Преображенского. Он говорил, что устал от больших ролей, наигрался. Он действительно устал: порой после утренней репетиции улетал в другой город на съемки, а вечером прилетал, чтобы выйти на сцену МХАТа. Но Евгений Александрович, как и многие его друзья-шестидесятники, любил ругать то, что происходило в стране. Это обычно бывало во время кухонных посиделок. «А тут у тебя появилась возможность высказаться с экрана», – уговаривала я, и он не устоял. Но выдвинул мне условие, что приступит к съемкам, если я буду рядом. Сыграл он Преображенского прекрасно, считаю, лучшая его роль. А я была рядом, чтобы ему не было одиноко, и помогала учить наизусть каждую сцену. Поверьте, мне как актрисе осилить такой огромный объем текста без партнера невозможно.

Евстигнеев и Ефремов – сиамские близнецы

– Получив диплом, я много снималась, но Евгений Александрович был основой и смыслом моей жизни. В кино у нас случились два совместных проекта. «Яма» по мотивам повести Куприна, где я сыграла главную роль – Маньку маленькую, а Евгений Александрович – председателя суда. Но мы не пересекались на съемочной площадке. А второй фильм – «Елки-палки!» Сергея Никоненко, который снимался на море. У каждого из нас было по эпизоду. Там мы тоже не пересекались в кадре, но в командировку ездили вместе.

А в театре, во МХАТе, сразу после Школы-студии мы вместе играли в спектакле «Круглый стол под абажуром». У нас уже начался роман, но никто об этом не знал. В том числе и Олег Николаевич Ефремов, распределявший роли. И еще был гастрольный спектакль «Чеховские страницы», с которым мы ездили в Швецию, но тогда уже весь театр знал, что мы с Евгением Александровичем – пара.

Фото №3 - Ирина Цывина: «Жениться на мне Евстигнееву посоветовала бывшая жена»
Фото
личный архив Ирины Цивиной

Через несколько лет я буквально затащила Евстигнеева в спектакль Леонида Трушкина «Вишневый сад». Это была первая антреприза в нашей стране. Евгений Александрович говорил мне о нашей затее: «Господи, какой ерундой вы занимаетесь. Что это еще за антреприза?» Но Трушкин обладает таким уникальным даром, как умение уговаривать людей, и сумел заразить Евгения Александровича идеей. К тому моменту Евстигнеев был свободен от МХАТа и удачно ввелся за одну неделю на роль Фирса.

Вокруг ухода Евгения Александровича из МХАТа шло много пересудов. Говорили, каким плохим человеком оказался Ефремов. На самом деле произошел какой-то казус, нелепость. Ефремов и Евстигнеев были как сиамские близнецы. Если их разъединить, плохо и одному, и другому. Олег Николаевич не представлял театра без Евгения Александровича, который был плотно занят в репертуаре. А Евгений Александрович вдруг сказал ему: «Я так устал, только не давай мне новых ролей». И Ефремов вспылил: «Ну тогда уходи на пенсию». Просто в сердцах бросил эту фразу, не ожидая, что друг может написать заявление об уходе. Но прошло время, и Олег Николаевич начал звонить, просил вернуться. Однако муж уже был плотно занят в съемках и антрепризе Трушкина «Вишневый сад», а также у Сергея Юрского в «Игроках». Только поэтому и не вернулся. Произошла ссора двух людей, обожавших друг друга. Такое бывает.

Больше замуж не собираюсь

– Ходили разные слухи и вокруг нашего брака. Но, наверное, время показало, что никакой корысти, жажды славы в моей любви не было. Я так и не решилась взять фамилию Евстигнеева и никогда не просила у него ни одной роли. Прекрасно понимала, что живу с человеком, который ничего не будет делать ни для одного из близких ему людей в плане карьеры – ни для сына Дениса, ни для дочери Маши... Он сам говорил мне: «Вот заболеешь, я тебе ноги попарю, а просить за тебя не буду». Это его комплексы, а может, такое поведение связано с тем, что многие от него все время что-то хотели, поскольку он был известным человеком: то квартиру получить, то звание… Он стеснялся этого. Согласитесь, за чужих просить проще, а за своих не все могут, и он тоже не мог. И если Денис состоялся в профессии, то вопреки отцу, если Маша (актриса Мария Селянская. – Прим. «Антенны»), то тоже. Хотя и не без помощи Галины Борисовны, которой хватило мудрости взять дочь бывшего мужа в свой театр. Ну а если и я что-то сделала в профессии, то тоже вопреки тому, что была женой великого артиста.

Не хочу вспоминать день, когда не стало Евгения Александровича. Все произошло в доли секунды, я не верила в это. Состояние мое не передать словами. На девятый день после похорон Господь, наверное, спас меня, послав идею сделать книгу о Евстигнееве. Но денег на издание не было. 1992 год, перестройка. Я судорожно думала, у кого можно было бы занять необходимую сумму. И вспомнила человека, которому в свое время Евгений Александрович спас жизнь. Его задержали за продажу антикварных икон, началось расследование. Евгений Александрович приехал в тюрьму к начальнику, разговаривал с ним всю ночь. Наверное, они выпивали, но к утру все бумаги, компрометирующие того человека, были уничтожены. Не буду называть его имени, он был освобожден, теперь живет в другой стране. И когда я ему позвонила, он привез мне полный целлофановый пакет денег (тогда ведь в 90-е все были миллионерами), который я отнесла в издательство. И погрузилась в книгу, которую делала почти год: брала интервью, записывала их на диктофон, расшифровывала, редактировала… Все время думала о Евгении Александровиче, было ощущение, что он тут, где-то рядом, просто куда-то уехал на время.

Потом я вышла замуж, развелась, после чего был еще брак. Сейчас понимаю, что эти мужчины мне были посланы, чтобы у меня появились на свет дети. Обещала Евгению Александровичу: если рожу ребенка (неважно, мальчика или девочку), назову Женей. Так и поступила. А вообще-то считаю, что у меня был только один муж – Евгений Александрович Евстигнеев. И все. Больше замуж я не собираюсь.

Сын Женя (ему 22 года) учится в институте на художника. Посмотрим, что из него выйдет. Дочка Зина недавно выиграла грант, ей 19 лет. Живет в Нидерландах, поступила там в академию искусства. Рада, что у нее все хорошо, мы каждый день общаемся по телефону и скайпу.

Фото №4 - Ирина Цывина: «Жениться на мне Евстигнееву посоветовала бывшая жена»
Фото
личный архив Ирины Цивиной

Я исправлюсь, обещаю

– …Я была вместе с Евгением Александровичем около восьми счастливых лет. И моя личная жизнь после его ухода не сложилась из-за него. Я переживала с другими мужчинами уже тот уровень отношений, когда начинались ссоры. С Евгением Александровичем у нас разладов не было. Я вообще не видела, чтобы он с кем-то ссорился. Если я что-то делала, на его взгляд, не так, он говорил: «Лапочка, ты себя так плохо ведешь». И меня сразу начинала мучить совесть. В театре его любили все. Он был тихушник, старался не лезть в конфликт, замкнутый и закрытый. И для многих, как и для меня, остался загадкой.Недавно сын Евгения Александровича Денис установил новый очень красивый памятник отцу на Новодевичьем кладбище. А я сделала клип на песню о любви «Эхо», посвятила его памяти и исполняю на всех своих творческих встречах и фестивалях. К 90-летию готовлю книгу о нем. Хочу, чтобы, пока близкие живы, Евгения Александровича Евстигнеева не забывали. Дома у меня стоит его фотография, я часто подхожу, смотрю на него и говорю: «Слушай, я что-то так себя плохо веду, но обязательно исправлюсь, обещаю». Это меня очень стимулирует, чтобы по своей доверчивости не делать глупости.