Ксения Раппопорт: «Я «душу» любовью своих дочерей»

«Разница между моими дочерьми – 17 лет. В юности и зрелости материнство переживается по-разному. Но в любом случае оно одновременно делает тебя и сильнее, и уязвимее. В чем-то я стала еще более сентиментальной, а в чем-то, наоборот, жесткой и даже свирепой, как мать-волчица», – говорит актриса.

Ксения Раппопорт: фото
Фото:
Persona Stars

Ксения, в фильме «Мама дарагая!», который выходит в прокат 16 апреля, вы сыграли женщину, одержимую любовью к взрослому сыну и стремлением оградить его от всех возможных опасностей – начиная от микробов и заканчивая девушками. В подходе к воспитанию вы похожи?

Я могу ее понять. Да, маму Галю трудно назвать прирожденным педагогом. Весь смысл ее жизни заключен в единственном сыне. Она изливает на него всю любовь, на которую способна. А способна она на многое. Этот неостановимый поток любви, заботы, переживаний, естественно, превращает жизнь ребенка в ад. Для моей героини нет других мужчин, кроме сына. Поэтому всю свою женскость она переплавила в материнские чувства. Страх за своего ребенка превратил ее в настоящего маньяка. Ей всюду мерещатся сквозняки, инфекции и опасные контакты. Но все мы, родители, хотим для своих детей самого лучшего. И мы все сходим с ума от страха за детей, от желания уберечь их от любой беды, от тревог и обид. Хочется везде «подстелить соломку». Конечно, то, что творит мама Галя, – безумие. Но это безумие есть проявление большой любви.

Фильм получился очень смешным. А с каким настроением вы над ним работали?

Настроение было веселое, переходящее в отчаянное, – фильм снимался за 27 дней. Времени катастрофически не хватало. К тому же комедия – гораздо более сложный жанр, чем драма или мелодрама. Боль и грусть – чувства во многом универсальные, а вот чувство юмора у всех очень разное. Непревзойденным мастером жанра была, конечно, Марина Голуб (она сыграла подругу главной героини, и фильм стал ее последней работой. – Прим. «Антенны»). И я училась у нее всему чему могла. Она безупречно держала интонацию и темп, а это самое сложное в комедии. В этом смысле Марина задавала тон всем на съемочной площадке. Дни, когда она снималась, были настоящим праздником! Она входила в любое пространство с энергией шаровой молнии, все мгновенно начинало вращаться и концентрироваться вокруг нее.

Походное детство

Ксения Раппопорт: фото
Фото:
Кадр из фильма

Подход вашей героини к воспитанию сына, конечно, вызывает вопросы. А как вас воспитывали родители?

Они продолжают меня воспитывать. Своей любовью. В моем детстве не было никакого насилия, битья ремнем, стояния в углу. Только любовь и интерес. Родители творили для нас с сестрой такой мир, который мог бы увлечь, пробудить желания и способности. Тогда мне казалось, что весь мир такой прекрасный и есть. Сейчас понимаю, что мое волшебное домашнее детство – это сознательный и великий труд родителей. Это не отменяет того, что моя мама иногда почти «душит» меня свой требовательной заботой, как моя героиня в фильме, и как, наверное, я сама иногда «душу» любовью своих дочерей.

С чем связаны яркие воспоминания детства?

В детстве я считалась больше папиной дочкой, ходила с ним в длинные байдарочные походы, иногда на несколько недель. И это были настоящие большие путешествия. Все серьезно: пороги, испытания, мокрые палатки и спальники, обед из только что пойманной рыбы. И это самое что ни на есть серьезное воспитание. Представьте, человек в 11 лет готовит на костре еду на всю байдарочную компанию, понимая, что пятнадцать очень голодных человек ждут обеда. Надо успеть, и попробуй пересоли! Кроме того, вокруг никакой цивилизации, никаких отелей и пансионатов. Не поставил палатку – негде спать, поставил плохо – промок под дождем или тебя съели комары. Но зато есть и незабываемые бесценные моменты: удачно пройденный опасный порог, невероятной красоты места, куда можно добраться только по воде, умение мгновенно развести огонь в любых погодных условиях и папина гордая, чуть хитрая улыбка.

Вы довольно рано, в 20 лет, стали мамой. Был ли это осознанный шаг, вы к нему готовились?

Конечно нет. Как можно быть к этому готовой в двадцать? И само рождение дочки, и ощущение, что я теперь ответственна за это крошечное существо, стали на первых порах для меня огромным потрясением.

Что помогло вам повзрослеть?

Прежде всего мои родители конечно же. Еще я тогда перелопатила огромное количество литературы по воспитанию и раннему развитию детей. Занималась с дочкой (Аглая Тарасова, ныне актриса. – Прим. «Антенны») по разным модным тогда методикам. Сейчас понимаю, что главное – это любить ребенка, принимать его индивидуальность и получать удовольствие от общения с ним. А сколько он знает художников, букв и цифр в три года – совершенно не важно.

Не убережешь влюбленного советом

Ксения Раппопорт: фото
Фото:
Persona Stars

Вы говорили, что у вас с Аглаей совсем разные характеры. И со стороны действительно складывается такое впечатление. А есть ли у вас все-таки что-то общее?

Вы знаете, в детстве мне казалось, что у нас с моей мамой совсем разные характеры, но с возрастом я все чаще и чаще обнаруживаю в себе ее черты. Что-то подсказывает, что и дочерям этого не избежать.

Аглая тоже стала актрисой (она играет Софью Калинину в сериале «Интерны». – Прим. «Антенны»). Вы одобряли ее первые шаги или, наоборот, отговаривали?

Отговаривать не пыталась, в этом не было смысла. Аглая с детства ездила со мной на съемки и гастроли. Поэтому она прекрасно знает все трудности и радости, всю изнанку актерской профессии. Я никогда не считала нужным от нее что-то скрывать. Поэтому она имела возможность не только увидеть мир, но и понять, что актерство – это ежедневный труд. Так что решение она принимала сама.

А в сердечных делах дочка обращается к вам за советом? Родители ведь часто стараются оградить детей от собственных ошибок.

Стараются, но напрасно. Это невозможно, мне кажется. Уж точно не убережешь влюбленного советом. И какой нормальный юный человек, когда он отчаянно влюблен, будет слушать чьи-то напутствия?! Можно сколько угодно рассказывать об этом чувстве, но у каждого здесь собственный опыт. Качество которого, кстати, не всегда зависит от количества прожитых лет.

Второй раз вы стали мамой, когда вам было 36. С Соней по-другому ощущаете материнство?

Разница между дочерьми – 17 лет, поэтому для меня практически все было заново. Когда несколько детей растут вместе, наверное, проще. Конечно, материнство в юности и зрелости переживается по-разному. В 20 лет ты в ужасе от того, что не понимаешь, что же делать с этим крошечным существом, как его запеленать. В 40 – тебя больше волнует тот мир, в котором предстоит жить твоему ребенку. Но в любом случае материнство делает одновременно и сильнее, и уязвимее. В чем-то я стала еще более сентиментальной, а в чем-то, наоборот, жесткой и даже свирепой, как мать-волчица (смеется). Еще для меня сейчас важная тема – дети-бабочки. Я состою в фонде, который стремится облегчить жизнь малышей с редким генетическим заболеванием «буллезный эпидермолиз»: их кожа ранима и хрупка, как пыльца на крыльях бабочки. Я узнала о них четыре года назад, когда мне позвонили и попросили записать на радио сказку в помощь этим детям.

Съемки с Кустурицей

Ксения Раппопорт: фото
Фото:
кадр из фильма

Вы стали успешной актрисой не только в России, но и в Италии. Чувствуете себя немного итальянкой?

Совсем нет. Хотя у русских с итальянцами много общего. И мы, и они беспечны и ленивы, но эмоциональны и категоричны в суждениях. Так же, как и русские, они часто надеются на авось, хотя аналога этому слову в итальянском нет. Но благодаря прекрасному климату итальянцы люди более солнечные. А мы – сумрачные. Я, например, совершенно питерский человек, типичная «болотная лягушка», которая постоянно хандрит и рефлексирует (смеется). Мы ведь живем на болотах и солнце видим редко. Кстати, забавно, что из-за нашего климата итальянцы считают нас абсолютно морозоустойчивыми. Когда я мерзла на съемках в Италии, зимой, на страшном ветру, они искренне удивлялись.

Недавно на экраны вышел фильм «Ледяной лес», где вы играете вместе с Эмиром Кустурицей. Расскажите про эту картину и как вам работалось с Эмиром?

Это итальянская картина, снятая молодым режиссером Клаудио Ноче в жанре нуар. По сути это психологический детектив, правда, очень запутанный. Я впервые в жизни играю женщину-полицейского. Расследую преступление, совершенное в горах на границе Италии и Словении. Человека, которого разыскивает моя героиня, играет Эмир Кустурица. Наши герои встречаются только единожды в сцене – на невероятно красивом мосту высоко в горах. Когда мы со съемочной группой впервые вышли на этот мост, минут десять все стояли молча, затаив дыхание, глядя на заснеженные хребты гор под нами. И тут Кустурица сказал: «В таком месте можно играть только про любовь!» И хотя в сцене ровно ничего не было о чувствах, мы именно так ее и сыграли. А в конце Эмир неожиданно запел! И эта его прекрасная печальная песня на мосту так и вошла в фильм.

Вы проводите в Италии много времени. Где теперь ваш дом?

В Италии провожу ровно столько, сколько длятся съемки. Летая в перерывах на спектакли. А живу и работаю в Петербурге. Ничего не изменилось.

Антиквариат вместо украшений

Ксения Раппопорт: фото
Фото:
Getty Images

Что для вас значит любовь?

То, без чего любое дело теряет смысл…

А красота?

В юности мне казалось, что наряжаться и подчеркивать свою женственность – ужасная пошлость. И, конечно, мне все в себе не нравилось. Сейчас, как и у любой женщины, у меня бывают два состояния: иногда вполне довольна тем, как выгляжу, а иногда смотрю в зеркало – и понимаю, что это какой-то кошмар. Внешняя красота – понятие весьма относительное. Тем более в актерской профессии. Чем больше трансформируется твоя внешность, тем шире амплитуда твоих возможностей.

Читала, что вы не любите украшения, макияж и вечерние платья. Почему?

Не могу сказать, что не люблю. Просто на это необходимо потратить большое количество времени и усилий. А мне не хватает терпения. Скорее потрачу время на поход по блошиным рынкам или книжным лавкам, чем по магазинам одежды. А с украшениями у меня элементарная несовместимость – они мне быстро начинают мешать, я их снимаю и тут же теряю.

Вы как-то сказали, что видите себя не в этом веке, а в позапрошлом. Как вам живется в эпоху высоких скоростей и Интернета?

Я совершенный дикарь и в современной технике ничего не понимаю. Но не пользоваться Интернетом сейчас просто невозможно. Слишком многое туда переместилось. Например, почти все сотрудники фонда «Б.Э.Л.А. Дети-бабочки» находятся в Москве, и чтобы быть на связи, я иногда часами не вылезаю из телефона и компьютера. Меня научил общаться с техникой и Интернетом один замечательный человек – фанат Стива Джобса и Apple. Но я по-прежнему категорически не могу представить себя круглосуточно живущей в социальных сетях, публикующей фото себя и еды или следящей за чем-то подобным. Личное пространство каждого из нас сузилось до такой степени, что теперь за него приходится бороться. Раньше ведь нам как-то удавалось общаться без мобильных телефонов, договариваться и приезжать при этом вовремя на съемки в назначенное место. Прекрасно, что появились навигаторы, но очень грустно, что таксисты теперь не знают ни одной улицы в городе, в котором работают. Без нынешних возможностей и скоростей было совершенно другое ощущение времени и другое качество проживания этого времени. Это особенно остро понимаешь, читая мемуары и переписку. Была другая степень доверия между людьми и степень доверия человека к миру. С другом, находящимся от тебя на большом расстоянии, нельзя было моментально связаться, но можно было думать о нем и говорить с ним в письмах. Писать и ждать ответа.

Досье

Ксения Раппопорт: фото
Фото:
Starface

Родилась: 25 марта 1974 года в г. Ленинграде.

Образование: Санкт-Петербургская государственная академия театрального искусства.

Карьера: с 2000 года – актриса санкт-петербургского Малого драматического театра. В кино сыграла около 50 ролей, в том числе в фильмах «Есенин», «Ликвидация», «Человек, который любит», «Два дня», «Белая гвардия», «После школы», «Мама дарагая!».

Семейное положение: не замужем. Дочери Аглая (20 лет) от бизнесмена Виктора Тарасова и София (4 года) от актера Юрия Колокольникова.

Спорим, вы не знали, что…

К моменту проб на свой первый итальянский фильм «Незнакомка» режиссера Джузеппе Торнаторе Ксения совсем не знала иностранного языка. Актрисе пришлось «обшутить» режиссера, сделав вид, что ей не нужен переводчик, она и так все понимает. Как только получила роль, Ксения тут же начала интенсивно изучать итальянский. И сегодня владеет им в совершенстве.

Комментарии

1
  • Все комментарии
  • А бык осеменитель есть у бабки или она от святого духа понесла?