Мария Аниканова: «Лучше прервать отношения. пока не началась ненависть»

Актриса сериала «Невозможная женщина» рассказала о том, как пережила расставание с Андреем Сипиным.

Фото
Кадр из сериал «Невозможная женщина»

Вы с двух лет занимались фигурным катанием. Как в вашей жизни возник кинематограф?

Так случилось, что я рассталась с партнером по фигурному катанию Андреем Чернышевым, который сейчас женат на Насте Заворотнюк. Он уехал в Америку на заработки, а я осталась без пары. Меня частенько приглашали на пробы, но я их игнорировала, тренировки — было не до этого, а тут после очередного звонка сходила на кастинг к Сергею Соловьеву на фильм «Под звездным небом», меня утвердили — и понеслось. Мне было 16 лет.

Потом Соловьев взял во ВГИК без экзаменов?

Нет, они, конечно, были. Сергей Александрович репетировал со мной. И экзамены сдавала, но я их удачно прошла с помощью Соловьева. Я не была в то время одержима актерской профессией. Через полгода должна была поступать в физкультурный институт, но решила попробовать. Через год ушла в Щукинское училище. В то время произошла полная перестройка в кинематографе (это начало 90-х годов), появились продюсеры. Мне показалось, я начала болтаться в институте, а так как я привыкла пахать с двух лет, меня это обескуражило. Решила, в Щуке буду занята 24 часа, чтобы получить профессию.

Но занятия фигурным катанием помогли вам в дальнейшем. Вы занимались с Татьяной Тарасовой, подругой Галиной Волчек. Это она приняла вас в «Современник»?

Тут все по-другому. На четвертом курсе Щуки я ходила показываться в театры, меня брали в «Сатирикон», а потом пришла в «Современник», меня тоже приняли, но Галина Борисовна не знала, кто я. И я этим горжусь. Только потом Тарасова позвонила Волчек и сказала обо мне. Галина Борисовна была приятно удивлена… Когда я начала учиться в Щуке, Соловьев загорелся фильмом «Анна Каренина», начал проводить пробы, но денег на картину не удалось найти. А потом, через лет 15, я случайно услышала, что Сергей Александрович вновь начинает этот проект. И я ему позвонила. Он был крайне удивлен, потому что в романе Толстого Кити молода. Я ему сказала, что мне 16. Он: «Что ты хочешь?» Я: «Пробу». И я пришла. Соловьев на меня посмотрел и сказал: «Да, тебе не 16». У меня все оборвалось. А он продолжил: «Тебе не 16, а 12 лет». Сделали фотопробы, меня утвердили.

Двое из ваших мужей — фигуристы. Это судьба?

Да, конечно. С Женей Платовым мы катались вместе. Хотя, когда у нас начался роман, я уже снималась в кино и к фигурному катанию имела мало отношения. Просто с Женей мы пересеклись в «Лужниках», я пришла посмотреть соревнования. А с Илюшей Куликом познакомились в доме Татьяны Тарасовой. Так что судьба.

Дочь Аглая радует?

В третий класс перешла. Характер у нее своеобразный, не похожа ни на меня, ни на Андрюшу (отец Аглаи — актер Андрей Сипин. — Прим. «Антенны»), хотя внешне она — абсолютно папа. Учится хорошо, что приятно. Занимается баскетболом, высокая для своего возраста.

Как дочь воспринимает маму-актрису?

В первом классе учительница спрашивала, кем работают родители. Конечно, в школе знали, чем я занимаюсь. А дочь встала и сказала: «Папа у меня строитель, а мама работает официанткой». Я спросила ее: «Почему ты так ответила?» Она мне: «Посмотрела я фильм, где ты официантку играешь». У нее своеобразное отношение к моей профессии.

Вы решили расстаться с отцом Аглаи. Страха не было?

Я не инвалид, не безрукая, не безногая. Зарабатывать могу. А зачем жить с человеком, когда понимаешь, что не можешь? И ребенок все это видел. Мне кажется, лучше прервать на этапе, когда не началась ненависть друг к другу. Это дается нелегко. Мы общаемся с Андрюшей. Создавать семью пока не собираюсь. Если что-то екнет, то я первой побегу, почему бы нет. Но ради того, чтобы просто была семья, — нет.

Материалы по теме

Комментарии

0