Реклама

Сергей Астахов: «Я уже пять лет влюблен в учительницу»

Актер, недавний участник в шоу «Три аккорда», познакомил «Антенну» со своей любимой девушкой. «Я не афиширую личную жизнь, но и не прячусь, – признается в эксклюзивном интервью Сергей. – Мы с Викой вместе уже пять лет, она учительница в начальных классах. Никогда ни с кем не проводил столько времени, сколько с ней».

— «Три аккорда» – эксперимент, который не имеет для меня дальнейшего развития, – говорит Астахов. — Я актер, это моя профессия. Но не считаю, что хорошо пою. Пение – тяжелый, порой неблагодарный процесс. Может, если бы сейчас занялся этим серьезно, то лет через пять-семь получился бы достойный результат. Хотя еще не факт. А вот так, с кондачка, как я вышел в «Трех аккордах», не то. Тем не менее стараюсь как могу, выкручиваюсь. Посмотрел бы я на певцов на конкурсе актерского мастерства – им бы тоже, как и нам, пришлось бы несладко!..

Сергей Астахов с возлюбленной Викторией
Фото
Сергей Джевахашвили

– Мы так долго договаривались о встрече, что успели перейти на «ты». Сейчас ты снимаешься в сериале НТВ «Под напряжением», и знаю, что отказался от многих проектов ради этого фильма. Правда?

– Да, и думаю, что это будет бомба. История, похожая, казалось бы, на все, но в то же время не похожая ни на что. Расследуется крайне странное убийство. Находят труп, зарытый в землю, а над ним еще один – скелет человека, который был похоронен 300 лет назад. Как такое может произойти? Эту загадку приходится разрешить моему герою – он психоаналитик. И следственный комитет приглашает его, чтобы он разобрался с мотивами преступления. 36 серий – полгода работы по 12 часов в день в Геленджике, порой в 37 градусов жары. Надеюсь, зрителям проект понравится. Это не боевик, а психологический триллер, в нем присутствует приятный «запах театра», заставляющий размышлять и сопереживать. Я никогда такого не играл. Герой – фанатик своего дела, как я, как ты…

Внешность – важная штука

– Ты ведь начал сниматься довольно поздно, года в 32. Но за 15 лет уже более 100 фильмов. Считал когда-нибудь, в скольких проектах участвовал параллельно?

– Раньше все было по-другому. Лет семь назад играл в одном проекте неделю, в другом – 15 дней, в третьем – 20… Вот и набегало по несколько фильмов год. Да, цифра 100 приятна, хотя количество меня уже мало волнует. Назову три картины из ста: «Черная богиня», «Институт благородных девиц» и «Под напряжением». Так вот, за каждую из этих ролей я отдал из своей жизни по 150 дней в году – это полтора года ежедневно…

– Популярность накрыла неожиданно?

– Все происходило медленно, ступенька за ступенькой. И хорошо, что это произошло не в молодые годы, а то голова съехала бы. А так все обошлось без звездной болезни и нимба славы. Хотя не люблю этих слов. Я работал вместе с Аленом Делоном – вот у него слава метров на 20, как у королей мантия, ее ощущаешь четко. Мы вели в Алма-Ате для казахских друзей одно мероприятие. Ален оказался с юмором. На сцене все время говорили: «Сегодня у нас большой гость – Ален Делон, любимец казахских женщин». В итоге Делон не выдержал, взял микрофон: «И не только казахских…» Конечно, мне приятно, что узнают, фотографируются со мной, уделяют чуть больше внимания, чем кому-то другому… Но знаю: чтобы повезло, надо оказаться в нужном месте в нужный час, причем до этого места нужно еще доковылять и порой эта дорожка занимает полжизни. Причем надо идти так, чтобы ни в коем случае не споткнуться и не упасть.

– Запоминающая внешность помогала в карьере?

— Да, и за это отдельное спасибо маме и папе. Если взять любого артиста мирового кинематографа, то у всех известных запоминающаяся внешность. Вот Бельмондо: раз увидишь – и не забудешь никогда. Возьми Луи Де Фюнеса – он некрасивый, но безумно обаятельный. Мне повезло. Я знаю немало актеров, которые талантливее меня, но они практически неизвестны зрителю. Визуальный ряд, к сожалению или, в моем случае, к счастью – важная штука. Получается, порой одного таланта мало. Да, наверное, бывают красивые морщины на лицах людей. Но кино – это искусство молодых. Не помню в современном кинематографе главных героев, которым было бы за 70 лет. В основном молодые люди.

Кажется, что у меня нет дома

Сергей Астахов
Фото
Максим Ли/Первый канал

– Знаю, что в своей первой квартире ты практически сам делал ремонт. Почему? Не было финансов или любишь работать руками?

— Понимаешь, я не актер актерыч. У меня папа военный, мама военная. Я жил в мире, в котором если ты хотел есть, то брал банку тушенки и открывал ее ножом. А если хотел, чтобы твои книги стояли на полке, то надо было взять доску и приспособить ее под книги. И я это делал чуть ли не до 30 лет, причем довольно успешно. Да, я могу действительно сам сделать ремонт. И не только – починить машину и даже прооперировать кошку. Так что я не только красиво стою в экране, но и живу обычной жизнью вот уже почти 50 лет.

– Сегодня, наверное, тебе грех жаловаться – есть квартира в Москве, любимая работа…

– Да, но есть другая проблема. Раньше я мечтал о комнате в 20 метров и, когда она у меня появилась, ощутил себя счастливым человеком. А сейчас 200 метров рассматриваются в качестве кабинета… Все странно. Я каждый день работаю, но точно понимаю, что надо что-то менять… Ну еще 10 лет, ну еще 15 – и?..

– Боишься, что будет дальше?

— Нет, я вообще не боюсь будущего. Лишь бы, как говорят, не мучиться. Я уже давно самостоятельный человек. Вот во время кризиса (два года назад) сделал свой спектакль «Что творят мужчины». Пошел в РАО, зарегистрировал права, и выступаем теперь с ним по стране. Недавно в Америку пригласили, только из Лондона вернулись. Тут все мое – я режиссер, продюсер, сценарист, актер… Взялся все делать сам не потому, что некому было доверить, просто было интересно. Сделал все как хотел, и мне безумно приятно, что это приносит и деньги, и удовольствие. Мы на сцене больше двух часов, и, поверь, мало найдется спектаклей, на которых зрители так много смеются. Есть еще проект – «Роковое наследство», его гастроли на год расписаны. Но в последнее время стал задумываться о том, что в 60 лет не хотел бы жить, как сегодня. В прошлом году только с антрепризой я сыграл около 300 спектаклей. Это сотни километров дорог, разные зрители, разная энергетика. Да, я люблю свою профессию, привык к переездам – папа был военным, с детства по разным городам, поселкам, военным гарнизонам, в которых всего три дома… Но мне до сих пор кажется, что у меня нет дома.

– Да, вот интересно, папа и мама военные, а актерская профессия – с чего вдруг? Из-за внешности?

– Не из-за внешности, а от дурости. Я был маленький, глупенький деревенский мальчик. И когда я после армии приехал к родителям, перебравшимся к тому времени в Воронеж, то не понимал разницы между троллейбусом и трамваем. Я их просто ни разу до этого не видел. Куда мне надо было поступать? Я школу еле с тройками окончил, пошел в политех – выгнали сразу, потом в радиошколу – убежал сам. Мне сказали, что в театральном нет экзаменов – надо просто спеть и сплясать. Вот и отправился туда. И мне стало интересно жить, учиться. Мы начали репетировать «Бег» Булгакова, я играл генерала Черноту, которого в фильме исполнил Михаил Ульянов. Смотрел картину, старался копировать Ульянова, читал со сцены чужие слова и получал огромное удовольствие.

– Окончил театральный, стал знаменитостью местного театра, а потом стало тесно – поехал покорять Москву?

– Нет, не тесно. Просто неинтересно. Мне всегда хотелось развиваться.

Любовь имеет столько оттенков...

Сергей Астахов с дочерью Машей
Фото
Сергей Джевахашвили

– У тебя первый брак случился в 19 лет – это юношеская дурь?

– Нельзя говорить, что дурь. Да, наверное, у парня в 19 лет мозги работают иначе, чем у взрослого мужчины. Это сейчас я понимаю, что тогда еще рассуждал по-детски. Многие после школы женились, рожали детей, воспитывали их. Я не смогу вернуться в свои 19 лет и раскрыть свою мотивацию. Наверное, полюбил... Любовь имеет столько оттенков, нюансов, но в целом она всегда со временем трансформируется – у кого-то выживает, у кого-то умирает. Это как счастье – любовь не может длиться 26 лет каждый день по 24 часа.

– Получается, и во втором браке любовь не выжила? К сегодняшнему этапу жизни ты подошел уже с двумя разводами…

– Ты все помнишь хорошо, что делал в 19 лет? Нет. Поэтому и я бы сказал, что у меня был один брак (с актрисой Викторией Адельфиной развелись в 2011 году. – Прим. «Антенны»), от которого взрослая дочь. Да, у меня изменилась личная жизнь. В молодости нам кажется, что времени навалом. Но когда переходишь во вторую часть жизни, уже видишь дверь в другой мир. И начинаешь ко многому относиться иначе. Думать обо всех, кто был в твоей жизни, с уважением. Тебе ведь на тот момент было хорошо с этими людьми. Кто-то говорит: родители умерли. Я не приемлю этого слова. У меня уже нет отца, но он для меня не умер. Он живет во мне. И я всем желаю, чтобы люди помнили близких, даже если теперь они меньше с ними общаются.

– У тебя остались хорошие отношения со второй женой после развода?

– Да, у Вики все хорошо, она замужем, родился ребенок, и я поздравил ее с этим событием. А как иначе? Всем нам надо оставаться людьми.

– Дочь Маша сыграла около 15 ролей в фильмах, но в актерский вуз не пошла. Почему?

– Любой человек, тем более ребенок, всегда находится под впечатлением чего-то яркого. И Маша тоже была под впечатлением своего папы. Там софиты, все красиво, папу все знают и любят. Она захотела повторить мой путь. Но она еще тогда была ребенком и неосознанно ко всему подходила. А в 16–17 лет дочь уже наигралась в актерскую работу. Для нее моя профессия была как игрушка. И Маша остыла, ей стало неинтересно. Она даже пошла во ВГИК, прошла прослушивание у Александра Михайлова, ей сказали, что она будет там учиться. Но она сама не захотела. Я долго разговаривал с дочкой и про себя подумал: «Ну и слава Богу». Сказал Маше лишь одно: «Ты должна очень захотеть того, чем будешь заниматься всю жизнь». В итоге она сначала пошла на журналистику, а затем оттуда ушла и теперь учится в Высшей школе экономики.

– Отношения с дочерью какие?

– Прекрасные, дружеские. Мы вместе отдыхаем. Я вижу, что мы вырастили и воспитали нормальную дочь, может, не очень современную, но это и хорошо.

Разница в 16 лет – это нормально!

– Познакомься, это моя Вика.

– Очень приятно. А я считал, что ты завидный холостяк…

– Я никогда не афиширую свою личную жизнь, но и не прячусь. Я уже пять лет с Викой, она учительница в начальных классах. Отмечу одно: за всю свою жизнь я ни с кем не проводил столько времени ежедневно, сколько с ней. Не знаю, как она меня выдерживает, я парень не из первой простой десятки. Но при этом мне и, надеюсь, что и Вике, комфортно, когда мы вместе. Это бывает крайне редко, когда какие-то энергии, флюиды сочетаются. Ведь я люблю побыть один, а сейчас, может, время пришло, а может, просто повезло, что я встретил Вику. И я не буду анализировать наши отношения – выяснять, за что я ее полюбил, что в ней такого, чего нет в других. Не хочу! Нам просто хорошо вдвоем.

Сергей с родителями
Фото
личный архив Сергея Астахова

– А почему не женишься?

– Я честный парень, предлагал Вике устроить свадьбу. А она: «Не хочу!» Скажи, Вик, было ведь такое?

Виктория: Сейчас объясню. Я тоже не люблю ничего афишировать, я совсем (в отличие от Сергея) не публичный человек. Распишемся и сыграем свадьбу, когда родим.

– Думаете о пополнении?

В.: Конечно!

С.: Не думаем, а вовсю работаем над этим вопросом. Признаюсь, не хочется сглазить нашего счастья. Я бы не хотел, чтобы у нас все закончилось. Во-первых, по утрам я уже плохо встаю, Вика мне помогает, а о том, что будет лет через семь, даже подумать боюсь. Так что мы будем друг другу опорой…

В.: Он кокетничает о том, что плохо встает по утрам. Его энергии на сто человек с лихвой хватит! Сережа для меня единственный человек, с кем я могу быть 24 часа вместе, и мне этого не хватит. Вот мы провели месяц в Европе и не устали друг от друга.

– Вика, а вас не испугало при знакомстве, что Астахов – известный актер, что у него могут быть поклонницы?

В.: Я не сразу поняла, что это Сергей Астахов. Видела, что лицо знакомое, но не могла вспомнить, где его встречала. А потом подружки сказали, что это актер.

С.: Это правда, она вообще не видела ни одной моей роли.

В.: Что поделать, если я не смотрела русские сериалы и фильмы. А когда мне сказали, кто Сережа на самом деле, мне и вправду стало страшно. Я не хотела менять свою жизнь, но понимала: если у нас возникнут серьезные отношения, то жизнь в корне изменится – появится другой круг общения… Хотя Сергей мне сразу понравился, у него очень запоминающееся лицо.
С любимой девушкой Викой во время отдыха в Европе
Фото
личный архив Сергея Астахова

– А как познакомились?

В.: Случайно в клубе.

С.: Она немножко выпила шампанского. Мы мило пообщались, а потом никак не могли встретиться.

В.: Сережа был на гастролях, а потом я тоже была занята. Признаюсь, немного боялась первой встречи.

В.: Но мы встретились и с этого времени вместе. Потихоньку начали сближаться…

С.: А потом я сказал: «Все, хватит, переезжай ко мне!». А Вика жалобно: «У меня много вещей». Я: «Не волнуйся, все перевезем».

С.: Кота отправили к моей маме, не потому, что я не люблю животных, просто у меня страшная аллергия на кошек. Так что я в этом не виноват.

– Какая у вас разница в возрасте?

С.: Сколько у нас, Вика?

В.: 16 лет, и мне кажется, что это нормально. Встретились, когда мне было 28.

С.: 16 лет – это ничто! Я не хочу, чтобы моя Вика сомневалась в нашем совместном будущем. Хочу, чтобы чувствовала себя спокойнее и увереннее, чтобы в ее глазах не было сомнений и она продолжала бы улыбаться так, как сейчас.

В.: У меня в роду бывали близняшки – мальчик и девочка. Очень бы хотела, чтобы и у нас с Сережей так случилось – сразу двойню родить. А если не получится, то пусть будет мальчик. Сережа даже имя для него придумал – Александр.

Блицопрос

– Ваше самое любимое состояние?

– Тот момент, когда я что-то сильно захочу сделать. Непередаваемое ощущение.

– От чего вы хотели бы избавиться?

– От последних 20 лет своей жизни.

– Если везение от вас отворачивается…

– Я поворачиваю его к себе.

– Если что-то внушает страх…

– То бегу от этого.

– Что нужно, чтобы завоевать женщину?

– О, этого даже Александр Сергеевич Пушкин не знал.

– Вы бываете невыносимы…

– Когда срываю свое зло на других.

Спорим, вы не знали, что…

Сергей Астахов во время службы в армии играл на духовом теноре в военном оркестре на похоронах.

Комментарии

0
под именем