«Мне нравятся девушки в платьях»

Алексея Воробьева
Как денди лондонский одет
Фото
из архива Алексея Воробьева

Какая она, девушка твоей мечты? Меняется ли ее образ со временем?

– Мне всегда нравились девушки в платьях. Девушки по-настоящему женственные, а не девушки «свой парень». Это остается неизменным, как и обязательное для моей девушки качество – чувство юмора. Взрослея, я понял, что совершенно не умею подчиняться женщинам, и к идеальному набору девичьих качеств добавилось умение оставаться женщиной и не пытаться доминировать или открыто манипулировать мной, эти номера со мной не проходят. Идеальное для меня сочетание – это девушка-личность, не сдающая своих позиций, но и не пытающаяся командовать мужчиной, и при этом – любящая и заботливая.

Недавно прочла интервью Виктории Дайнеко, где она говорила о тебе. Почему не сложилась ваша пара, если не секрет?

– Я предпочитаю не обсуждать свою личную жизнь. Люди встречаются, строят отношения, расстаются – это нормально, особенно в 24–25 лет. Я часто встречал девушек, которые заслуживают любви и восхищения, но чем старше становишься, тем больше задумываешься над тем, что если этот человек тебе важен, он может стать важнее того, что ты делаешь. И иногда ты понимаешь, что этот человек, как никто другой, заслуживает всего, а тебе сейчас просто нечего ему предложить. И в этой ситуации надо суметь повести себя по-мужски, вот и все.

Мы постоянно слышим о твоих романах с партнершами по проектам – Татьяной Навкой, Оксаной Акиньшиной, другими девушками. Не кажется, что поиски единственной несколько затянулись?

– Совсем нет! Мне всего 26, и я не собираюсь строить семью, пока твердо не встану на ноги и не смогу взять на себя полную ответственность за жизнь своей жены и детей. А на это мне еще нужно время, сейчас я начинаю свою профессиональную жизнь в чужой стране не просто с нуля, а с минуса, ведь я еще и иностранец. Но первые шаги сделаны, а это самое главное! Кроме того, я из большой и дружной семьи и придерживаюсь традиционных взглядов на брак. Хочу любить жену и быть ей верен, а пока я никому не мог бы этого обещать. Когда влюбляться-то, как не сейчас?! Да, я влюблялся, влюбляюсь и буду влюбляться, да и как удержаться, когда судьба посылает тебе таких потрясающих партнерш! А из-за моего профессионального графика и жизни законченного трудоголика других девушек, кроме партнерш по работе, мне и взять-то негде: я же привык работать, пока не упаду. Поэтому неслужебный роман завести мне практически нереально; даже если такая девушка и появляется, она меня, к сожалению, очень редко видит.

«Я мечтаю иметь много детей»

Алексей Воробьев
Он играет на гармошке (и других музыкальных инструментах)
Фото
из архива Алексея Воробьева

Какой идеальный возраст для мужчины для создания семьи?

– Я убежден, что в современном мире мужчина имеет право создавать семью только тогда, когда может полностью взять на себя ответственность за жену и будущих детей. И не важно, сколько ему при этом лет. И я против ранних браков и не разделяю легкомыслия и безответственности молодых родителей, которые женятся, заводят детей, а потом как ни в чем не бывало разводятся. Кроме того, я сам вырос в семье, где родители могли позволить себе купить нам с братом, например, только одни футбольные бутсы на двоих, поэтому, занимаясь футболом, в плохую погоду я не мог тренироваться. А для того, чтобы купить нам профессиональный аккордеон, чтобы мы могли принимать участие в конкурсах, отцу пришлось продать машину, которая помогала ему кормить семью. Поэтому я сделаю все, чтобы мои дети появились на свет только тогда, когда я смогу обеспечить их будущее.

Алексей, ты из многодетной семьи. Хочешь, чтобы у тебя было много ребятишек?

– Конечно! Я, как никто, понимаю, насколько важно иметь братьев и сестер, близких и союзников, которые всегда поддержат и на которых в жизни можно рассчитывать. И всегда повторяю, что хочу иметь много детей, я всегда мечтал о собственной футбольной команде!

Твой брат учился в музыкальной школе по классу аккордеона, а сестра на пианино. Когда собираетесь вместе, музицируете?

– Когда мои брат, сестра и я были маленькими, мой отец частенько брал гитару и пел нам. Он самоучка, но делал это очень хорошо. Я всегда очень любил слушать его. Мой старший брат – профессиональный аккордеонист, окончил консерваторию. Я сам тоже начинал на аккордеоне, но сейчас играю на пианино, на барабанах, на гитарах, акустических и электронных, а также на гармошке. Моя младшая сестра занимается академическим вокалом. Вот и выходит, что все дети в нашей семье профессионально занимаются музыкой. И это наша большая общая радость. Совсем недавно я впервые выступил с братом Сергеем и сестрой Галиной на московском концерте-премии «Возвращение в жизнь» в поддержку паралимпийцев. Мы исполнили композицию «Как в последний раз», которую я написал на стихи Анны Ахматовой в итальянском переводе. Безумно счастлив, что, начав работать как композитор, могу помочь моим родным раскрыть свой талант. А специально для брата сейчас пишу музыку и делаю аранжировки для его сольного инструментального альбома.

«После аварии я рисковал жизнью, чтобы не чувствовать себя инвалидом»

Алексей Воробьев
Не только певец, но и продюсер группы «ФрендЫ»
Фото
из архива Алексея Воробьева

Выйдя из больницы после аварии, ты провел целый день в парке развлечений на американских горках. Почему продолжаешь рисковать жизнью, несмотря на запреты врачей?

– Этот вопрос я все время слышу от своих близких. И здесь дело не только в том, что если мне что-то запрещать я точно это сделаю, хотя и это тоже так. В парк на американские горки я поехал не сразу после больницы, а через несколько долгих месяцев. Через несколько месяцев огромных усилий и борьбы за то, чтобы вернуть себя в строй. Я честно спросил разрешения у врачей. И честно сказал, что даже если вы мне сейчас запретите, я все равно поеду. Они, конечно, запретили категорически. Но я все равно поехал. И ни минуты не думал о том, что сейчас рискую жизнью. Я не хотел ощущать себя инвалидом. Я поехал туда потому, что мне важно было опять почувствовать себя нормальным человеком.

Ты занимаешься спортом, говорят, что во многом именно это помогло быстро восстановиться после аварии. Чем еще помогает спорт в жизни?

– Спорт научил меня очень многому, а главное, тому, что в жизни, как и на футбольном поле, до последней минуты, пока не прозвучал финальный свисток судьи, всегда можно все изменить. Вот это умение бороться до конца у меня точно из спорта. На мой взгляд, спорт, особенно футбол, и сцена очень похожи: такое же количество адреналина и неудержимое желание – скорее туда! Такой же обмен энергией со зрителями, желание всех победить и стать лучшим!

Есть у тебя какой-нибудь талисман, который всегда носишь с собой?

– Единственный талисман – это мой компьютер, с ним я действительно не расстаюсь! (Смеется.) Я классический трудоголик с ярко выраженным синдромом потерянного времени: если вдруг у меня образовывается свободный час, я начинаю думать, что теряю время зря. Так что стараюсь не терять ни минуты: монтирую видео и пишу музыку даже в дороге. А других талисманов, без которых я не мог бы жить, у меня нет.

Был в жизни поступок, за который до сих пор стыдно?

– Пока ты живешь, нет такой ошибки, которую ты не мог бы исправить. Сейчас я это очень хорошо знаю; раньше я не понимал, какая жизнь на самом деле хрупкая штука и что она может закончиться в любой момент. Поэтому, если бы мне было за что-то стыдно, я бы просто, пока еще не поздно, исправил эту ситуацию!

«Я не чувствую, что чего-то достиг»

Алексей Воробьев
В 2013 году актер получил главный приз фестиваля «Улыбнись, Россия» за лучшую мужскую роль
Фото
из архива Алексея Воробьева

Ты не только певец, но и актер. Какая из профессий позволяет больше выразить свое внутреннее «я», где ты более откровенен со зрителем?

– Откровенный разговор со зрителем через музыку я веду как Алексей Воробьев – это мое «я», мои эмоции и мироощущение. А через актерские роли, пусть и пропущенные через мою кровеносную систему, я разговариваю со зрителем как другой человек – уже не я, а мой герой. Мне неинтересно играть себя в предлагаемых обстоятельствах. Я предпочитаю создавать образы и характеры совершенно других, не похожих на меня людей, и действовать от их имени. Две мои профессии не похожи между собой. В кино ты очень много энергетически отдаешь, но ничего не получаешь взамен. А живое выступление на концерте – это в первую очередь невероятный обмен энергией со зрителем, при котором ты получаешь из зала огромный заряд. Поэтому я всегда говорю, что для нормального «функционирования» мне на две недели съемок нужен как минимум один концерт! Я никогда не забуду фразу, которую в ответ на предложение сняться в кино сказала потрясающая джазовая певица Теона Контридзе: «В кино? Зачем? Там же нет аплодисментов». Точнее, пожалуй, и не скажешь. (Смеется.) Но здесь, в России, я в первую очередь актер. А сейчас еще очень активно начал работать как кинокомпозитор, причем пишу не только песни, но и симфоническую музыку для кино. И это тоже возможность взаимодействовать со зрителем и заставлять его испытывать эмоции.

Ты еще очень молод, а уже немалого достиг. Не боишься заразиться «звездной болезнью»?

– Я убежден, что звездная болезнь бывает только у тех, кому кажется, что он достиг своего потолка. Моя же профессиональная планка поднята так высоко, что до нее еще работать и работать! Я вообще не чувствую того, что я сделал, что уже что-то успел. Когда у тебя очень большие цели, ты все время чувствуешь тотальное неудовлетворение. Все, чего ты достигаешь, это маленькие ступенечки, которых ты добиваешься на пути к цели. И как только одна позади, ты сразу ставишь перед собой другую.

Человек должен держать все в себе или тебе ближе, когда человек эмоционально и открыто на все реагирует? И какой стиль поведения ближе?

– Конечно, мне ближе люди открытые и искренние, не скрывающие своих эмоций, такие же, как и я. Умение читать и передавать эмоции – одно из главных качеств, необходимых в актерской профессии. А в жизни эмоциональным людям легче доверять, ведь если на его лице написано все, что он чувствует, ты всегда знаешь, что от него ждать.

«Альбома не будет, пока не заговорю по-английски»

Алексей Воробьев
С актрисой Екатериной Гусевой
Фото
из архива Алексея Воробьева

Почему в Россию ты приезжаешь только для съемок в кино и на ТВ?

– Подписав два года назад контракт с одним из крупнейших мировых музыкальных продюсеров RedOne, я получил шанс попробовать состояться как международный артист вне территории нашей страны. Это была невероятная удача, но я практически не говорил по-английски. RedOneделал ставку на мой потенциал, но было поставлено условие: проводить большую часть времени в Америке, чтобы одновременно с работой над альбомом не только освоить английский, но и избавиться от акцента. Альбом не будет выпущен, пока мой английский не будет идеален. К сожалению, запись альбома и вся остальная моя работа там была прервана почти на год из-за того, что после травмы мне заново пришлось учиться петь. Но по-английски я уже не только говорю, но и пишу тексты песен. Акцент еще есть, но мне дали столько времени, сколько будет нужно, чтобы его минимизировать. Но так как я в первую очередь русский артист, я все время приезжаю в Россию на съемки, потому что кино – это огромная часть моей жизни и моя основная профессия на родине, от которой я не могу отказаться. Сейчас я уже получаю первые, небольшие роли в голливудских студийных картинах, постепенно актерская работа появляется и там, но приезжать на съемки русских картин я буду все равно!

Что нужно сделать, чтобы стать другом Алексея Воробьева?

– Нужно быть человеком, который умеет делать что-то лучше, чем я. Я очень много времени трачу на работу. И если человек умеет то, чего не умею я, это меня мобилизует, дополняет, заставляет раздвигать горизонты и расти. Времени на отдых, безделье и светское общение с друзьями у меня нет. Поэтому если дружба основана на праздности, так или иначе наши пути разойдутся.