Фото №1 - Черпать силы в своих переживаниях

Ощущение опустошенности, бессилия, неконтролируемого беспокойства знакомо каждому, кто время от времени чувствует тревогу, то есть нам всем. И нет ничего удивительного, что мы стремимся избежать этих чувств. Вопрос лишь в том, до какой степени это целесообразно. Когда желание спрятаться от тревог становится самоцелью, одни, например, отключают телефоны, опасаясь тревожных звонков; другие перестают смотреть телевизор – ведь какая-то из новостей наверняка расстроит; третьи перестают спрашивать друзей и близких о том, что происходит в их жизни, боясь услышать «проблемный» ответ. То, чем заканчиваются такие «прятки», в свое время довольно точно описал Антон Чехов в известном каждому образе «человека в футляре», сознательно закрывшего свою жизнь для проявления любых чувств и эмоций. Так стоит ли так бояться своих тревог?

ИМПУЛЬС К РОСТУ

«В жизни, которую выбрал герой рассказа Чехова, действительно не было тревоги, но и будущего тоже не было, – говорит экзистенциальный психолог Дмитрий Леонтьев. – Тревожность – это естественная реакция психики на ситуации неопределенности, нестабильности. Пытаясь бороться с ней, мы стараемся упорядочить свои отношения, делая жизнь максимально статичной и прогнозируемой. Но таким образом мы отказываемся от будущего, которое всегда неопределенно и непредсказуемо». Впервые место тревоги в экзистенциальной жизни человека описал датский философ Серен Кьеркегор (Seren Kierkegaard). Он разграничил понятия реального страха и глубинного, не имеющего непосредственных видимых причин. Он был убежден, что эта иррациональная тревожность позволяет проявиться свободе выбора как подлинному выражению свободы человека. Именно это чувство, считал он, подталкивает нас к развитию, служит компасом личностного роста. Спустя сто лет, уже в ХХ веке, экзистенциальный психолог Ролло Мэй (Rollo May), описывая механизм возникновения тревоги, утверждал, что она мешает нам, принимает неконтролируемую форму только тогда, когда мы пытаемся вытеснить ее из своей жизни. Но если не вытеснять, то как обратить ее себе на пользу?

Фото №2 - Черпать силы в своих переживаниях

ЦЕНА ДВИЖЕНИЯ

Человеку необходимо ощущать стабильность и защищенность – с этой потребностью мы рождаемся. Динамическое равновесие между потребностями в развитии и безопасности дает нам возможность вести полноценную, наполненную смыслом жизнь. Когда этот баланс нарушается, мы теряем опору в себе, становимся неуверенными, и наша тревожность усиливается. «Крупнейший экзистенциальный психолог Сальваторе Мадди (Salvatore Maddi) доказал, что, принимая решение в пользу стабильности, мы по сути выбираем свое неизменное прошлое, – рассказывает Дмитрий Леонтьев, – в результате меньше тревожимся, но при этом ощущаем вину за нереализованные возможности. Выбирая неопределенное будущее, мы всегда делаем шаг в сторону личностного развития: больше доверяем себе, смотрим на мир оптимистично, живем осмысленной жизнью, но в то же время… обрекаем себя на постоянное переживание тревоги. Это та цена, которую мы платим за движение и личностное развитие». Попытка совершенно избавиться от экзистенциальной тревоги даже в размеренные чеховские времена была связана с серьезными личностными потерями, а уж в наше время неизменно обречена на неудачу, так как вступает в непреодолимое противоречие с миром, который стремительно и постоянно меняется.

Фото №3 - Черпать силы в своих переживаниях

ПРИНЯТЬ НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ

Философ Мераб Мамардашвили и экзистенциальный психолог Джеймс Бьюдженталь (James Bugental), в разное время и ничего не зная друг о друге, дали одинаковое определение процесса жизни: «Живое отличается от мертвого тем, что оно всегда может быть иным». Изменчивость, неопределенность и составляют суть жизни человека. «Современные исследования показывают, что одна из важнейших личностных характеристик, помогающих приспособиться к стремительному ритму жизни, – это так называемая толерантность к неопределенности, – говорит Дмитрий Леонтьев. – Это способность и склонность принимать и ценить сложность и неоднозначность, вместо того чтобы бояться их и пытаться максимально устранить из своей жизни».Семейное, школьное воспитание устроены таким образом, что, взрослея, ребенок с трудом принимает любую неопределенность. «Современная школьная программа представляет мир в виде неизменной, постоянной структуры, в которой ничто или почти ничто не меняется, – продолжает Дмитрий Леонтьев. – Родители, со своей стороны, загоняют ребенка в строгие рамки будущего, говоря: «Вот вырастешь и тогда…» Такое послание – это бессознательный способ отсрочить решение вопросов, которые ребенок ставит перед ними, – и все для того, чтобы в данный момент снизить собственную тревожность. Казалось бы, всего лишь слова, но именно они порой определяют то, как мы ощущаем себя в жизни: некоторые из нас так и живут в ожидании очередного временного рубежа, за которым начнется счастье.«Научиться принимать неопределенность жизни, ее изменчивость можно в любом возрасте, но для этого необходимо проделать серьезную духовную работу, – утверждает экзистенциальный психолог Светлана Кривцова. – Наша тревога, словно барометр, показывает, что что-то в жизни идет не так, что-то важное ускользает от нашего внимания. А сознание по каким-то причинам отказывается это видеть». Стоит спросить себя: «Что же именно заставляет меня так волноваться?» Каждый способен провести эту исследовательскую работу: посмотреть на свою жизнь, оглянуться вокруг и найти то, что вызывает беспокойство, а значит, требует внимания.

Фото №4 - Черпать силы в своих переживаниях

Понять их природу

Тревожность – это естественная реакция нашей психики на ситуации неопределенности, нестабильности.

Принять их закономерность

Изменчивость, перемены и составляют суть жизни человека. Понимая это, мы легче адаптируемся к ритму современной эпохи.

Использовать их энергию

Принимая неоднозначность жизни, мы делаем шаг в сторону личностного развития: больше доверяем себе, смотрим на мир оптимистично, живем осмысленно.

ИССЛЕДОВАТЬ ПРОШЛОЕ

Нередко мы бываем не в состоянии ясно определить причину своей тревоги. «Загляните в свое прошлое и попытайтесь найти события, которые вызывают болезненный отклик, – со-ветует психотерапевт Дмитрий Шевченко. – Прошлое – наш опыт и наша система координат». Наш прежний опыт мы бессознательно проецируем на настоящее и будущее, но наибольший резонанс имеют травматические переживания». Испытав опыт серьезной потери, человек может чувствовать повышенную тревогу и впоследствии – в других схожих или же чем-либо напоминающих ему давнюю травму ситуациях. Например, он будет переживать всякий раз, когда его близкие уходят из дома: ведь в его жизни уже был тот, кто ушел и не вернулся. Но причины этих переживаний могут оставаться для страдающего человека неясными: самостоятельно отыскать среди давно прошедших событий то, что стало источником сегодняшней тревоги, под силу не каждому из нас. В этом случае может помочь психолог: в каждом психотерапевтическом методе существуют техники и упражнения, которые позволяют окунуться в свое прошлое и найти в нем «пусковые кнопки» наших волнений. Работа с когда-то вызвавшим тревогу событием может оказаться длительной, но не исключено, что извлеченная из прошлого и заново осмысленная ситуация в итоге покажется... просто смешной, и будет легко согласиться с тем, что когда-то случившееся – всего лишь один из эпизодов нашей жизни, а не ее закономерность. А значит, не стоит того беспокойства, которое не дает нам дышать.

В поисках ясности

Почему некоторые тревожные люди всерьез увлекаются эзотерикой, ходят к гадалкам, зачитываются гороскопами? «Психологически трудно жить, когда вокруг так много неясного, неопределенного, – говорит Дмитрий Леонтьев. – Многие из нас этого не умеют и нуждаются в том, чтобы им (как в детстве) уверенно сказали, как все устроено на самом деле. Гадалки и эзотерики эксплуатируют эту потребность, в результате общения с ними картина мира принимает законченный вид и тревожность снижается. И лишь психологически взрослые люди способны принимать события и поступки, обстоятельства и факты, у которых нет готового объяснения. Они готовы видеть мир таким, какой он есть на самом деле».

ЖИТЬ СЕГОДНЯ

«Уметь жить в настоящем – это большое счастье, идеал, к которому стоит стремиться, – говорит Дмитрий Шевченко. – Не мучаться прошлым, не переживать по поводу туманного будущего. Быть не встревоженным, но взволнованным жизнью – хотя бы потому, что она любопытна». «Полноценно жить в настоящем означает умение жить во времени связанном, то есть непрерывном «прошлом-настоящем-будущем», – продолжает Дмитрий Леонтьев. – Проблема возникает, когда связь между временами распадается и мы ощущаем себя только в одном сегменте». «Тревожный человек словно отрывается от реальности, он как бы повисает в воздухе, теряя свои опоры», – замечает Светлана Кривцова. Неслучайно сегодня многие из нас пытаются узнать историю своей семьи, своего рода – в этом проявляется потребность восстановить временной контекст. Тревога возвращает нас к самим себе. Часто она возникает как мучительное состояние, тяжкое испытание. Некоторые обращаются к разнообразным популярным практикам, надеясь таким образом заглушить тревогу. «Медитации или дыхательные упражнения действительно позволяют прислушаться к себе, но они не могут заменить непростую духовную работу», – утверждает Дмитрий Шевченко. «Надеясь уйти от реальности в медитацию, человек обманывает сам себя, запутывает свой организм – ведь с помощью чувства тревоги тот сигнализирует нам, что есть в жизни нечто, что нуждается в нашем внимании, – дополняет Светлана Кривцова. – Когда мы решаемся встретиться лицом к лицу с тем, чего боимся, сделать что-то вопреки своей тревоге, тогда и начинается настоящая духовная работа, ведущая к глубоким положительным личностным изменениям».Тревога болезненна, но целительна: она сопровождает каждое новое знание о мире и самих себе, которое мы получаем. Это составная и необходимая часть жизни, поэтому и относиться к ней стоит так же, как к самой жизни: не страшиться и не смиряться, а стараться понять и полюбить.

Фото №5 - Черпать силы в своих переживаниях

Ключи доверия к миру

Тревожность впервые проявляется в самом раннем возрасте. Американский психоаналитик Карен Хорни (Karen Horney), считала, что недостаток тепла и принятия в семье приводит к формированию у ребенка «базовой тревоги». Это ощущение глобального внутреннего дискомфорта, переживание одиночества и беспомощности в будущем может стать источником невротических реакций и фактором, замедляющим развитие творческих сил. Важную роль в формировании базовой тревоги играет общий эмоциональный климат в семье: если он неблагоприятен, у ребенка больше шансов развить в себе избыточную, болезненную тревожность. Напротив, у ребенка, растущего в атмосфере любви и понимания, с первых дней жизни закладывается ощущение «базового доверия к миру», служащее надежным фундаментом дальнейшего личностного роста и самореализации.