Жена Игоря Бутмана: наш брак разрушил «Ледниковый период»

История бывшей жены саксофониста – из тех редких случаев, когда женщина, потеряв семью, нашла себя. 23 мая Оксана представит свою первую арт-выставку «Креативный развод».

С Венеры все и началось
Фото
Сергей Джевахашвили/«Антенна»

Прошлый год выдался очень тяжелым – конфликты с Игорем, депрессия. В конце октября я поняла, что нам лучше расстаться. Мы уже просто замучили друг друга, и хоть чувства остались, но их уже не видно из-за обид и ссор. Решение подать на развод далось мучительно, я выплакала целую ванну слез. Потом решила: «Хватит, нужно начать жить заново».

Зимой Игорь забрал нашего младшего сына Марка (мальчику пять лет. – Прим. «Антенны») на Олимпиаду, а я полетела в Рим отмечать день рождения. В праздничный день пошла в музей на Вилле Боргезе, ходила-ходила и вдруг поняла, что ничего не замечаю вокруг: на душе кошки скребут, так грустно. Никак не могу отвлечься от тяжелых мыслей. Игорь вроде бы и поздравил одним из первых, да такую эсэмэску прислал, что лучше бы и не поздравлял: «Желаю тебе всего самого лучшего и хорошего». Вышла на улицу, остановилась и думаю: «Стоп! Хватит! У меня сегодня день рождения, я в таком потрясающем месте, грех жаловаться, надо взять себя в руки. Не важно, как поздравил, главное – сам факт, что написал. Надо еще кружочек по музею пройтись!» Сделала второй, третий круг, и вдруг мне пришла в голову новая интерпретация Венеры Милосской. А по возвращении в Москву родилась идея картины с буквой «Я». Тогда я поняла, что могу творить...

Одна за другой у меня появились несколько совершенно разных по стилю работ. И я подумала: «Может, показать это людям?» Тем самым донести, что, разводясь, не обязательно реветь на всю страну или ругать бывшего на чем свет стоит. Развод тоже может быть позитивным. Я не знаю, как сохранить брак, но знаю, как достойно развестись.

Испытание славой

Фото
Сергей Джевахашвили/«Антенна»

Наши отношения с Игорем дали трещину еще семь лет назад, после проекта «Ледниковый период», в котором он участвовал. У многих тогда случилась звездная болезнь, ведь до проекта фигуристов любили поклонники этого вида спорта, актеров – любители кино. Игоря знали ценители джаза, а тут в момент он стал любимцем миллионов. Испытание славой не прошло бесследно. До этого Игорь всегда нуждался в моей помощи: я продюсировала его диски, видеоклипы, придумывала обложки, находила спонсоров для записи, концертов, фестивалей, занималась раскруткой Игоря как артиста. И надо отдать должное мужу, он всегда подчеркивал, как я ему помогаю. Но после проекта решил, что все может сам. «Ты сделала мою карьеру», – не раз признавался муж мне. А потом получилось как с ребенком, который вырос и говорит: «Ты мне, мама, больше не нужна. Я уже взрослый».

Ты – особенный

Фото
Сергей Джевахашвили/«Антенна»

Инсталляция с кольцами называется Fragile (с англ. «хрупкий, недолговечный, слабый»). Узы брака такие же непрочные, как и бумага. Относиться к ним надо бережно!

Я Игоря ни в чем не обвиняю и во многом сама виновата. Ведь он мне не запрещал работать где-то еще, я сама себя ограничивала. Меня очень держал быт. Я занималась строительством нашего дома сама от начала до конца. Помню, приехала к психологу уставшая: «Как так, вроде бы я не работаю, но у меня ни одной свободной секунды». Он ответил: «Есть такая профессия – батлер, управляющий домом». Вот я батлер, только без зарплаты. У нас никогда не было помощника, поэтому электростанциями, садом, ландшафтом занималась я. Гвозди вбивала, стройматериалы доставала. Думала: кто будет вести хозяйство, если не я? Сейчас понимаю: я просто свалила с себя ответственность за свою жизнь. Думала, все это необходимо Игорю, детям, вместо того чтобы попытаться заняться собой. Как слепой котенок, не знала, куда податься. Отчасти развод и заставил меня задуматься об этом.

Мне повезло с психологом. Марк Сандомирский дал мне очень действенные техники – как избавиться от невысказанных эмоций, как правильно промолчать. Часто Игорь мне делал замечания: «Ты не так сказала! Почему молчишь?» И я стала бояться что-то говорить. Психолог мне посоветовал: чтобы не наговорить сгоряча, нужно высказать все внутри себя с эмоциями, а не просто промолчать, считая про себя до 10. Такой маленький нюанс, но разница колоссальная. А самое главное, чему мне нужно было заново учиться, – любить себя. Когда ты живешь с кем-то, все конфликты сводятся к тому, что тебе показывают, какой ты неидеальный, что не сделал или сделал плохо.

Недавно я купила младшему сыну Марку «Большую книгу в помощь малышу». Села с ним читать и поняла, что она полезнее для меня. Ее следовало бы изучить всем взрослым. «Ты – особенный», – пишут западные психологи. Еще одного такого нет, подружись с самим собой и всегда им оставайся. Казалось бы, прописные истины, но это так важно. Нужно ту энергию, которую ты обычно направляешь в конфликте на другого человека, направить на себя. Потому что ты никого не изменишь. Я поняла это и на примере своих родителей. Когда они отмечали 50-летие брака, я им позвонила и сказала: «Даже не знаю, поздравлять вас или нет». Мама с папой всю жизнь пытались друг друга переделать. Глядя на них, я вдруг увидела, что нас с Игорем может ожидать. С этим сложно смириться, но иногда развод – лучший выход из ситуации.

В этой книге есть главы «Перемены – это здорово» и «Забудь про страх». Ведь на самом деле мы, взрослые, постоянно боимся чего-то – одиночества, беспомощности. Нами движет страх. Я ведь тоже страшно боялась рушить семью. Понимала, что потеряю статус, некоторые люди от меня отвернутся, что мне придется в чем-то себе и детям отказывать. Но я старалась верить: не будет этого – будет что-то другое. Ведь до развода у меня это все было, но счастливой я себя не чувствовала.

За все тебя благодарю

На снимке УЗИ Марка я изобразила ауру сына и три сердца: мое, Игоря и Данилы
Фото
Сергей Джевахашвили/«Антенна»

Мы разъехались в октябре, и сначала я вела себя как все женщины: обижалась, злилась, плакала. На Новый год Игорь пришел в гости провести праздник с Марком. Мы с ним практически не разговаривали. А потом поняла: негатив притягивает негатив. Нельзя его винить во всем, это путь в никуда. Я сама должна понять, для чего был нужен этот урок и над чем стоит поработать, а не перекладывать ответственность на другого. Возможно, мне проще об этом говорить, потому что у нас с Игорем не было материальных разногласий. Мы составили брачный договор, по которому я с детьми осталась жить в московской квартире, Игорю отошла дача. Мне просто с ребенком удобнее в городе, а Игорь все время на гастролях – ему все равно где жить. И вопрос жилья был снят. И с другими пунктами мы легко справились. Я, к примеру, написала, что алименты Данила должен получать до 23 лет. Игорь сначала возмутился, мол, почему так, по закону до 18. Я согласилась, чтобы не ругаться. Встречаемся через несколько дней на подписании, он перечитывает: «А почему ты написала, что до 18? Было до 23». Когда идешь человеку навстречу, то и он тебе всегда ответит тем же.

Я где-то прочитала, что как бы ты ни относился к человеку – обижался, злился, даже ненавидел, нужно суметь поблагодарить его за то, что он сделал для тебя хорошего. В определенный момент я написала такой список Игорю. Поблагодарила за то, что он показал мне мир, познакомил с интересными людьми, позволил построить дом, давал возможность продюсировать. Я могла самовыражаться, а он не жалел на это денег, любил меня, восхищался, уважал. И я отправила ему это сообщение, а он в ответ прислал: «Благодарю за детей». Я хочу донести до всех: если ты освобождаешься от негатива, обязательно придет позитив. Главное – верить, что все, что ни делается, к лучшему. Нельзя копить обиды, зло притягивает зло. Нужно постараться не воевать.

«Лего»-терапия

Фото
Starface

С сыновьями Игорь общается в любую свободную от гастролей минуту. Данила у нас в Лондоне учится, готовится поступать в один из лучших университетов на химический факультет. Он, узнав о разводе, сказал только: «Ну и хорошо, мне надоели ваши скандалы». У него сейчас своя жизнь. А вот младший Марик тонко чувствует все, и он очень переживал. Хотя я ему не стала говорить, что мы именно развелись. Сказала, что папа пока с нами жить не будет. Это было бы не так уж заметно, ведь осенью у Игоря много гастролей, Марик к ним привык. А потом мы с сыном сильно заболели. Болезнь – одна из типичных реакций на стресс. И лечением для нас неожиданно стало «Лего». Марик говорил: «Для меня «Лего» – это счастье!» – и каждый день просил меня купить новый комплект. Собрал больше 50 наборов. Это было похоже на зависимость, я даже начала переживать. Вечерами мы вдвоем сидели и собирали, собирали, собирали... Но оказалось, это такая терапия! Голова отключается, и ты вообще ни о чем не думаешь. Игорь очень любит сыновей, и они его тоже. Говорить, что папа плохой, глупо. Для сыновей папа харизматичный, талантливый, с отличным чувством юмора. Ради чего кого-то из них лишать общения? Когда Игорь возвращается с гастролей, он все время проводит с Марком: то на хоккей пойдут, то в садик к нему приходит. Они нужны друг другу.

Один шанс из ста

Фото
Сергей Джевахашвили/«Антенна»

В начале марта Игорь неожиданно предложил мне стать его креативным директором. А ведь раньше ему была необходима только похвала. В последнее же время он иногда зовет на концерты и даже спрашивает мое мнение. О том, что я готовлю выставку, Игорь ничего не знал. В апреле я показала ему несколько работ. Интересно было посмотреть его реакцию. «Тебе нужно было давно заняться креативом, а не рубашки мне стирать! – воскликнул в восторге Игорь. – Я тебя поддержу».

Игорь не хочет разводиться, но и меняться тоже не хочет. По его инициативе затянулся бракоразводный процесс, он все время подавал ходатайства. Игорь, как ребенок разведенных родителей, знает, как это тяжело. А я, наоборот, хочу расстаться, боясь, что мы, как мои родители, проживем 50 с лишним лет и будем без конца переделывать друг друга. Когда я делилась с кем-то семейными проблемами, мне говорили: «Оксана, все так живут». Но я не все. Я так не хочу. Я в себя верю. И так я себе твердила: сначала не очень уверенно, а потом уже на автомате. Стараюсь сейчас не загадывать, а просто жить и жить. Вы знаете, есть один шанс из ста, что мы с Игорем 16 июня можем не развестись. Если спросите меня, что для этого должен сделать Игорь, скажу, что понятия не имею. Для меня самое важное – что я смогла найти себя, поработать над своими мыслями и характером. Я прекрасный организатор, у меня много энергии, которой я заряжаю людей плюс опыт работы в банке, журналистике, продюсировании и дизайне интерьеров. И сейчас я хочу использовать свой талант придумывать новое, свою креативность, чтобы сделать мир немного лучше.

Комментарии

1
под именем
  • Все комментарии
  • Какая Оксана мудрая женщина!Пусть все у нее сложится замечательно!