Всех нас жизнь бьет по голове

Киану Ривз
Фото
кадр из фильма «Джон Уик»

Киану, ваш новый фильм «Джон Уик» – боевик! До сих пор любите этот жанр?

Да, потому что я обожаю делать трюки! И очень понравился главный герой. Он уязвим, потерян и одержим желанием отомстить. Да, он многих убивает. Но жесток ли он? Психопат ли? Не думаю. Джон – хороший парень. Скорее он охвачен депрессией, горем и страданием из-за потери любимой женщины. Я его очень хорошо понимаю, к сожалению. Но мне кажется, что всем зрителям будет близко его душевное состояние. Ведь всех нас хотя бы однажды жизнь сильно бьет по голове, разве не так? А кого-то, увы, и не один раз…

Вы уже работали с Дэвидом Лейтчом и Чадом Стахелски, режиссерами этого фильма. Только тогда они были дублерами, каскадерами, проще говоря. И в том числе на съемках всех трех «Матриц». И вот теперь впервые надели на себя режиссерские шляпы. Как вам они в роли режиссеров в «Джоне Уике»?

Просто здорово! Они мастера своего дела: знают, как придумать и осуществить опасный, но зрелищный трюк. Для меня как актера это, конечно, усложнило работу, но и планку повысило – в плане моих возможностей. Но я совсем не против того, что ребята сумели стать режиссерами; научиться чему-то новому всегда хорошо, правда ведь? Да и к тому же парни знают друг друга чуть ли не с детства, вместе занимались боевыми искусствами и понимают друг друга с полуслова. И мне было с ними легко после совместной работы на «Матрице

Говоря о «Матрице», в этом году у картины юбилей – 15 лет с выхода первого фильма трилогии. Фанаты по всему миру так ждут продолжения. Скажите, есть надежды?

Точно, как время бежит! Ну, это не от меня зависит. Хотя я был бы очень рад снова поработать с Вачовски. Может, повезет и меня пригласят если не в «Матрицу» новую, то в какой-нибудь другой свой проект. Было бы супер!

«Матрица» – и проклятие, и спасение

Киану Ривз
Фото
кадр из фильма «Матрица»

Вы заработали колоссальные деньги на «Матрице». Наверное, хватит нескольким поколениям… Можете себе позволить выбирать будущие роли, привередничать, не хвататься за все подряд?

Хм, не знаю насчет привередливости. Хотя немного ее не помешает в жизни, ведь так? Я конечно же в первую очередь смотрю на роль, которую мне предлагают, и сценарий. И соглашаюсь, только если мне и то, и другое интересно. В этом случае финансовая сторона дела отходит на второй план. Но поверьте, у меня по-прежнему есть денежные обязательства, и некоторое давление в этом плане я постоянно испытываю. Так что и гонорар играет, конечно, важную роль в моем решении. Конечно, не буду лукавить, я сейчас уже работаю не для того, чтобы заработать на пенсию и старость. Да и потом, я же не шахтер: «О, когда же я свалю с этой каторги?» Актерство для меня – отдушина от жизненных сюрпризов, по большей части мне неприятных. К тому же я уверен, что не в деньгах счастье. Я бы отдал все, что у меня есть, чтобы только все мои близкие были здоровы и ни в чем не нуждались.

Вы как-то назвали несчастья, которые на вас обрушились, «проклятием «Матрицы». Что вы имели в виду?

Это было трудное время в моей жизни. Многие актеры, которые со мной снимались в «Матрице», получили травмы, одна актриса умерла. Странные совпадения… И меня трагедии буквально преследовали – одна за другой. Все началось со смерти моего близкого друга Ривера Феникса (актер умер от передозировки в 1993 году. – Прим. «Антенны»). Потом у моей младшей сестры Ким обнаружили страшную болезнь – лейкемию. И конечно, когда у нас с моей подругой Дженнифер родилась мертвой дочка Ава, я был совершенно убит горем. Очень хотел стать отцом, мечтал о ребенке. А Дженнифер так вообще была в жуткой депрессии, и никакие врачи и лекарства ей не помогали. Страшно на нее было смотреть… Окончательно же меня добила ее смерть в автокатастрофе. Мы как раз собирались поехать в Австралию на съемки продолжения «Матрицы». Я очень надеялся, что, может быть, другая страна и перемена обстановки как-то помогли бы ей. Но не успели… Однажды она возвращалась на рассвете от своего давнего друга Мэрилина Мэнсона, он тоже пытался ей всячески помочь, и врезалась сразу в три машины. Погибла на месте… Я похоронил ее рядом с нашей дочкой. Честно признаюсь, если бы не играл тогда Нео в «Матрице», не знаю, что бы со мной стало. Сильно отвлекала работа от всего пережитого кошмара. Так что «Матрица» – это и проклятие, и мое спасение одновременно. Так уж получилось… Но давайте не будем больше о грустном.

Жизнь одна, надо рисковать

Киану Ривз
Фото
Getty Images

Хорошо, тогда у меня есть вопрос о милом щенке бигле, который с вами играет в «Джоне Уике». Как вам работалось с таким чудом?

В фильме его зовут Дэйзи, а в жизни Энди. И он действительно прелесть. Вначале для щенка я был чужаком. Ох, какой хаос творился у нас на съемочной площадке, когда Энди там появился! Мне старались помочь с ним подружиться, давали разные лакомства для него, советы. И я с протянутой рукой его подзывал: «Иди сюда, я тебя покормлю. Я же твой друг». Доверие с его стороны длилось секунд пятнадцать, а дальше снова начинались суета и беготня. В какой-то момент мы поняли, что нам нужно просто импровизировать и все, что получается, снимать на камеру. Так и были сняты многие наши с щенком сцены. Получилось, по-моему, очень достоверно.

Вот вы сказали, что до сих пор любите делать трюки. Они в этой картине просто отменные: сцены погони, борьбы… Держат в напряжении все время. Неужели сами все делали?

Все, что мне позволяют делать. Это же моя работа, зачем ее кому-то отдавать? Я тренировался много месяцев перед началом съемок. Причем серьезные тренировки были – пять дней в неделю по восемь часов в день. Чего только не делал: и техники боевых искусств оттачивал, и учился ловко управляться с оружием, и силовые нагрузки. Все это, конечно, мне не впервой, не раз я всем этим занимался за свою актерскую жизнь, но все равно попотеть пришлось изрядно. Но я считаю, нет ничего лучше состояния, когда адреналин освобождается и все бурлит в организме от экстаза и опасности. Спрыгнуть на ходу с автомобиля, уложить на лопатки человек десять за несколько секунд – что может быть более азартным? Уж точно отвлекает от всяких дурных мыслей и переживаний личного характера. Поэтому, наверное, я так увлекаюсь и ездой на мотоциклах. Чувство скорости, свободы и ветер за спиной!

Вы же, кажется, в юности чуть не погибли во время одной из таких поездок?

Да, попал в аварию, у меня разорвалась селезенка. Врачи говорили, что чудом тогда выжил. До сих пор после операции остался огромный шрам на весь живот. Но я ни о чем не жалею, и меня этот случай не излечил от любви к мотоциклам. Жизнь одна, и, если хочется, буду рисковать.

Хочу выучить русский язык

Киану Ривз
Фото
кадр из фильма «Джон Уик»

Вам в минувшем сентябре исполнилось 50 лет. Эта цифра вас пугает? Что изменилось в вас за эти годы? Выглядите вы, кстати, намного моложе…

Спасибо! Ну почему же, конечно, изменился. Я уже не такой пластичный. Раньше чего только не вытворял – и ни одной царапины. А сейчас и синяки, и шишки, и переломы получаю. Нужно больше следить за здоровьем, питанием. А в целом я считаю, что возраст – это только цифра. И главное – то, как человек себя психологически ощущает. Но я не всегда, конечно, так философски относился к своим юбилеям. Как сейчас помню свой мандраж перед сорокалетием. Переживал, мучился, даже пришлось сходить к психотерапевту. Мысли одолевали разные из серии: «Чего я добился? Зачем вообще живу? Что ждет впереди?». А потом, как стукнуло 40, успокоился и понял, что я все тот же и жизнь продолжается.

В фильме «Джон Уик» вы преследуете русских мафиози. И много произносите фраз на русском языке. Где-то специально учились? Может, во время одной из своих поездок в Россию?

О, я бы мечтал хоть чуть-чуть знать русский язык. Он мне кажется очень красивым. Кроме того, я люблю читать. И русские писатели Чехов, Толстой, Достоевский – одни из моих любимых. Но для этих съемок я брал уроки. И признаюсь честно, очень сложно мне давался ваш язык, настолько он не похож на английский. А в Москве я был несколько раз и очень хочу приехать снова. Первый раз был в 90-е годы. Гулял по Красной площади, в Кремле. Красиво было, но очень холодно!

Я рос очень стеснительным ребенком

Киану Ривз
Фото
кадр из фильма «Джон Уик»

Ваши коллеги по фильму сказали, что вы очень трудолюбивый и создаете дружелюбную атмосферу на площадке. А еще описали как немного замкнутого человека. О вас, если честно, все так отзываются – уж больно вы закрыты от внешнего мира, как отшельник живете…

Знаете, я уже говорил, что именно работа меня спасла в тяжелый жизненный момент, так что я действительно полностью погружаюсь в процесс во время съемок и ни на что другое не отвлекаюсь. Да и потом, еще с детства у меня учеба шла в школе очень плохо (актер страдает дислексией – проблемами с чтением. – Прим. «Антенны»). Я был такой неусидчивый ребенок. Конечно, домашняя ситуация не способствовала ни учебе, ни радостному восприятию мира, как обычно бывает у детей. Отец нас бросил, мы с мамой и сестрами вынуждены были переезжать из страны в страну, да еще бесконечные мамины браки и последующие за ними разводы – все это не добавляло мне нормальности, а уж о какой-то рутине и размеренной жизни и говорить не приходится. Но я этому опыту благодарен и ни на что не жалуюсь. Из меня, несмотря ни на что, вышел неплохой парень, ведь правда? Ха-ха. Что касается замкнутости, то и с этим я не спорю. Я с раннего возраста предпочитал одиночество и рос очень стеснительным. Одиночество помогало отгородиться от мира, который выглядел малопривлекательным, и ничего хорошего я от него не ждал. А так вроде и легче – забьешься куда-то в свою щель, свое убежище, даже если оно только мысленное, а не реальное, и вроде легче становится. Потом такая болезненная стеснительность, конечно, ушла, но мои личные истории снова привели к желанию обособиться, закрыться. Все оставляет отпечаток на наших характерах, все, что с нами случается… Я не люблю быть в центре внимания, делиться мыслями и чувствами налево и направо. Предпочитаю молча, в душе, надеяться, что судьба подарит мне однажды новую любовь. И вот с этой женщиной я смогу делиться всеми своими победами и поражениями, страхами и планами. И конечно, создать семью и стать отцом – это предел моих одиноких мечтаний…