Поддубный фильм, Михаил Пореченков
Фото
кадр из фильма «Поддубный»

Мы перед встречей собирали информацию, сколько вы травм получили на съемках «Поддубного». Во-первых, бицепс был сорван...

Да, это при подготовке еще. Я начал готовиться, травмировался, пришлось прекратить.

...Во-вторых, колено. Что еще?

Трещины в двух ребрах. Прямо в первый же день. Ну, борьба – это же контактный вид спорта, а я тренировался с реальными спортсменами. И приходилось толкаться. Вот так смену потолкаешься, и если ты не готов – просто умрешь. Болело все – от кончика носа до пяток. Сидел на обезболивающих.

На Западе, когда актерам надо прийти в определенную форму, с ними работает целая команда. Поэтому для них набрать или сбросить 20 килограммов не проблема. А вы – редкий российский пример, который проводит внушительные метаморфозы со своим телом. С вами сколько людей работает над этим?

Один тренер.

Сколько вы набрали для роли Поддубного?

25 килограммов. Дошел до 125. Тяжело, это не мой вес, и я его чувствовал. Сначала снимали, когда герой в самой силе, а потом – спустя годы, когда он уже мощь теряет… Я, когда впервые пришел на примерки костюма, сказал: не шейте пока, просто прикиньте, через месяц я заеду с другими объемами, здесь на 5 см увеличится, здесь на 7… Художники, мне кажется, пальцем у виска покрутили, когда я ушел. Мол, артисты, они чудные. Но сделали, как я просил. И когда я через месяц вернулся – за головы схватились: «Что ты с собой сделал?!» Потом надо было уменьшаться. Я за три месяца съемок гонял 17 кг туда-обратно.

Как так резко сбрасывали?

Я просто перестал заниматься. И убрал главную составляющую – химию. А что, думаете, на Западе не так? Невозможно за короткий срок это сделать самому. Для того чтобы привести себя в определенную форму, нужно прибегнуть к спортивной фармакологии. Убираешь ее – возвращаешься в свое нормальное состояние. Но «Поддубный» – это такая серьезная работа, ради которой не жалко пожертвовать чем-то. Большая, взрослая. Я говорю: это пиковая работа моя. Вот я забрался на вершину, теперь нужно ровно пойти, а дальше и вниз можно. В 45 лет мне уже не предложат сыграть никого такой же мощи.

Но, с другой стороны, есть же «Неудержимые». Там актерам уже по 60…

Столько химии моя печень не переварит!

Все зависит от женщин

Поддубный фильм, Михаил Пореченков
Фото
Ражден Гамезардашвили/«Антенна»

А что у Поддубного было с личной историей? Сохранились какие-то обрывочные сведения. Что вы в фильм взяли?

Вокруг этого очень много легенд. Я знаю одно: это был человек, который всегда боролся со всем, что его окружало. В то время не было интеллигентной борьбы. Чем ты злее и коварнее, тем ты лучше. А он был лучшим из лучших. Вот уже какой образ, да?

В личных отношениях он тоже сильным был?

Кто же знает? У него было две жены. Первая сбежала, прихватив все его награды. Была в его жизни цирковая гимнастка, которая разбилась. Он ей очень симпатизировал. А это уже ввели в легенду о его несчастной любви. Бегали за ним артистки… В общем, все как в жизни.

Играя отношения из прошлого – в «Поддубном», в сериале «Куприн», вы замечаете, что с тех пор многое изменилось? Как говорится, мужчины были мужественнее, а женщины женственнее…

Нет. Костюмы меняются, декорации меняются, а проблемы остаются. Мы когда-то читали греческие трагедии, где высоким слогом воспевались высокие отношения. Но это не означает, что рабства у них не было. Или потребительского отношения к женщине. Так же и у нас. И эти вопросы никогда не сходят с подмостков. Кто-то говорит: раньше все были такие мужественные. Да посмотрите «Куприна»! Говорили о революции – и шли в публичный дом. Жизнь как есть.

Может быть, в большей степени не отношения, а женщины поменялись?

О, ну феминистское движение, конечно, повлияло.

То есть порядок такой: сначала меняется женщина, и из-за этого уже меняется (или портится) мужчина…

Конечно. Потому что женщины двигают историю. Как они захотели, так и сделали. Вот им понравились мет­росексуалы – посмотрите, что творится теперь. Это же извечный спор: Бельмондо или Делон. Среди француженок проводили опросы, и побеждал Делон. Прошло десять лет, что-то изменилось, и стал побеждать Бельмондо. Почему? «Да надоел красавчик. Мне нужен парень другой, крепкий». Спустя время – опять Ален Делон популярен…

Да, за примерами далеко ходить не надо. Когда запускали проект «Агент национальной безопасности», продюсеры выбирали актера на главную роль, показывая девушкам разные фотографии, и они выбрали вас.

Да, это правда. У женщин же адаптивная психология. Так, говорят, хочу, чтобы здесь была наша квартира. Здесь цветок, здесь – рюшки. А мы что – кайло на плечо и в шахту. Или на охоту за мамонтом. У нас ничего не меняется. Все зависит от женщин.

К шансу надо быть готовым

Поддубный фильм, Михаил Пореченков
Фото
из архива «Антенны»

Глядя на ваш актерский путь, можно сказать, что вы везунчик. Вы сразу попали в хороший театр к хорошему режиссеру…

Нам повезло, что мы попали туда компанией с курса. Повезло, что нас Бутусов заметил. Повезло, что в театр взяли со спектаклем с курса и он стал знаменитым!

Вы как к этим поворотам судьбы относитесь?

Скажу так: тебе всегда дают шанс. Но надо быть к нему готовым. Фигачить должен, как папа Карло, все время. Даже когда все не складывается. Читать, делать отдельные концерты – я не знаю. Постоянно быть в форме. Надо браться за любую работу. Все говорят: что он так много в сериалах снимается? Послушайте, зато я накопил колоссальный опыт: я могу работать с любым режиссером и любым сценарием, могу диалоги сам дописывать. Знаю, как с оператором общаться, как войти – как выйти из кадра. Могу как каскадер отработать. Могу свет поставить. Я все могу.

При этом как-то сказали: «Я иногда так устаю, что руки опускаются»…

Да, бывает такое.

Что нужно, чтобы восстановиться?

Поспал – и дальше пошел. Можно с друзьями собраться – на 500 грамм присесть.

Как, кстати, ваш виноградник в Тамани поживает?

Не знаю! Ребята приезжали, вино привозили, потом перестали… Не хватает времени на него.

Сколько у вас друзей?

Моя семья – это раз. Это самые главные друзья. Мои родители – это два. К сожалению, одного из моих друзей не стало – моего тестя, Валерия Алексеевича. Костька Хабенский есть, Мишка Трухин есть, Андрюшка Зибров есть. Все рядом. Мы друг к другу все время ездим, все друг друга детям крестные.

То есть самый лучший отдых – с семьей?

Да, собраться всем и поехать на море. О, кто-то приезжает – давайте к нам! Движение постоянное.

Детство в деревне

Поддубный фильм, Михаил Пореченков
Фото
StarFace

Вот эти понятия: про дружбу, про мужские качества – вы детям успеваете вкладывать?

Я все время с ними разговариваю. И потом – они учатся в православной школе.

Вы – папа балующий?

Конечно.

А мама – строгая?

У нас так: если один из родителей говорит, что это неправильно, второй его поддерживает. Потом между собой мы можем разобраться. Если мы ругаем, то вдвоем. И если хвалим – то же самое.

Однажды вы сказали, что не хотите, чтобы дети пошли по вашим стопам. Хотя признавали, что у дочек тяга и способности есть.

У Вари (дочка Пореченкова снималась с ним в его режиссерском дебюте «День Д». – Прим. «Антенны») сейчас уже нет особого желания. Про Машу – не знаю. Вот Володя (старший сын. – Прим. «Антенны») пошел по стопам… Окончил первый курс Щепкинского училища. Сейчас он пребывает в работе и удовлетворении от того, какой путь избрал.

А какие у вас самые яркие и теплые воспоминания детства?

Деревня в Псковской губернии. Я там жил до четырех лет. Лес, поле, луг, бабушка, молоко, кот, петух. Пчелы, которые меня покусали… Пацанами бегали, бабушка зовет: идите пить московскую водичку. Что такое московская водичка? Брала воду из колодца, разбавляла сахаром. Это было лакомство! Потом меня крестили в четыре года. Я помню! Как я ехал туда, как дядя Вася мой вез меня на мотоцикле, запах бензина…Я сейчас приезжаю туда и подключаюсь – как в фильме «Аватар» герои хвостами подключались к древу жизни… Сразу понимаешь – вот оно, родное.

Ваши дети застали деревню?

Они сейчас там! Гоняют на квадроциклах. Они все очень рано технику освоили. Младшему сыну Пете 3 года – он летает! 9-летняя Маша гоняет на машине. 11-летний Миша тем более!

Несправедливость очень раздражает

Поддубный фильм, Михаил Пореченков

Детство в деревне, школа-интернат, военное училище… В какой из этих периодов появились мысли об актерстве?

Не знаю… Может быть, сработало (как говорил потом наш мастер на курсе) желание всегда удивляться. Каждый раз видишь что-то интересное, и внутри захватывает дух. Потом эти впечатления нужно куда-то выплескивать. Я делал какие-то журналы. Помню, вырезал фотографии животных, наклеивал и подписывал: вот мама, вот папа… И они были удивительно похожи. Наблюдал за эмоциями знакомых – и им подбирал картинки зверей с похожими выражениями. И было точное попадание. Потом папа, который все время рассказывал какие-то истории. Стихи свои он писал. Все это сформировало.

Но родители не воспринимали ваше желание стать актером всерьез?

Нет, они были против.

А почему вас отчислили за десять дней до окончания военного училища? Заслуженно?

Мне постоянно говорили: по-моему, тебе здесь не место. В конце концов я не сдал марксизм-ленинизм и еще что-то. И меня отчислили с формулировкой «по нежеланию учиться». Но с теми косяками, которые у меня были, вслух добавили: «И слава богу».

Вы как-то говорили, что в юности частенько могли подраться. А сейчас производите впечатление очень уравновешенного человека. Вы этого с возрастом достигли?

Да я и тогда был уравновешенным. Но там же огромный мужской коллектив: 1200 пацанов. Гормональный взрыв. Вы сейчас 18-летнего сюда дерните, посмотрим, какой он уравновешенный. Кровь бродит, первая любовь. Это все укладывается в нормальный мальчишеский коллектив.

А сейчас что сильно может разозлить?

Иногда несправедливость очень раздражает. Сейчас же мы цепляемся по политическим вопросам, и они нас ставят на крайние рубежи. И до сих пор по принципиальным вопросам могу пойти до конца. Заднюю не включу.

Пазлы совпали – и все

Поддубный фильм, Михаил Пореченков
Фото
Ражден Гамезардашвили/«Антенна»

Когда вам задают вопрос о встрече с женой, вы говорите, что вас свел ангел. Как считаете, мужчине надо пройти определенный путь, чтобы встретить своего ангела?

Думаю, да. Если ошибок не будет, я даже не понимаю, как это?

Кажется, режиссер Джим Джармуш сказал, что любовь – это принятие человека таким, какой он есть. Если ты пытаешься замечать недостатки, это трудно назвать любовью. Согласны?

Я думаю, что любовь – это желание прикасаться. Ты хочешь трогать, хочешь слышать голос. Ты вообще недостатки не видишь, видишь только достоинства. И сам спрашиваешь: что во мне не так? А тебе говорят: все так! Я всегда говорю: детальки подходят. Пазлы совпали – и все. И тогда получается большой интересный мир.