дагестанская свадьба
дагестанская свадьба
Фото №1 - Моя большая дагестанская свадьба

День первый. Цена вопроса

Два серебристых «мерседеса» несутся по горному серпантину – сигналя проезжающим машинам, подрезая друг друга и притормаживая в опасной близости от края дороги. Один из них выскакивает на встречную полосу и, чтобы избежать столкновения с летящим навстречу «жигуленком», проскакивает между блокпостом и милицейским ограждением. Чудом уцелевшие гаишники не пытаются догнать нарушителя. Свадьба в Дагестане – это святое. Пока все живы, аварцы имеют право на честную джигитовку.

Помимо «мерседесов», свадебный кортеж состоит из «лэнд крузера» и «кайена», который, как и в Москве, поставляется в стандартной комплектации – с блондинкой в салоне. Правда, здесь блондинка сидит за рулем и по лихости вождения мало чем уступает мужчинам.

Рубли в клеточку и в линеечку

Пока счастливые родители Аиды принимают поздравления, у самого входа, тихо и незаметно, происходит едва ли не самое главное действо. За накрытым столом, разложив между тарелок и стаканов школьную тетрадку в линеечку, родственницы невесты собирают деньги, складывая их в большой пластиковый пакет и занося убористым почерком приходные данные – такой-то дарит молодым 600 рублей, да благословит Аллах их на долгие годы и да пошлет им столько же сыновей, сколько было волос в бороде у Пророка. Такая же тетрадка, но в клеточку, появится позже на свадьбе жениха. Дагестанская свадьба – это честный отъем денег у населения. Считается, что минимальная сумма, которую прилично подарить, – 500 рублей. Но большинство гостей дарят 1000, а то и больше. Причем, если гость приглашен на обе свадьбы, и к невесте, и к жениху, он несет наличность и туда, и туда. Если семьи не очень обеспеченные, то деньги, собранные на свадьбе невесты, остаются родителям невесты, а деньги, собранные на свадьбе жениха, остаются родителям жениха. Те, кто живет в достатке, отдают все молодым. Если учесть, что скромная свадьба предполагает не меньше 700–800 гостей, молодым никогда не приходится начинать хозяйство с нуля.

Кроме того, все деньги, которые гости кидают во время танца невесты с женихом и невесты с мужчинами-гостями, тоже остаются молодоженам. В результате обычно набирается еще тысяч 150–200.

– Слушай, Марат, а какая в Дагестане средняя зарплата? – спрашиваю я у дяди жениха, когда мы сбавляем газ, чтобы взглянуть на Буйнакский перевал. В ослепительно голубом небе реют соколы. Ветер пахнет Каспием. Невысокие горы, поросшие заполошными мелкими цветочками, лежат крупными складками, как кожа шарпея. Из этой безмятежности сообщения СМИ о том, что здесь скрываются боевики-ваххабиты и раз в неделю кого-то взрывают, кажутся нелепой пропагандой.

– Ну, простые люди тысяч 5 имеют.

– Значит, родители молодоженов – люди непростые?

– Да нет, что ты, конечно, простые. Отец жениха – таксист. Мама не работает. Отец невесты – инженер, мама – в кафе повар. Так никто же на зарплату не живет, все крутятся. А потом, к свадьбе с рождения детей готовятся.

За три часа до этого в банкетном зале «Венеция» в центре Махачкалы собралось 350 человек. За плотно сдвинутыми столами мужчины и женщины сидят по отдельности, притертые друг к другу, как горошины в стручке. Старухи в национальной одежде и с платками на головах едят хинкал и рассматривают молодежь. Молодежь стреляет глазками по сторонам. Большинство девушек, несмотря на 43 градуса в тени, – в длинном и темном. Со всех сторон доносится: «А ты видела, как он на меня посмотрел? А это чей родственник?» На столах – минеральная вода, фрукты, сочащиеся маслом конвертики долмы и почти домашние по виду и вкусу салаты. Алкоголя не видно, но стоит девочкам попросить шампанского, как его тут же приносят и наливают. И девочки, пригубив пару глоточков, стайкой отправляются танцевать.

Во главе стола в центре зала – молодожены, Омар и Аида. Это – свадьба невесты. Здесь ее родители и родственники, подружки и соседи. Отсюда жених заберет ее на свою свадьбу – в Буйнакск, к своим гостям и своей семье. А пока оркестр играет лезгинку и тамада заходится в красноречии, объявляя следующий номер – танец восточной красавицы Лейлы, – и в проходе между столами появляется девчушка лет 10, лихо двигающая бедрами и позвякивающая монистами.

Фото №2 - Моя большая дагестанская свадьба
Фото №3 - Моя большая дагестанская свадьба
Фото №4 - Моя большая дагестанская свадьба
Фото №5 - Моя большая дагестанская свадьба

Но вот жених и невеста встают из-за стола – пора ехать на вторую свадьбу. И вскоре кортеж несется, оглушительно сигналя, по улицам Махачкалы – мимо билбордов, на которых группа «Бутырка» представляет «лучшие хиты за 10 лет», мимо кур-гриль «Феникс», ресторана «Маг Дональд» и магазина исламской одежды «Арафат», мимо хрущевских пятиэтажек, выложенных плиткой в арабском стиле, и пасущихся у обочин коров – восток есть восток.

И когда спустя час мы оказываемся в очередном банкетном зале со сдвинутыми столами, хинкалом, газировкой «Буратино», но теперь уже и дорогим алкоголем, все повторяется – тосты, лезгинка и летящие вверх деньги.

Аида выходит в центр круга в платье цвета кофе с молоком, с рукавами-буфами. Белое от пудры лицо почти неподвижно, рыжие локоны падают на голые – в последний раз – плечи. Ни на кого не глядя, она движется между мужчинами, которые выскакивают перед ней в танце. Под ноги падают смятые сторублевки, и дети кидаются за ними, словно за мячами на Уимблдоне.

День второй. Мужчины и женщины

Изначально Аида не собиралась выходить за Омара. Познакомились они год назад – соседка Аиды выходила замуж за друга Омара. А потом он стал за ней ухаживать, и она поняла: «Он – мой человек. Это было мое решение». В Дагестане, где еще существуют браки по сговору родителей, это важно.

Фото №6 - Моя большая дагестанская свадьба
Фото №7 - Моя большая дагестанская свадьба
Фото №8 - Моя большая дагестанская свадьба
Фото №9 - Моя большая дагестанская свадьба
Фото №10 - Моя большая дагестанская свадьба

Правду она говорит или соблюдает традицию – не понять. Местных девочек воспитывают с идеей, что мужчины должны их добиться. «Если парень захочет, он придумает, как меня найти», – объясняет мне подружка Аиды. Подобная уверенность может существовать только в городе, где все друг другу – братья, кунаки и соседи.

– Ты мужа должна бояться? – спрашиваю я Аиду.

– Бояться? – она растеряна. – Нет, уважать должна. Семья дает чувство уверенности. Нас с детства учат, что в браке нужны терпение и смирение. Каждая девочка знает: она вырастет, выйдет замуж и будет заботиться о муже.

Еще меня уверяют, что каждая девочка знает, что муж будет единственным мужчиной в ее жизни – местные женщины держатся за свою невинность так же твердо, как мужчины – за свою нефть. Что логично: и то и другое – приватизация недр, неопровержимый аргумент в будущем сватовстве.

Папа, подари!

Вопрос приданого и калыма обсуждается во время сватовства. Родители жениха должны предоставить молодым жилье – отдельную квартиру или свои комнаты в доме. Они же покупают невесте украшения и целый чемодан одежды. «Мне подарили норковую шубу Black Lama – до колен, с капюшоном, очень красивую, а еще золото – цепочку, браслеты, кольцо и серьги с бриллиантами, сапоги, туфли и сумки, белье, вообще всю одежду – зимнюю и летнюю, – перечисляет Аида. – Одели от и до, поэтому я даже не взяла ничего из дома родителей. Со временем я, конечно, поеду туда, что-то заберу, что-то раздам, но пока мне ничего не нужно».

Родители невесты покупают мебель – кухню, спальню, гостиную – и все, что потребуется в хозяйстве: от постельного белья до ершика для унитаза. Откладывать деньги начинают с рождения детей. Мамы маленьких мальчиков гордо рассказывают, что уже приготовили все золото для будущих жен.

Правда, кровавых простыней гостям не выносят, но и в ЗАГС не спешат. Потому что главное – это магари. Ритуал, который проводит мулла. Аида с Омаром до ЗАГСа так и не дошли.

– А что было бы, если бы вы расписались, а магари не сделали?

– Так нельзя, это грех.

Зато можно сделать магари и завести себе вторую жену. Это не грех. Зато можно с женой развестись, сказав три раза: «Ты мне больше не жена». Зато развод – вещь почти немыслимая.

Но за поверхностной патриархальностью скрывается что-то еще – трудноуловимое ощущение гармонии, которую эти люди сохранили. И Аида, и Пати, и Марьям выглядят гораздо более счастливыми, чем большая часть моих московских знакомых. Дагестанские девушки работают. Они прекрасно выглядят и не производят впечатление забитых и покорных. А на мужей своих смотрят с такой любовью, которую за здорово живешь не сыграешь.

«Ну, ты пойми, Бог – не фраер. Какими он создал аварских мужчин, такими же он создал и аварских женщин. Под горячую руку лучше не попадаться», – объясняли мне знающие люди.

Фото №11 - Моя большая дагестанская свадьба
Фото №12 - Моя большая дагестанская свадьба
Фото №13 - Моя большая дагестанская свадьба
Фото №14 - Моя большая дагестанская свадьба

Я слушала и думала: «А на что может надеяться обменять свою невинность русская девушка? Что ждет ее в Москве, Питере, Елабуге? Изматывающая охота на пугливого метросексуала и долгий процесс его приручения, в то время как герой дня будет мучительно разбираться со своей айдентити и пытаться понять, чем он отличается от девушки. Не то в Дагестане – это край честных натуралов: по-пацански порывистых и старомодно романтичных в своих порывах, щедро готовых поделиться с миром избытком тестостерона». Приходится признать – многие русские девушки с удовольствием променяли бы свои роли второго плана в сериале «Секс в большом городе» на главную роль в мелодраме со свадьбой на 500 гостей, деньгами на ветер и джигитовкой на «мерсах». Один раз живем.

А невинность? Что – невинность: дагестанцы люди веселые и деловые, всегда можно договориться.